Минск довели до Крыма

Павел Юринцев, lenta.ru

Как трактовать позицию белорусских властей по отношению к полуострову.

8 апреля глава белорусского МИД Владимир Макей на пресс-конференции, состоявшейся в рамках заседания Совета министров иностранных дел СНГ, заявил, что в вопросе статуса Крыма Минск исходит из фактической ситуации вокруг полуострова. Правда, с оговоркой, что от Беларуси никто и не требует признания Крыма. Дипломат подчеркнул также, что «сейчас важно сохранить территориальную целостность остальной части Украины». Пресловутая многовекторная внешняя политика Минска, которую руководство республики демонстрирует вот уже два десятилетия, в последнее время претерпевает существенные изменения. «Лента.ру» попыталась разобраться, как следует трактовать высказывание Макея.


Трудности со статусом

Глава МИД Беларуси говорил долго, стараясь быть сдержанным в оценках белорусско-российских отношений и всего комплекса современных международных проблем. Тем не менее несколько заявлений Владимира Макея оставили неоднозначное впечатление. В первую очередь то, что связано с позицией Беларуси в отношении украинского кризиса и статуса Крыма. По словам белорусского дипломата, сегодня в республике «есть четкое понимание, куда двигаться», основанное на осознании того, что «мы белорусы, и мы должны действовать исходя из наших национальных интересов».

Именно национальные интересы в настоящее время преподносятся в качестве основы для так называемой многовекторной внешней политики, которую формально проводит белорусское руководство. Официально утверждается, что сегодня «трений между Беларусью и Россией нет», есть лишь «домыслы и слухи, возникающие в СМИ», а потому нельзя считать, что республика — это «корабль, который дрейфует и не знает, в какую гавань прийти». И видимо, для того, чтобы у общественности двух стран сложилось именно такое впечатление, глава белорусского МИД в Москве представил свою официальную точку зрения на ситуацию вокруг Крыма: Беларусь «исходит из того, чей Крым сегодня де-факто».

Ряд средств массовой информации и аналитиков поспешили объявить, что Минск таким образом признал присоединение полуострова к России, а значит, стоит ожидать неких действий по этому поводу и со стороны Киева, и со стороны Брюсселя. На самом деле ситуация не столь однозначна, и заблуждаться насчет искренности слов белорусского министра иностранных дел не стоит. Внешняя политика Минска в последнее время свелась лишь к нейтральной и невыразительной позиции по любым спорным вопросам, в том числе связанным с Россией. Поэтому к любым заявлениям, которые звучат из уст белорусских политиков и дипломатов, нужно относиться с определенной осторожностью, и вопрос о вхождении Крыма в состав Российской Федерации — не исключение.

Минск довели до Крыма

Глава МИД Беларуси Владимир Макей. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости


С оглядкой на ЕС

Если посмотреть на действия и заявления руководства республики за последние несколько месяцев, вырисовывается интересная картина. Официально Минск абстрагировался от происходящего в Крыму, прикрываясь словами о том, что отношения с полуостровом и раньше не очень интересовали Беларусь, так как экономические и торговые связи с ним были крайне скудными. Хотя здесь белорусы явно лукавят: до кризиса между Беларусью и Крымом были довольно активные торговые отношения — в 2013 году, например, республика поставила на полуостров товаров на сумму более 145 миллионов долларов (весь товарооборот за этот же период с Арменией составил всего около 40 миллионов долларов). Не обозначить своего отношения к «крымской проблеме» в Минске тоже не могут. И не потому, что этого требует Москва: после отказа Беларуси признать независимость Южной Осетии и Абхазии, похоже, Россия перестала надеяться в международных вопросах на своего партнера по Союзному государству.

Прояснить позицию Минска требуют его налаживающиеся отношения с Западом. Нынешняя международная обстановка вокруг Беларуси заставляет руководство республики не просто говорить о том, что они выступают за «сохранение территориальной целостности той части Украины, которая осталась». Фактического непризнания Луганской и Донецкой народных республик явно недостаточно для улучшения отношения к белорусам со стороны Запада. Теперь Минску необходимо объяснить, почему за последние два года республика не прервала торгово-экономические связи с Крымом, если от этого, со слов белорусских чиновников, страна ничуть не пострадала бы. Ни для кого не секрет, что, несмотря на уменьшение количества крымских продуктов в Беларуси, их по-прежнему можно найти на полках белорусских магазинов, а белорусы продолжают поставлять свои товары на полуостров, но уже с указанием в договорах юридических адресов контрагентов «Россия, Крым».

Минск довели до Крыма

Рыбацкий поселок в Крыму.Фото: Сергей Мальгавко / РИА Новости


История вопроса

Известно, что позиция Беларуси по вопросам государственного переворота на Украине, референдума в Крыму и военного конфликта в Донбассе за последние два года не претерпела существенных изменений. Несмотря на то что белорусский МИД с началом эскалации конфликта на Майдане два года назад призывал урегулировать «политический кризис в Украине путем цивилизованного диалога при безусловном соблюдении принципов верховенства закона и без какого-либо вмешательства извне», политические отношения между Минском и Киевом не прерывались даже после переворота, когда к власти пришли нынешние киевские правители. Беларусь обосновывала это тем, что республика является нейтральным государством и дружит абсолютно со всеми членами международного сообщества. На самом деле в Минске сначала не знали, как реагировать на происходящее, а потом опасались разрушить экономические связи между двумя странами, и в результате решили, что из сложившейся ситуации даже можно извлечь выгоду — например, занять освободившиеся после ухода российских компаний ниши на украинском рынке.

Минск довели до Крыма

Александр Лукашенко, Владимир Путин, Ангела Меркель и Франсуа Олланд (слева направо на первом плане). Фото: Николай Лазаренко / РИА Новости


Поэтому тот факт, что Беларусь так и не признала присоединение Крыма к России на официальном уровне, выглядит абсолютно оправданным. Президент страны Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что не видит необходимости включаться в дискуссию по данному вопросу, так как никто в Москве от него этого не требует. При этом белорусский лидер часто сам начинал разговор о Крымской весне, словно стараясь убедить кого-то, что Беларусь не считает произошедшее правильным. В марте 2014 года он сказал, что «Крым сегодня — часть территории Российской Федерации», и ничего не изменится от того, признает это кто-то или нет. В конечном счете это заявление и легло в основу нынешней белорусской позиции по данному вопросу. Белорусы по-прежнему не хотят ссориться ни с Украиной, ни с Евросоюзом, и ограничиваются пространными рассуждениями по поводу принадлежности полуострова.

Проще говоря, на практике Минск уже давно признал присоединение полуострова к России, лишь формально заявляя о своей нейтральной позиции по данному вопросу. И если раньше белорусы могли не обращать внимания на отношение к этому со стороны Евросоюза, то теперь, когда санкции со страны сняты, игнорировать европейский взгляд на проблему уже не получается. Именно это, а не желание продемонстрировать союзническую поддержку России, является главной причиной последних заявлений белорусского министра иностранных дел. Все остальное, в том числе и реакция на это Москвы, сегодня для Минска вторично.

Новости по теме

Новости других СМИ