Власти готовят репрессивный инструментарий про запас

Татьяна Коровенкова, naviny.by

Принятые недавно поправки в ряд законов Беларуси направлены, по словам официальных лиц, на борьбу с экстремизмом и предупреждение участия белорусских граждан в боевых действиях за рубежом. Эксперты же полагают, что власти превентивно подгоняют законы под свои нужды на случай ухудшения ситуации в стране.

4 апреля Палата представителей приняла в двух чтениях проект закона «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь». Несколько часов спустя документ был одобрен Советом Республики.

По словам председателя КГБ Валерия Вакульчика, законодательство предлагается дополнить рядом норм по трем блокам. В частности, это касается противодействия деятельности экстремистских формирований, предупреждения участия белорусских граждан в вооруженных конфликтах за рубежом и недопущения использования в антиобщественных и преступных целях так называемых коктейлей Молотова.


Тюрьма теперь светит не только наемникам

Уголовный кодекс (УК) предполагается дополнить статьями «Создание экстремистского формирования» и «Финансирование деятельности экстремистского формирования».

За создание экстремистского формирования либо руководство таким формированием или входящим в него структурным подразделением предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок до пяти лет или лишения свободы на срок от трех до семи лет.

Вводится ответственность за перевозку материалов, содержащих призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующих такую деятельность.

Особо Вакульчик подчеркнул, что уголовная ответственность за экстремизм распространяется исключительно на руководителей и финансистов экстремистской деятельности, «которые в полной мере дают отчет в общественной опасности своих деяний».

Также предлагается криминализировать разжигание социальной вражды или розни путем расширения диспозиции статьи 130 УК.

Проект также расширяет административную ответственность за распространение информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности. Новая редакция статьи 17.11 Кодекса об административных правонарушениях вводит ответственность за тиражирование экстремистских материалов, в том числе не включенных в республиканский список.

Одобренный законопроект также предусматривает, что участие гражданина Беларуси или постоянно проживающего в стране лица без гражданства на территории иностранного государства в вооруженном формировании одной из противоборствующих сторон, а также участие в вооруженном конфликте, военных действиях без уполномочия государства и при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 133 УК «Наемничество», наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок от двух до пяти лет.


Спецслужбы показывают рвение

«Обычно такие пакеты ограничивающих поправок принимаются в Беларуси в преддверии больших политических кампаний, — отметил в комментарии для БелаПАН политолог и юрист Юрий Чаусов. — Однако в прошлом году (это был год президентских выборов. — ред.) подобного антиреволюционного пакета не принимали. Я предполагаю, чтобы не дразнить лишний раз западные страны и не сорвать наметившиеся диалог и нормализацию отношений с Европой. Сейчас эти заготовленные поправки были внесены и приняты».

По мнению собеседника, эти поправки были предложены прежде всего из-за стремления силовых структур продемонстрировать, что они готовы к новым вызовам. В первую очередь, это ситуация в Украине и тот характер нового типа конфликтов, которые разгораются в нашем регионе.

Что касается содержания поправок, отмечает эксперт, то «обвинение в экстремизме в нашем регионе — это довольно стандартная тема для ограничения гражданских свобод». «В первую очередь это направлено на то, чтобы огонь революций или огонь конфликтов не перекинулся на Беларусь с востока Украины», — полагает Чаусов.

По его мнению, поправки, которые касаются ужесточения ответственности за участие в боевых действиях на территории другого государства, принимались целенаправленно против тех белорусских граждан, которые участвуют в вооруженном конфликте в Украине.

Если по старым нормам их можно было привлечь к ответственности только в случае доказанного факта участия в боевых действиях за вознаграждение (по статье о наемничестве), то новые поправки позволяют привлекать к ответственности независимо от того, получают комбатанты деньги за участие в вооруженном конфликте или нет.

«Эта норма направлена на то, чтобы те граждане, которые воюют на юго-востоке Украины, не принесли свои умения в Беларусь, — подчеркивает Чаусов. — Насколько эта угроза реальна, мне сложно сказать, но спецслужбы заинтересованы демонстрировать ее реальность политическому руководству».

В условиях диалога с Западом и той ситуации, в которой сейчас находится политическая оппозиция в Беларуси, говорит эксперт, политические репрессии становятся неактуальными. «Но все равно структурам необходимо обосновывать свое существование и свои бюджеты развития», — отмечает Чаусов.


Закон подгоняют под ситуацию

В свою очередь, аналитик Юрий Дракохруст говорит, что белорусская власть «очень чувствительная и запасливая».

«Она очень болезненно воспринимает даже некие призраки угроз и дестабилизации и иногда принимает решения в превентивном порядке, — пояснил эксперт в комментарии для БелаПАН. — Мне кажется, этот пакет законов как раз именно такой превентивный характер и имеет».

По мнению собеседника, власть опасается трех угроз.

Во-первых, ухудшения экономического положения. «Пока это, в общем-то, не выходит в политическую и даже социальную плоскость, то есть не возникает серьезных, острых конфликтов, — говорит Дракохруст. — Общество, скорее, реагирует тихими бунтами: когда ввели новые коммунальные тарифы, люди ходили в ЖЭСы, скандалили, жаловались — протест приобретал такие формы. Но может приобрести и другие, особенно если это будет продолжаться долго, если ситуация еще сильнее ухудшится».

В качестве второй угрозы — и это прямо отражено в принятых поправках — власти видят вооруженный конфликт в Украине и участие в нем белорусов.

