Милинкевич: Мы в фарсе не участвуем. Надо иметь достоинство!

МЛ, belsat.eu

Лукашенко не знает, что делать со страной, а тем временем Беларусь ожидает новая перестройка.

Лидер движения "За свободу" в интервью "Белсату" комментирует избирательную кампанию и перспективы перемен.

- Как вы оцениваете текущую избирательную кампанию?

- 20 лет в стране нет реальных выборов, и мы знаем, почему. Я их не признаю, пока не будем вместе считать голоса. Поскольку нас нет в комиссиях, выборы признать трудно. Но эта компания совсем печальная: «ни рыба, ни мясо». Такое отношение видно и у власти, и в обществе, и у оппозиции.

- Чем нынешние кандидаты отличаются от предыдущих?

- От президента многое зависит. Что будет со страной. А ни один из кандидатов еще не сказал (а им и не дали такой возможности, например, на телевидении), что за программа, куда пойдет страна, какие будут перемены. Лукашенко доволен, что система под полным контролем. Но дает ли это ему самому перспективу? Ведь он не знает, что делать со страной. Он не имеет ответа, поэтому он и не будет принимать участия в дебатах. Просто, когда нет другого, то будет этот. А это не ответ на вопрос в политической борьбе во время президентских выборов. И он понимает, что сейчас очень большие проблемы в экономике. И он не знает, как их решать, потому что поле зачищено. Просто выжженно это поле – политическое, общественное. Что дальше? Ответа нет.

- За кого вы будете голосовать?

- Я сразу скажу, «Движение За Свободу» приняло решение и мое – такое же: мы игнорируем эти выборы. Потому что не желаем в таком фарсе принимать участие. Я считаю, что это правильно. Просто нужно иметь достоинство! Честно говоря, мне не очень хочется даже комментировать конкретные персоны, так как они никакой роли в нашей политике не играют. Это определенные фигуры, которые что-то говорят, но никому это не интересно, про них забывают на следующий день после выборов. Потому это не политика, и они – не политики. Это просто спектакль. Раньше это была имитация, а сейчас – фарс. Это самое страшное, что происходит со всеми нами. Думаю, такое «замораживание ситуации» отзовется в ближайшее время. Я не нагнетаю, я хочу, чтобы все чувствовали: надо брать на себя ответственность и менять многое. Нужны перемены. Как они произойдкт? Лучше эволюционным путем, нежели революционным. В состоянии ли власть это сделать? Я не знаю ответа. Лучше, чтобы власть начала, но надо менять систему.


Хорошо, когда участвуют такие люди, как Татьяна Короткевич. Она симпатичный человек, умный человек, я ее знаю. Другое дело, она идет по договоренности с властью. И эти тайные договоренности, в чем имеются подозрения. А если она свободно идет и сама по себе – это другое.

Я не против того, чтобы было оппозиционное меньшинство с согласия власти в парламенте, но оно должно выиграть реальные выборы. Реально собрать подписи, реально набрать голоса. Тогда оно может говорить там то, что хочет, а не то, что нужно, так как мы договорились. В этом опасность и легитимизация власти, а не то, участвуем ли мы или нет.

- Чего ждать после 11 октября?

- Всегда надо думать, что будет на следующий день после выборов. Оппозиция об этом должна думать, будет ли лучшее, более динамичное общество, более смелое или наоборот – депрессивное. Власть также должна задуматься. Самое плохое, когда на следующий день после выборов не будет ответа ни на один вопрос. Это есть проблема.

Я придерживаюсь мнения, что если мы не можем контролировать улицу, если мы не можем обеспечить там отсутствие провокаций (а они были, например, в 2010 году), то лучше не выводить людей. Потому что очень важно не только позвать людей, я позвал в 2006 году, важно нейтрализовать провокации. А если не можешь этого сделать и провокации могут быть использованы против страны, в этом случае лучше не звать людей. Нужно нести ответственность за людей и за судьбу страны.

- Есть ли в Беларуси свой лидер?

- Я думаю, наше будущее зависит не от того, появится ли лидер – красивый, на белом коне и с саблей и поведет вперед. Оно зависит от состояния общества. Общество сегодня более опытное, более разумное и меньше хочет возвращаться в Советский союз – это уже хорошо. Было время, когда половина хотела в Европу – тоже замечательно. Я считаю, что очень важно широко работать с людьми. Это старая фраза. Некоторые говорят: говорите, а мало что сделали. Другого не будет. Только когда общество поверить в себя. Сравнит нашу судьбу и нашу работу с соседними странами. Только тогда обществу будет нужна серьезная оппозиция, консолидированная оппозиция, ответственная оппозиция. Тогда есть шанс. А не просто оппозиция сказала – и все побежали за ними. Так не делается. Все перемены происходят в самом обществе. Они идут, но довольно медленно. Важно, чтобы перемены не произошли на фоне больших экономических кризисов – тогда популисты могут победить. Поэтому надо работать с обществом: больше информации, больше веры. Надо, чтобы люди знали больше о том, как происходили перемены в соседних странах. Мы не хуже других и мы должны это сделать. И сделаем обязательно. Я думаю, что будет у нас еще раз перестройка, в хорошем смысле. Перестройка, которая дает результат и дающая веру в то, что мы не хуже других. Мы – Европейцы.

Новости по теме

Новости других СМИ