У последней черты

Анатолий Лебедько, naviny.by

Я не радикал и не баррикадный Гаврош, но у всего есть черта, переходить которую не рекомендуется. К чему это? Это моя позиция на заигрывания с депутатами Палаты людей, позиционирующих себя как политическая оппозиция.

Я утверждаю, что Палата представителей в ее нынешнем виде не есть парламент. И даже не отдаленная его копия. А Национальное собрание не является ветвью власти. Тогда что это? Если говорить языком дипломата, то это отдел администрации Красного дома. Причем самый бесперспективный и невлиятельный. В чем-то даже бессмысленный. Кабинет на одно окно, выходящее на задворки политической жизни. С секретаршей, которой приносят скрепки и бумагу из соседнего отдела. С наемными «депутатами», у которых четырехлетний контракт.

Если же называть вещи свои именами, то это — дама по вызову. Два раза в год она приезжает, чтобы нажать кнопку для голосования или, простите за откровенность, лизнуть исполнительную власть. Картина маслом. Реалистичная и зеркальная.

Мое второе утверждение: в 2012 году все эти «депутаты» были соучастниками тотальных фальсификаций и обмана, или, говоря языком прокурора, — преступления. Это надо еще кому-то доказывать, объяснять, за исключением фанатов клуба АГЛ?

Еще один штрих к картине маслом: избиратель по прошествии четырех лет работы не в состоянии назвать фамилии трех депутатов. Да-да, тех, кто в 2012 году, якобы, уже в первом туре получил поддержку большинства избирателей, внесенных в список для голосования. Узнаваемость спикера Палаты, формально третьего или четвертого человека в политической иерархии страны, — в районе статистической погрешности. Это не предположения, это установленный факт.

И тут возникает естественный вопрос, можно ли контактировать с «депутатами» Палаты?

Это допустимо. Но вопрос, вы с кем встречаетесь? С депутатами несуществующего парламента или работниками бессмысленного отдела лукашенковской администрации? С народными избранниками или строителями системы тупика, соучастниками всебелорусского обмана?

Вы где встречаетесь: на международной конференции «О необходимости восстановления принципа разделения властей» или в здании с вывеской «Парламент»? Это не формальности, не процедуры, это — позиция, это — действия, которые либо побуждают власть к переменам, либо демотивируют даже пальцем шевелить.

Человек, работающий в Палате по контракту, не в состоянии самостоятельно принимать решения. Вы к нему с письмом о встрече. Он с вашей челобитной — к председателю комиссии. Предком спешит в приемную к Андрейченко. Спикер Палаты набирает телефон старшего лейтенанта Пупкина или накручивают номер начальника управления Дубкина из президентской администрации. Получив инструкции с кем, как и сколько дружить, он пишет резолюцию на просьбе челобитников.

Из этих утверждений следуют очевидные выводы.

Товарищи и господа из организаций, братающихся с «депутатами» в коридорах и кабинетах Палаты, вы можете говорить что угодно, но своими действиями вы поддерживаете одноствольную систему власти. Вы инвестируете не в перемены, а в консервацию того что есть. Вы поддерживаете практику воровства голосов, а не процедуру честного, открытого подсчета голосов. Вы консервируете практику назначения, а не избрания депутатов в Беларуси. Вы вносите сумбур в головы людей, тех, кто не шибко интересуется политикой. Вы побуждаете отдельных политиков в Европе думать, что если Лукашенко назначит в Палату нескольких представителей оппозиции, то это — прогресс и шаг вперед.

Перешагнув черту, зачастую, вернуться обратно невозможно...


Об авторе.

Анатолий Лебедько. Председатель Объединенной гражданской партии. Дважды избирался в парламент. Позиционирует себя как лидер политических оптимистов.

Новости по теме

Новости других СМИ