Заморозка санкций. Официальный Минск не питает розовых надежд

Татьяна Коровенкова, naviny.by

До конца этой недели Брюссель официально приостановит на четыре месяца действие санкций в отношении Беларуси. Однако эксперты отмечают, что ожидать прорыва в экономических связях между нашей страной и Евросоюзом не стоит.

Еще 12 октября на встрече в Люксембурге министры иностранных дел государств ЕС договорились о том, что санкции в отношении белорусских физических и юридических лиц будут приостановлены на четыре месяца с их возобновлением в случае необходимости. До конца нынешней недели это решение должно быть оформлено официально и вступить в силу.


Откуда взялся черный список

В первоначальный санкционный список ЕС входили четыре человека, которые, по мнению Брюсселя, причастны к исчезновению в Беларуси политиков в 1999-2000 годах: Владимир Наумов (бывший министр внутренних дел); Виктор Шейман (бывший глава Администрации президента); Юрий Сиваков (в период исчезновения политиков занимал должность главы МВД); Дмитрий Павличенко (командир бригады спецназа внутренних войск МВД).

В декабре 2004 года, после парламентских выборов и референдума, негативно оцененных в ЕС, список пополнили глава Центризбиркома Лидия Ермошина и командир полка милиции специального назначения Юрий Подобед.

В апреле 2006 года список был расширен до 37 человек, ответственных, по мнению ЕС, за нарушение прав человека в ходе президентской кампании. В частности, в список попали Александр Лукашенко, тогдашний глава Администрации президента Геннадий Невыглас, его заместители Наталья Петкевич и Анатолий Рубинов. 23 октября 2006 года в список невъездных были добавлены еще четыре чиновника.

В октябре 2008 года, после освобождения политзаключенных и начала оттепели в отношениях между Минском и Западом, действие санкций в отношении Лукашенко и еще 35 чиновников было приостановлено. В списке остались Ермошина, Наумов, Павличенко, Шейман и Сиваков.

После жестокого разгона демонстрации в Минске 19 декабря 2010 года и последовавших за этим репрессий в отношении активистов политической оппозиции и гражданского общества Евросоюз возобновил и значительно расширил санкции.

В июле 2015 года Брюссель исключил из санкционного списка более двадцати белорусских чиновников и четыре компании. В комментарии к решению Совет ЕС отмечал, что это не означает изменения политики в отношении к Минску, просто нахождение некоторых персон и предприятий в черном списке нецелесообразно с учетом изменившихся условий.

Эксперты же заговорили о симптомах потепления отношений между ЕС и Беларусью. Оно во многом стало возможным благодаря занятой Минском позиции относительно российско-украинского конфликта и предоставлению площадки для переговоров по Украине.

К тому же президентские выборы 11 октября хотя и не соответствовали демократическим стандартам ОБСЕ, но прошли мирно, без разгонов и задержаний оппонентов режима. В ЕС посчитали, что этого достаточно для приостановки санкций в отношении всех, кроме тех четверых, что фигурировали в первоначальном списке.

Со временем в Евросоюзе поняли, что Беларусь — это не марионетка в чьих-то руках, а независимое государство, которое проводит самостоятельную политику, исходя из национальных интересов. Конечно, стечение обстоятельств также помогло Евросоюзу осознать мотивы, которыми руководствуется Беларусь при принятии каких-то внешне- и внутриполитических решений.

Мы не питаем каких-то розовых надежд, что завтра откроются все двери и Евросоюз заключит Беларусь в объятия. Но тенденция к нормализации отношений присутствует.


(министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в интервью российской газете «Коммерсант», 28 октября 2015 г.)


Инвесторы могут стать активнее

Ряд комментаторов предполагает, что белорусская власть рассчитывает на значительный рост экспорта, приток кредитов и инвестиций после снятия санкций.

