Самую "элегантную" победу Лукашенко обеспечила оппозиция

Игорь Ильяш, belrynok.by

Ключевым фактором, предопределившим исход президентских выборов в Беларуси, оказалась не ситуация в экономике или война в Украине, а глубочайший кризис оппозиции и ее полная дезориентированность.

Итоги президентской кампании в Беларуси оказались абсолютно предсказуемыми. Александр Лукашенко не просто победил на выборах, а победил с рекордными показателями: по предварительны данным ЦИК, за него проголосовали 83,48% избирателей (минувший рекорд белорусский лидер установил в 2006 году – 83%). Его конкуренты набрали мизерный процент голосов: Татьяна Короткевич – 4,42%, Сергей Гайдукевич – 3,32%, а Николай Улахович – 1,67%. Явка на выборах составила 87,22%. Это чуть меньше, чем 5 лет назад, но все равно достаточно для того, чтобы все разговоры о бойкоте выглядели малоубедительными.

Белорусские наблюдатели отказались признать выборы свободными и демократичными, указав на полную непрозрачность процедуры подсчета голосов и другие нарушения. Наблюдатели БДИПЧ ОБСЕ высказали свое разочарование белорусскими выборами, традиционно отметив, что Беларуси еще предстоит пройти значительный путь к выполнению международных обязательств по демократическим выборам.

Евросоюз, в свою очередь, ожидаемо принял решение о приостановке действия санкций в отношении белорусский властей. Последнее, правда, к демократичности или недемократичности самих выборов в Беларуси вообще не имеет никакого отношения. Скорее можно считать, что белорусские власти получили своеобразное вознаграждение от ЕС за свое беспрецедентное самообладание: ведь в августе они освободили всех политзаключенных, за последующие полтора месяца не набрали новых и даже не стали разгонять малочисленные акции протеста в центре Минска.

НЕВЫНОСИМАЯ ЛЕГКОСТЬ ПОБЕДЫ

Пожалуй, единственным полусюрпризом этой избирательной кампании оказался крайне малый процент, который, согласно данным ЦИК, набрала на выборах Татьяна Короткевич. Конечно, никто не рассчитывал, что в цифрах Центризбиркома отобразится рейтинг Короткевич по данным НИСЭПИ (то есть 17,9%), однако многие предполагали, что власти ей дадут все же больше, чем обычно дают оппозиционным кандидатам на выборах. Мол, это будет своеобразной благодарностью за бесконфликтный стиль поведения. Однако оказалось, что никаких бонусов статус «оппозиции-лайт» в себе не несет, что, кстати, не без злорадства было воспринято недоброжелателями Короткевич в среде самих демсил.

Впрочем, и сторонники «игнора» (бойкота) ничем похвалиться не могут, ведь серьезно повлиять на уровень явки им так и не удалось.

Победа же Александра Лукашенко, без сомнения, оказалась самой «элегантной» начиная с 1994 года, хотя бы потому, что на этот раз после президентских выборов белорусскую власть впервые ожидает не ухудшение внешнеполитической ситуации (то есть отношений Беларуси с ЕС), а напротив, ее улучшение. Также эта победа оказалась и наиболее легкой, ведь если в 2006 и 2010 годах успеху Лукашенко хотя бы потенциально угрожала «Площадь», то на этот раз никаких угроз не существовало даже теоретически.

В том, что президентские выборы-2015 окажутся самой простой избирательной кампанией за 21 год нахождения Лукашенко у власти, никто не сомневался изначально. Однако вопрос, что же стало ключевым фактором подобной «невыносимой легкости», требует некоторого осмысления.

УКРАИНА И КРИЗИС

Накануне избирательной кампании большинство экспертов выделяли два основных фактора, которые должны были определить характер президентских выборов 2015 года: это события в Украине и экономический кризис. Предполагалось, что события в Украине станут козырем в руках властей: люди начнут еще больше бояться перемен, будут менее критично относиться к власти, да и оппозиция не рискнет идти на жесткое противостояние, опасаясь спровоцировать российское вмешательство. Разумеется, в противовес событиям в Украине экономический кризис играл уже против властей, ведь извечный лозунг о белорусской стабильности рушился прямо на глазах: достаточно сказать, что с декабря 2014-го по август 2015-го рубль девальвировал относительно доллара на 60%.

Но в действительности влияние этих двух факторов на выборы-2015 оказалось сильно преувеличенным.