«И хотя их немного, но это, в общем-то, люди, которые приобретают там боевой опыт, опыт решения проблем с помощью автомата, — говорит Дракохруст. — В некой неустойчивой ситуации здесь они могут выступить в роли детонатора, хоть их и немного и все они под присмотром спецслужб. Но они все равно вызывают гипотетические опасения».

Еще одной потенциальной угрозой, которую видят для себя белорусские власти, Дракохруст называет возможные последствия «нового режима обхождения милиции с массовыми акциями». Напомним, что последние несколько месяцев правоохранительные органы не разгоняют и не задерживают участников любых уличных акций в Минске. На них составляют протоколы, а суды затем выносят решения о штрафах.

«Само по себе это вроде не опасно и даже, наоборот, свидетельствует о стабильности и апатии в обществе, потому что даже на разрешенные акции выходит несколько сотен человек. Вроде как беспокоиться не о чем, — говорит Дракохруст. — С другой стороны, люди видят, что кто-то выходит на улицы и власть не применяет силу. У кого там штрафы, люди не знают, но видят, что не разгоняют, и могут перестать опасаться».

Исходя из такого видения потенциальных угроз, власти и решили про запас внести в законодательство изменения, чтобы потом при желании в случае обострения ситуации можно было применять репрессивные нормы к любому человеку. «Потому что некое беспокойство о букве закона в Беларуси все-таки имеет место», — говорит Дракохруст.

В качестве примера того, что белорусские власти не впервые подгоняют законы под нужды ситуации, аналитик привел реакцию на молчаливые акции протеста в 2011 году.

«Сначала была некая растерянность властей, — напоминает он. — Потом людей начали задерживать, а затем поменяли все-таки закон, чтобы с юридической точки зрения все было чисто и можно было человека задерживать за так называемое демонстративное бездействие».

Когда принимали нынешний пакет поправок, то Вакульчик отмечал: трудно или невозможно доказать, что белорусский гражданин был наемником в Украине. «И теперь принятые изменения уже сам факт участия в боевых действиях в Украине делают достаточным для наказания, и спецслужбам не надо напрягаться», — отметил Дракохруст.

И если опасения властей оправдаются, то они будут к этому готовы, в том числе и с юридической точки зрения, резюмирует собеседник БелаПАН. «В качестве экстремизма же может рассматриваться любая протестная деятельность. И в этом смысле всё готово», — подчеркнул Дракохруст.


Резко ужесточать подход, скорее всего, не станут

При этом Дракохруст уверен, что нынешние поправки приняты не для немедленного ужесточения ситуации, а с прицелом на будущее.

«Условно говоря, если сейчас принят этот закон, то это не значит, что прямо сейчас начнут более строго изымать какие-то фотоальбомы, документы, книги и так далее. Абсолютно нет. В этом смысле надо сказать, что белорусское законодательство действует очень избирательно. Универсальности тут нет, и не думаю, что будет», — сказал аналитик.

По его мнению, принятые поправки — это не некая новая линия поведения властей, а скорее такая подушка безопасности на будущее, применять которую будут избирательно.

Например, отмечает собеседник, в конце 2005 года тоже принимался пакет «антиреволюционных» законов, которые ввели уголовную ответственность за дискредитацию Республики Беларусь и за деятельность от имени незарегистрированной организации. По последней статье посадили активистов инициативы «Партнерство».

«Но сказать, что этот закон с тех пор действует в отношении всех, кто работает в незарегистрированных организациях, нельзя, — подчеркнул Дракохруст. — Однако при большом желании очень многих можно под эти статьи подвести. Это пока не делается, но дамоклов меч висит. И люди об этом знают, и помнят, в какой стране они живут. Это тоже один из способов, каким будет действовать этот закон».

Чаусов же отмечает, что и до этого у силовых структур хватало правовых возможностей для борьбы с потенциальными экстремистами.

«Сейчас мотивация спецслужб — это продемонстрировать угрозу, механизмы ее предотвращения и заодно получить новые рычаги и ресурсы, — сказал политолог. — Принятие этих поправок, скорее, направлено на то, чтобы включить и политическое руководство страны в какие-то действия по предотвращению этих угроз».

Он отметил, что в УК «есть много статей, которые можно применять к лицам, возвращающимся из зоны вооруженного конфликта, но не все из них применимы по политическим причинам».

Например, говорит Чаусов, есть статья за поддержку терроризма и участие в деятельности террористических организаций, но ее невозможно применить к тем белорусским гражданам, которые воюют на Донбассе на стороне сепаратистов.

«Признать такие организации, как ДНР и ЛНР, террористическими Беларусь не может по политическим причинам, — сказал Чаусов. — Но теперь приняты такие законодательные меры, которые делают для спецслужб более удобным преследование комбатантов из той зоны конфликтов либо тех, кто помогает им».

Политолог также сомневается, что обновленные законы будут широко применяться.

«Думаю, что большинство этих норм имеет такой превентивный характер, — сказал Чаусов. — Напомню, что было, например, достаточно много случаев конфискации печатной продукции, информационных материалов на белорусских границах, но далеко не все из них потом признавались экстремистскими».

«И сейчас, думаю, расширения практики применения новых законов не будет, — резюмировал собеседник БелаПАН. — Хотя демонстративные акции с применением этих поправок, особенно на первом этапе их действия, исключить тоже нельзя».

Новости по теме

Новости других СМИ