20 октября на совещании по актуальным вопросам развития страны Лукашенко отметил, что «сегодня самое лучшее время для эффективной работы». «Санкции сняты. Действуйте, — заявил он, обращаясь к членам правительства. — Вы всегда говорили, что очень высокие цены на энергоносители и сырье, которых у нас нет. Все остальное имеется — технологии, грамотные, подготовленные люди. Сегодня цены на сырье самые низкие. Производите и продавайте».

Однако эксперты отмечают, что большого влияния на белорусскую экономику санкции никогда и не оказывали. Это был, скорее, имиджевый вопрос.

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов говорит, что сложно подсчитать как убытки, которые понесла Беларусь за время действия санкций, так и потенциальную прибыль от их приостановки.

«Очень тяжело измерить, каким образом санкции повлияли, — сказал Мельянцов в комментарии для БелаПАН. — Это, скорее, косвенный эффект, чем прямой. Даже европейские политики не любят называть это санкциями, а называют «ограничительными мерами». И они действительно такие весьма символические. Можно сказать, что тут эффект больше в политической плоскости, нежели экономической».

Политолог подчеркнул, что, если судить по высказываниям некоторых белорусских чиновников, санкции привели, скорее, «к консолидации политической системы и политической элиты, к такому собиранию вокруг флага».

«Говорили о том, что этот черный список — такой список лояльности и туда почетно попасть, — отметил собеседник БелаПАН. — Если говорить о воздействии на страну и на экономику, то здесь, видимо, косвенный эффект имеется — он заключается в том, что находящаяся под санкциями страна является непривлекательной для инвесторов».

По большому счету, говорит Мельянцов, инвесторы не стремятся особо разбираться, что за санкции и почему были введены. «Поскольку наложены ограничительные меры на страну, значит с ней что-то не так и лучше не связываться. Это влияет на инвестклимат, на имидж страны», — подчеркнул аналитик.

Если санкции будут в дальнейшем отменены — пока речь идет только о приостановке на четыре месяца, — то «вряд ли стоит ожидать, что будет какой-то золотой дождь», отметил Мельянцов.

По его словам, «можно говорить о том, что в среднесрочной перспективе в 5-8 лет западные инвесторы привыкнут к мысли, что Беларусь — это не страна-изгой, что она не находится под какими-то ограничениями их национальных государств, соответственно, можно в эту страну вкладывать».

Мельянцов не исключает, что заинтересованность инвесторов будет расти, если у Беларуси «все будет более-менее в порядке с экономикой и политикой».


Лукашенко отправится с визитом в Ригу?

Политолог Андрей Елисеев также отмечает, что каких-то особых экономических, финансовых плюсов в отмене санкций для Беларуси нет.

«Есть потенциальная польза в случае, если появятся дополнительные инструменты и финансирование со стороны ЕС, доступ к кредитным линиям или программам технической помощи, которые ранее не были возможны, — сказал аналитик в комментарии для БелаПАН. — А так санкции, которые были в отношении физических лиц и определенного количества компаний, даже какого-то минимального влияния на экономику не имели».

Елисеев не исключает, что сразу после приостановки санкций Беларусь и ЕС могут начать обсуждение вопросов технической помощи и кредитов. Более того, говорит политолог, если процесс продолжится, то в течение ближайших месяцев может встать и вопрос о заключении какого-то основополагающего соглашения о сотрудничестве между Минском и Брюсселем.

Елисеев также отметил, что после приостановки санкций Лукашенко наверняка будет заинтересован съездить в ЕС. Политолог предполагает, что первой страной для визита может стать Латвия.

«Она больше других склонна пригласить Лукашенко после приостановки санкций. Латвия заинтересована в обеспечении транзита белорусских грузов через свои порты», — предполагает эксперт.

Он также отметил, что приостановка санкций может слегка повысить интерес к Беларуси со стороны европейских банков и бизнесменов.

«Но они все же будут смотреть в первую очередь на инвестиционную привлекательность Беларуси и ее экономическую ситуацию, так что особых прорывов тут ожидать не стоит», — сказал Елисеев.

Новости по теме

Новости других СМИ