"Батька" на два фронта

"Газета.Ru"

Сумеет ли Лукашенко уцелеть в конфликте между Россией и Западом.

Он находится между двумя центрами мира — каждый по-своему мощный и требовательный, они постоянно его пытаются то подавить, то приручить, то обласкать, то напугать. А он идет себе своей колхозной дорогой и держит в мире странную страну — и не советскую, и не постсоветскую, не рыночную, но и не госплановскую. И в пятый раз становится президентом. Александр Лукашенко, необычный президент страны-соседа.

Президент России поздравил Лукашенко «с убедительной победой на президентских выборах». Действительно, убедил: за нового старого президента проголосовали 83% граждан страны. И даже при невероятном для демократических норм количестве проголосовавших досрочно (их было около трети, а считается, что на «досрочниках» легче всего корректировать результаты выборов) вряд ли кто-то обвинит белорусские власти в искажении народной воли. Лукашенко выбирают президентом пятый раз подряд. Ниже 79% его поддержка на выборах не опускалась никогда.

И не обвинили. На сей раз Лукашенко фактически поздравил, оценив чистоту выборов, даже Евросоюз. Устами госсекретаря Франции по европейским делам Арлема Дезира Евросоюз принял решение снять с президента Белоруссии Александра Лукашенко санкции на четыре месяца.

Сумеет ли «последний диктатор Европы» наладить отношения с Западом и при этом не поссориться с Россией?

Впрочем, все последние годы он только это и делает. При регулярных клятвах в верности Москве Лукашенко вот уже 21 год, несомненно, остается президентом независимой страны, проводит по-настоящему независимую внешнюю и внутреннюю политику. Как только отношения с одного фланга ухудшаются, он поворачивается туда, на восток или на запад, и все более или менее восстанавливается. Причем так, что сама Беларусь остается как бы и при своем суверенитете, и при своем лидере.

И все же отличие этой избирательной кампании Лукашенко от предыдущих бросалось в глаза. Пять лет назад сразу после выборов митинг оппозиции разогнали дубинками. Пятеро кандидатов в президенты были арестованы в первую же ночь после выборов. Бывший кандидат Николай Статкевич так и просидел последние пять лет в тюрьме. За полтора месяца перед нынешними выборами его отпустили вместе с другими сидельцами.

Выпустив политзаключенных, разрешив митинги оппозиции и на редкость душевно поздравив с Нобелевской премией соотечественницу Светлану Алексиевич, которая находится к нему в жесткой оппозиции, Лукашенко сделал еще более сильный ход для возможного налаживания отношений с Западом. Также он пока отказался дать разрешение на размещение российской авиабазы на территории Беларуси. Но опять в своем стиле: не сказал «нет», но отметил, что если Россия согласится передать Белапруси полк самолетов, то летать на них должны будут белорусские пилоты: «Зачем российская авиабаза, если мы можем сами обеспечить это?»

Директор совхоза, ставший депутатом Верховного совета Беларуси благодаря горбачевской перестройке в 1990-м, а в 1994-м неожиданно для всех выиграв первые президентские выборы под лозунгами борьбы с коррупцией, Лукашенко с тех пор, несомненно, стал одним из мастеров политического выживания в обоих смыслах этого слова: он прекрасно выживает сам, выживая оппонентов.

В отличие от большинства других руководителей постсоветских государств, он не просто построил государство диктаторскими методами с прицелом на пожизненное правление. Для бывших советских республик это вовсе не уникально: примерно такие же режимы по форме в Таджикистане, Узбекистане, Казахстане, Туркмении… В Белоруссии режим еще и с конкретной идеологической начинкой.

Искренний противник распада СССР, который он назвал «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века» еще до Путина, Лукашенко решил законсервировать советскую жизнь в отдельно взятой бывшей союзной республике. Вплоть до того, что даже свои указы по-ленински именует декретами, инициировал абсолютно советский закон о тунеядстве, ввел советские продпайки на промышленных предприятиях.

И при этом в соседнюю Беларусь многие ездят, не опасаясь за свою жизнь и здоровье, а напротив, даже укрепляют его там: особенно в последний год, когда Запад и Восток стали дороговаты, многие россияне отправились в Беларусь на лечение и реабилитацию. И отнюдь не поклонники советского строя, а вполне себе либерально настроенные граждане, которые и в России-то некомфортно себя ныне чувствуют.

