Олег Волчек: За олигархами на нары пойдут чиновники


Следующими жертвами системы могут стать достаточно высокопоставленные чиновники: министры, замминистры, члены Совета республики.

Последняя волна арестов затронула Юрия Чижа, руководителя группы компаний «Серволюкс» Евгения Баскина, руководство компании “Франдеса”, которая якобы вывела из Беларуси через оффшоры около $45 млн.

Грянул кризис, и многие бизнесмены, считавшиеся фаворитами белорусских правителей, оказались на нарах. Некоторые – откупаются, многие - сидят.
Почему близость «к телу» не дает гарантий безопасности бизнесменам? Означает ли прекращение громких арестов, что власть утолила жажду крови? Или же наступило затишье перед бурей?

На вопросы Службы информации «ЕвроБеларуси» ответил бывший следователь, руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» (Киев, Украина) Олег Волчек.

- Почему приближенные к высшим эшелонам власти бизнесмены оказываются за решеткой?

- В Беларуси нет классического бизнеса, как в Европе, как в Америке, где действует рыночная экономика, где чиновники не могут влиять на бизнес, где есть независимые суды. Бизнес напрямую связан с демократией.

Белорусский бизнес – государственный бизнес, который работает по определенным правилам государства: он занимается бизнесом в той степени, в какой позволяет государство. А государство взамен изымает часть прибыли. «Олигархам» позволялось зарабатывать много, государство на многое закрывало глаза – лишь бы наполнялся бюджет.

Но грянул кризис, у государства закончились финансы. Бизнесмены стали скрывать большие деньги, заработанные за 20 лет правления Лукашенко.

«Олигархи» начали «договорные обязательства» перед Лукашенко, что будут поддерживать бюджет, государственные программы. Александр Лукашенко в финансовом плане – строгий начальник, для которого нет ни близких, ни друзей. Посадить в тюрьму – это способ вернуть деньги.

- В Германии прячется от правоохранителей глава «Торгового дома Кольцо» Юрий Аверьянов, а его бизнесы один за другим объявляются банкротами. Банкротство Аверьянова носит экономический или политический характер?

- Сегодня в Беларуси нет чистого бизнеса. Не только Чиж, Аверьянов, но малый и средний бизнес работает по серым схемам. Беларусь может соперничать с итальянской мафией по отмыванию денег, по выводу денег из страны.

Банкротство имеет две стороны медали. Первая – умышленное банкротство: мол, бизнес прогорел, фирма закрывается. В этом случае наступает экономическая ответственность. Если же ты не проходишь процедуру банкротства, а том наружу всплывают различные грешки, - тогда возбуждаются уголовные дела: уклонение от налогов, незаконная предпринимательская деятельность, подлог документов, создание фиктивных фирм. Например, одна крупная фирма создает 40 мелких фирм, которые работают до года; затем закрываются – и весь цикл повторяется снова. Именно так наши «миллиардеры» уводят деньги из страны. Эта схема отрабатывалась еще с 1994-ых годов, когда я работал следователем.

Я думаю, банкротство делается специально, чтобы закрыть свои неблаговидные дела, серые схемы, чтобы лишить государство возможности «доить» бизнес.

- Почему близость к власти не только не является гарантией безопасности, но, можно сказать, является зоной риска?

- Не надо жалеть «олигархов». В США за отмывание денег, за финансовые преступления садят на 20-40 лет, в Беларуси садят на 8-10 лет. Но при этом все финансы записаны на родственников, знакомых, подставных лиц. Они знают, чем рискуют; один чиновник открыто заявил: посижу 6-8 лет, зато выйду – а все деньги при мне. Бизнесмены рискуют, они знают, что рано или поздно могут прийти неприятности, но выгода оправдывает риск.

- Первая волна громких арестов схлынула. Власть утолила жажду крови?

- Следствие достаточно грамотно работает по экономическим преступлениям: вначале подбирается к мелким фирмам, средним, а затем уже выходят на крупную рыбу. Когда арестовали Япринцева – заместителя Чижа, я удивился, что сам Чиж остался на свободе. Но вначале собирается оперативная информация, изымаются документы – собирается доказательная база.

Мы увидели пока только вершину айсберга; крупный бизнес постоянно находится в поле зрения МВД, КГБ, КГК, ДФР. В Департаменте финансовых расследований достаточно профессионалов, отслеживающих «серые» схемы. Думаю, в прицеле финансовых органов следующими могут оказаться обитатели «царского села», или, вернее, из коррумпированного села. Следующими жертвами системы могут стать достаточно высокопоставленные чиновники: министры, замминистры, члены Совета республики.

- Значит, у чиновников денег не меньше, чем у «олигархов»?

- Отвод земли под строительство, приобретение выгодных тендеров – за всем этим стоят чиновники. Поэтому следующим шагом следствие проверит все тендеры Чижа. Поверьте мне, на строительстве вскроется много гнойников.

Сегодня Лукашенко надо быстрее делать границу с Россией, выставлять пограничников, которые будут ловить беглецов с мешками денег из Беларуси.
Борьба с коррупцией требует комплексного подхода.

Новости по теме

Новости других СМИ