Безусловно, и Украина, и экономический кризис полностью определили предвыборную риторику кандидатов. В программе Лукашенко идея сохранения мира и независимости явно главенствовала над собственно предвыборными обещаниями, которых в сравнении с предвыборной программой пятилетней давности значительно поубавилось. Риторика же Татьяны Короткевич была построена на констатации очевидных неудач существующей экономической модели и обещаниях изменить положение дел исключительно мирным путем (лозунг кандидатки так и звучал: «За мирные перемены»). Недопущение революционных потрясений и сохранение мира было главным лейтмотивом предвыборных выступлений и двух других кандидатов в президенты – Сергея Гайдукевича и Николая Улаховича.

Однако Украина и экономический кризис принципиально не повлияли на расстановку сил в белорусском обществе.

ШАЖОК К РЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ

Это может показаться парадоксальным, но расклад сил в белорусском обществе с 2010 года изменился несильно, несмотря на разные потрясения последних пяти лет. Более того, анализируя общественные взгляды, можно прийти к выводу, что условия для революции сейчас были даже более благоприятные, чем 5 лет назад.

Так, согласно данным НИСЭПИ, сегодня в оппозиции к действующей власти считают себя 20,7% белорусов, а в 2010-м таковых было 14,9%. Накануне выборов 2010 года за Лукашенко готовы были голосовать 48,2% избирателей, а сейчас – 45,7%. Пять лет назад для 48,3% белорусов было важнее сохранение нынешнего положения дел в стране, нежели его изменение. Сейчас за сохранение ситуации «как есть» ратуют только 33,3%.

Даже протестный потенциал, который из-за близости войны в Украине должен был, кажется, значительно скукожиться, в действительности почти не изменился: например, сегодня протестовать против фальсификаций выборов готовы 10,1% избирателей, а пять лет назад таковых было лишь ненамного больше – 10,6%.

Напрашивается очевидный вывод: электоральная ситуация для Александра Лукашенко в 2015 году была хуже, чем в 2010-м, хотя и незначительно. Однако в нынешнем году власть, напротив, вела себя беспрецедентно спокойно, не видя перед собой никакой, даже теоретической, угрозы. Эта полнейшая самоуспокоенность легко прослеживается в риторике действующего главы государства, пожалуй, уже с начала 2015 года: в его выступлениях практически исчезли нападки на «пятую колонну» и упоминания об угрозах дестабилизации ситуации в Беларуси извне, а также полностью отсутствовали обещания новых достижений в социально-экономической сфере.

ЭЛЕГАНТНОЕ ПОРАЖЕНИЕ

В действительности ключевыми факторами нынешней президентской кампании, полностью определившими ее характер и результат, оказались катастрофическая слабость, раздробленность и дезориентированность оппозиции, а также гибель самой идеи массового протеста.

Во-первых, не решив задачу выдвижения единого кандидата в президенты, оппозиция лишилась возможности объединить свой традиционный демократический электорат и в целом всех тех, кто готов голосовать за альтернативу Лукашенко. Социологи, в свою очередь, подчеркивают, что неспособность к консолидации нанесла оппозиции колоссальный урон, ведь гипотетический кандидат в президенты, «который мог бы успешно конкурировать с Лукашенко», набрал бы голосов больше, чем действующий президент.

Во-вторых, не выдвинув единого кандидата, оппозиция не смогла выдвинуть и хотя бы нескольких сильных демократических кандидатов, что, прежде всего, связано с чрезвычайной ограниченностью ресурсной базы демсил. В результате зарегистрирован был лишь один кандидат, имеющий отношение к оппозиции, – Татьяна Короткевич, что стало дополнительным дезинтегрирующим фактором, ведь мандата единого кандидата она не получила. В итоге самой горячей частью нынешней политической кампании стали не собственно выборы, а борьба разных ветвей оппозиции между собой.

Между тем главной причиной гибели идеи массового протеста стала отнюдь не раздробленность оппозиции. Основную роль здесь сыграли психологическая травма, нанесенная белорусскому обществу разгоном «Площади-2010», тотальная система подавления гражданской активности в 2011-2015 годах, а самое главное – революция и война в Украине. Но если бы оппозиция была объединенной, важным фактором нынешней избирательной кампании вполне мог стать протест в его ограниченных формах или хотя бы теоретическая угроза новой «Площади».

Отсутствие такой угрозы и раздробленность демократических сил в итоге предопределили не только результаты выборов-2015 (сам результат вряд ли вообще существовала возможность изменить), но и ту самоуспокоенность, которую продемонстрировала власть в ходе этой кампании.

Таким образом, «элегантная» победа Александра Лукашенко на президентских выборах 2015 года стала скорее «элегантным» поражением оппозиции, кризис которой достиг своего пика.

Новости по теме

Новости других СМИ