Успешно лавируя между Россией и Западом, Лукашенко едва ли не единственный в СНГ уберег страну от политических потрясений и национальных конфликтов. Впрочем, русификация прошла в Беларуси еще в советские времена — белорусский язык и культура в СССР были в загоне, в отличие от украинской на Украине или молдавской в Молдавии.

Он блестяще использовал ностальгию по СССР и сильной руке, создав и умело эксплуатируя образ «батьки». Настоящего «отца народа».

Даже главные анекдоты про Лукашенко работают на этот образ. Вот он ведет диалог — точнее, монолог — по телефону с директором совхоза: «Да, нет, да, да, нет, да». Потом кладет трубку и произносит, устало улыбаясь в усы: «Даже картошку без меня перебрать не могут».

…Он рассорился практически со всеми, с кем шел во власть в 1994-м как молодой перспективный политик. Устранил противников, причем некоторые из них исчезли бесследно из информационного поля. Он первым из постсоветских лидеров попал под международные санкции (а с ним еще 140 белорусских чиновников). В США и ЕС его сделали невъездным. Не пустили на летнюю Олимпиаду-2010 в Лондон даже в качестве председателя Национального олимпийского комитета Беларуси. Практически официально именовали «последним диктатором Европы». Правда, в последнее время на этот титул стали претендовать и другие.

Регулярно получая от России кредиты и торговые преференции, Лукашенко так и не продал Москве главные белорусские бизнес-активы. Не признал вслед за Москвой независимость Южной Осетии и Абхазии. Поддержал новые украинские власти после свержения Януковича, причем как временные, так и уже избранного президента Петра Порошенко. Но и никогда не высказывался в пользу украинского статуса Крыма.

Зато по полной программе использовал украинский кризис для своего «возвращения в мир», сделав Минск мировой столицей посредничества.

«Минские соглашения» по Украине точно войдут в историю дипломатии и будут ассоциироваться в том числе с именем Лукашенко как хозяина встреч «нормандской четверки». Да и антироссийские санкции пошли на пользу белорусской экономике.

Однако главный вызов Лукашенко еще только предстоит. На фоне традиционно плохих личных отношений с Путиным и все более очевидного вступления России в большую игру с Западом

Белоруссия впервые оказывается настоящим, а не метафорическим буфером между Россией и НАТО.

Лукашенко, требуя у Кремля очередные экономические поблажки, всегда напирал именно на то, что Беларусь — главный союзник Москвы в борьбе с альянсом. Теперь, возможно, впервые придется по-настоящему отвечать за «славянский базар».

«Батьке» предстоит отстоять суверенитет страны (точнее, собственную власть, но это для Беларуси сейчас синонимы) и не поссориться с Россией.

Россия хочет создать в Беларуси военную авиабазу, что сделает страну в условиях конфронтации с Западом практически «прифронтовым» государством. Запад, напротив, может попытаться реваншироваться в Белоруссии за Украину. В таких условиях Лукашенко предстоит продемонстрировать чудеса лавирования. С одной стороны, он будет продавать себя России как противника «майданов» и гаранта «союзнических отношений». С другой — представать перед Западом как глава независимого государства, который не хочет попасть под военный протекторат России.

Правда, в условиях отсутствия нормальных политических институтов и слабой экономики Лукашенко все сложнее станет разводить партнеров на деньги или преференции и при этом сохранять всю полноту власти.

К тому же белорусский президент не молодеет. 61-летний «батька» явно надеется успеть подготовить своего 11-летнего сына Колю и осуществить транзит власти по наследству, как это сделал Гейдар Алиев в Азербайджане. Но сын, который уже практически стал наследником престола и медиазвездой недавней сессии Генассамблеи ООН, все-таки пока слишком молод.

Тем более Лукашенко как раз один из тех политиков, который всей своей жизнью доказывает: президентами не рождаются, а становятся.

Второй главный анекдот про белорусского лидера звучит так: «Дорогие белорусы, я устал быть президентом. Коронация назначена на среду».

Новости по теме

Новости других СМИ