Расклады в оппозиции, сентябрь-2015

Виктор Корнеенко,

С началом нового учебного года в школах и меня потянуло извлекать уроки из участия в прошедшей части политической кампании, называемой по инерции "президентские выборы". Основой анализа послужили, в основном, многочисленные рассуждения, комментарии и посты в интернет-пространстве о кампании и сопутствующих ей событиях.

Об отсутствии большой интриги на этих «выборах» аналитики-политики и всевозможные эксперты высказывались еще задолго до начала действий. И о причинах такого положения дел говорено-переговорено, поэтому повторяться еще раз, видимо, смысла нет.

Казалось, в оценке ситуации сходились все, вовлеченные в тему и не входящие во властные структуры, ну, а споры вызывали лишь два классических вопроса: кто виноват и что делать?

Исходя из ресурсных возможностей и сложившегося положения дел, в ОГП определили свои, реалистичные цели использования кампании по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок». В то же время анализ выступлений интернет-политиков, аналитиков, а иногда и журналистов показывает, что многие из них по инерции оценивают ход кампании как взаправдашние выборы, способные повлиять на расстановку сил, вроде как, по волеизъявлению народа.

Прежде всего, об этом свидетельствуют сердечные советы партиям отказаться от участия ибо «все равно победить невозможно»! Парочка недавно посчитавших себя оппозицией военных, надо понимать, удивившись, что в демократическом сообществе не ходят строем и не работает принцип единоначалия, до сих пор требуют всех и вся распустить и создать нечто новое, управляемое!

Иные унюхали в кампании «запах мертвечины», видимо, потому, что, в отличие от кампании предыдущей, они не могут ее «озонировать» своим участием.

Кое-кто требовал подчиниться решению только им известного «большинства» или просто, по-доброму, рекомендовали «не позориться»!

Здесь я не беру в расчет пустопорожние, ничем не подтверждаемые заявления о легитимации режима любым участием, поскольку только глупцу не понятно, что здесь дело обстоит с точностью до наоборот. Готов полемизировать на этот счет с любым оппонентом и в любом режиме!

В общем и целом решение ОГП на обусловленное участие в кампании считаю правильным и относительно результативным, но еще раз напомню, «выборами» всю эту работу мы изначально не считали. В решении Политсовета было сформулировано несколько требований, без выполнения которых ОГП не «оставляла за собой право выйти из кампании», как это зачастую делается, а однозначно заявляла, что в случае их невыполнения кандидата от ОГП не будет в бюллетене для голосования.

Требования известны, они касались освобождения политзаключенных, гарантий включения в избирательные комиссии ВСЕХ представителей оппозиции и закрепления нормативным актом прозрачной процедуры подсчета голосов избирателей.

Из сказанного не следует, что, мол, и подписи нам были не нужны! Нужны. И мы стремились собрать необходимое их количество, однако не получилось! Полагаю, следует признать в этой связи и слабое функциональное состояние организации, недостатки в менеджменте, в том числе и мои личные, и многое другое. Внутрипартийная разборка по этому поводу еще произойдет, но сейчас не об этом.

Нельзя победить, не участвуя в сражении! Это первый и основной вывод. Да и новые политические лидеры на семинарах или за клавиатурой не рождаются.

К плюсам кампании ОГП следует отнести то, что она изначально не превратилась в технический сбор подписей. Тематические пикеты, работа с предпринимателями на рынках, поездки лидеров по малым городам, раздача информационной продукции с идеями организации и ответами на современные вызовы следует продолжать и дальше, пользуясь временной оттепелью.

Немало интернет-рассуждений касается того, кто из претендентов попал в общественное мнение, а кто промахнулся. Мы в это общественное мнение даже и не целились.

Например, один ФБ-активист, якобы, десять лет изучающий менталитет белорусского народа, по сути, безапелляционно заявил, что успешному политику всегда следует говорить то, что нравится слушать людям. Безусловно, знать общественные настроения необходимо хотя бы для того, чтобы глубже разобраться в проблеме, но сводить все к тому, будто я и есть олицетворение всех ваших желаний — большой грех.

Ранее мне уже приходилось обсуждать подобного рода приспособленчество. Исходя из этой логики и думая о своей репутации, ОГП не стремилась понравиться всем, а обращалась за поддержкой к тем, кто разделял наши взгляды и кому они важны.

Возникшая ближе к концу «собирательного» этапа небольшая интрига с количеством подписей всех поставила в довольно сложное положение: сказать правду или повторить «успех» вслед за большинством команд 2010 года.

Опытные сборщики подписей отмечают огромную разницу между той и этой кампаниями. Практически все наши волонтеры (в полном смысле этого слова!) уже после первых попыток заявили о низкой эффективности сбора подписей по квартирам, поскольку в летние вечера город более чем наполовину пуст. Немало людей в августе уходят в отпуск, но еще больше просто живут в это время на дачах.

