Посол Шерепка: Нельзя недооценивать Лукашенко — он умелый политик

Микола Бугай, nn.by (по инф. rp.pl)

Сикорский был наивен, он недооценивал Лукашенко, пишет бывший посол Польши в Беларуси Лешек Шерепка в весьма откровенной как для дипломата статье в газете «Жечпосполита» (Rzeczpospolita).

Лукашенко — политик умелый, говорит Шерепка, но нам с ним не по пути. Политика в отношении Беларуси должна быть продуманной, корректной и последовательной, заключает он.

Решение о начале прямых переговоров с Лукашенко принял лично министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский на фоне очередного эпизода нараставшего конфликта вокруг Союза поляков Беларуси (относительно Дома Польского в Ивенце).

«Если мы исходим из того, что с соседями надо разговаривать, то решение было правильным, — пишет посол Шерепка. — Трудно представить разговор с Беларусью без Лукашенко, единственного, кто принимает в Беларуси обязательные к исполнению решения».

Однако, пишет Шерепка, с политиками, вроде Лукашенко, надо разговаривать, держа в голове принцип «primum non nocere» — «не навреди».

«Кажется, в нашем случае было иначе, — пишет бывший посол. — У нас исходили из того, что результат интеллектуальной дуэли выпускника Pembroke College в Оксфорде и истфака Могилевского пединститута предрешен. Достаточно вступить в бой, и успех гарантирован», — иронизирует Шерепка.

«Из различных высказываний тогдашнего шефа польской дипломатии следует, что он искренне верил: он сможет убедить белорусского лидера начать процесс демократических перемен. Сикорский советовал Лукашенко воспользоваться опытом перехода Польши к демократии. Если это так, то это наивно, — продолжает Шарепка. — Лукашенко принадлежит к числу тех политиков, которые придерживаются принципа: если уж ты взял власть — не отдавай ее. Он уверен, что для своей страны он лучший выбор. А тех, кто подговаривает его перенять западные образцы управления, он считает мошенниками».

«Некоторые полагают, что истинным инициатором «открытия Беларуси» был покойный Ян Кульчик, который хотел построить в Зельве (Гродненская область) электростанцию на польском угле.

Он убеждал правительства, прежде всего польское правительство, что столь крупная (более чем на миллиард долларов) инвестиция должна привести к более тесным отношениям и в других областях. Причем, как оказалось, схема функционирования ТЭС была задумана таким образом, что, в конце концов, единственным бенефициаром должен был стать сам Кульчик.

Белорусы прикинули — и выбрали атомную энергетику.

Первая встреча Лукашенко—Сикорский произошло 25 февраля 2010 года в Киеве на инаугурации Виктора Януковича.

Сикорский специально полетел туда, ведь на собственно самой церемонии Польшу представлял президент Лех Качиньский.

Польская сторона не позаботилось о согласовании технических вопросов относительно переговоров, например, участия СМИ. Мы держали место встречи в тайне, а белорусская сторона привезла туда свое телевидение, и пришлось в авральном порядке доставлять туда польских журналистов. Главное послание сформулировал Лукашенко, который утверждал, что в польско-белорусских отношениях не существует никаких значимых проблем (что было неправдой), а поляки в Беларуси — это его избиратели, о благополучии которых он постоянно заботится. В вопросе Союза поляков Беларуси он со всей очевидностью тянул время.

Вторая встреча произошло в неудачный момент — 2 ноября 2010 года в Минске в ходе предвыборной кампании.

Сикорскому удалось уговорить поехать вместе шефа немецкой дипломатии Гвидо Вестервелле. Каждому человеку, знакомому с особенностями белорусского политического процесса, было совершенно очевидно, что независимо от того, что будут говорить уважаемые гости, их визит преподнесут и воспримут как знак поддержки действующего президента.

Сикорский столкнулся со значительным сопротивлением в собственном министерстве. Александра Лукашенко тот визит должен был повеселить. Долгая тирада насчет преимущества лесбиянок перед геями, в присутствии министров-гостей, войдет в историю дипломатии»,
— иронизирует Шерепка.
Потом была Площадь, а кандидаты от оппозиции оказались в тюрьме.

«Такой итог флирта с Лукашенко был неприятным сюрпризом для некоторых политиков в Европе. Особенно обозлились те, кто больше других инвестировал в развитие контактов с лидером Беларуси. В первом ряду критиков оказался и Сикорский. Тогдашний шеф польской дипломатии не колеблясь посоветовал Лукашенко, чтобы тот держал наготове самолет, мол, его может ожидать конец Муаммара Каддафи. Интересно, думал ли министр иностранных дел, когда таким образом компенсировал свою фрустрацию, как такая активность повлияет на безопасность и эффективность работы польских дипломатов в Беларуси?» — задает вопрос Шерепка.

Следует отметить, что Сикорский в 2014 году ушел с поста министра иностранных дел, а в 2015-м — и с должности спикера Сейма Польши.

На выборах 25 октября правоцентристская «Гражданская платформа», к которой принадлежит Сикорский, скорее всего проиграет консервативной партии «Закон и справедливость».

«Мы соседи, у нас общая история, а в Беларуси живет польское меньшинство — все это делает Беларусь чрезвычайно важной для нас страной, чтобы мы вели по отношению к ней легкомысленную политику (politykę romansową), — подытоживает Шерепка. — Политика в отношении Беларуси и ее граждан должна быть продуманной, корректной и последовательной. Нельзя недооценивать Лукашенко — он умелый политик. И вместе с тем, я глубоко убежден, что если даже спустя какое-то время случится так, что мы будем идти с ним рядом, в конечном счете нам с ним не по пути".

Новости по теме

Новости других СМИ