Вряд ли нужно доказывать, что у ОГП, например, в Минске было значительно больше пикетов, собравших около 20 тысяч подписей, чем у тех, кто, якобы, преодолел и 50-тысячный барьер.

Имеющие опыт в сборе подписей без труда рассмотрели фальшь и поняли, что без участливой поддержки власти регистрацию мог бы получить лишь один вечный кандидат, да и то исключительно благодаря административному ресурсу.

У нас не было дискуссии по вопросу врать или говорить правду, но все же немой вопрос в воздухе висел. Полагаю, штаб осознавал некоторые политические потери, но о том, чтобы встать в один ряд с «говорящими правду» лгунами, никто и не помышлял.

После официальных сообщений о количестве собранных подписей БНФ и БСДП (Г), полагаю, смысл утверждения лидера партии «Справедливый мир» Сергея Калякина о том, что будут зарегистрированы только провластные кандидаты, стал очевидным.

В любом случае, заявление соцдеков и БНФ, как и откровенные признания не собравших необходимое количество подписей, дает основания утверждать, что после 2010 года в оппозиционной среде начинает преобладать моральность. Большинство организаций не пожелали подыгрывать власти, не стали устраиваться к ней на службу в качестве карманных оппозиционеров.

И начатый сегодня процесс ее переформатирования, хочется верить, будет проходить с учетом и этого обстоятельства. После трюков с подписями, надеюсь, многим стала более понятна позиция тех политических сил, которые были против выдвижения кандидатов на предполагаемый Конгресс по выборам «единого» таким ловким способом, как сбор подписей. Они хорошо знали «способности» своих оппонентов, и время показало, что не ошиблись.

Видимо, самой приятной неожиданностью этого периода стало освобождение политзаключенных. Во-первых, люди, попавшие в заключение за свои убеждения, стали более свободными. Во-вторых, очевидно, что при определенных обстоятельствах режим вынужден идти на уступки, а значит, с ним можно бороться.

Конечно, без давления Запада такое решение сегодня было бы вряд ли возможным, но и ожидать от международного сообщества давления на режим, не предпринимая никаких действий внутри страны, тоже наивно. Помогают тому, кто сопротивляется.

В этой связи важно, что мероприятия солидарности с политзаключенными, включая попытку регистрации инициативной группы Николая Статкевича, проходили и в период сбора подписей. В конце концов, наступил момент, когда западные политики заняли в этом вопросе жесткую принципиальную позицию, и авторитарный правитель вынужден был пойти на уступки.

Очевидно, что это его решение принималось под обещания расширения сотрудничества Беларуси со странами Запада. С большой долей вероятности можно также утверждать, что свобода для политзаключенных будет «оплачена» положительными оценками международных наблюдателей «выборов». Но, в любом случае, плюсов здесь значительно больше, чем минусов. Встречи узников совести, их первые интервью вызвали большой интерес и активно обсуждались на самых различных интернет-ресурсах.

При всем уважении к освобожденным друзьям по несчастью Николая Статкевича, многие связывают надежды на перемены именно с его выходом, некоторые даже ждут чуда. Очевидно, выдержав такие испытания, он и сам планирует сыграть значимую политическую роль. С моей точки зрения, кредит доверия будет тем больше, насколько вразумительнее и конкретнее будут действия.

В этой связи, откровенно говоря, мне не совсем понравилась предложенная на пресс-конференции идея «отмотать» выборы в их начало. Требование красивое, но на сегодняшний день утопичное. В Беларуси нередко создаются коалиции, союзы и объединения, но чаще всего дело ограничивается совместным заявлением или декларацией.

По-моему, объединяющим началом могла бы стать совместная заинтересованность вернуть в страну открытые и свободные выборы как механизм сменяемости власти. У ОГП есть вполне конкретные предложения по совместной практической работе в этом направлении как на оставшийся период кампании под названием «президентские выборы-2015», так и на перспективу.


Об авторе.

Виктор Корнеенко. Родился в 1957 году на Могилевщине. Закончил Гомельский политехнический институт по специальности инженер-экономист. Общественно-политическую деятельность начал с середины 80-х годов в рабочем движении. В 1989-м был избран Народным депутатом СССР. Инициатор создания ряда общественных объединений на Гомельщине и в Беларуси в целом. В 1990 году депутаты от списка возглавляемого им «Гомельского клуба избирателей» победили на выборах в Гомельский горсовет. С 1991 года — первый заместитель Гомельского горсовета. После избрания президентом А.Лукашенко добровольно подал в отставку. C 1992 года — член ОГП. В 2001 году — заместитель начальника штаба кандидата в президенты Семена Домаша. В 2005-2006 — начальник штаба, заместитель начальника штаба кандидата в президенты Александра Милинкевича. До сентября 2011 года — заместитель председателя движения «За свободу». С 2011-го — сопредседатель незарегистрированного общественного объединения «За справедливые выборы».

Новости по теме

Новости других СМИ