Всебелорусское собрание: трудяги проголосуют за застой

Александр Класковский, Naviny.by

На Всебелорусское народное собрание «приедут толковые, грамотные трудяги», заявил Александр Лукашенко. Само же собрание, по его словам, проводится не ради пиара, а ради выработки стратегии развития страны на пятилетие. Потому «мы открыто и честно должны провести дискуссию».

Так и представляешь себе: выходит на трибуну передовой токарь (гендерный вариант: доярка), разбивает в пух да прах выкладки премьера Андрея Кобякова и компании, обрекающие страну на стагнацию, и презентует смелую концептуальную альтернативу. Зал рукоплещет, распечатки официального проекта летят в урны, Беларусь избирает новаторский путь развития.

Бред, конечно. Сценарий уже написан, и на мероприятие 22—23 июня соберут благонадежных статистов.

По итогам же совещания, прошедшего 26 мая, президент дал десять дней на доработку проекта основных положений программы социально-экономического развития Беларуси на 2016—2020 годы, которую и вынесут на Всебелорусское собрание. Но речь идет о косметических правках, а не концептуальных.


Концепции не куются на трибунах

Попытки же выставить само Всебелорусское собрание площадкой некоего мозгового штурма или концептуальной дискуссии в принципе вызывают иронию. Даже если не брать в расчет специфику авторитарного режима, который не любит сюрпризов, «отсебятины», допускает только согласованные инициативы.

Дело в том, что нигде в мире экономическую стратегию не вырабатывают простые трудяги. Нормальные трудяги объединяются в профсоюзы (не такие, конечно, беззубые, как у нас), чтобы поменьше вкалывать и побольше получать. Вот и вся стратегия работяги.

А разрабатывать экономический курс страны — это удел специалистов вроде президентского помощника Кирилла Рудого, который, в отличие от работяг, стажировался в Чикаго по программе Фулбрайта. Другое дело, что теперь главный начальник раз за разом напоминает Рудому и прочим рыночникам в окружении: вы не в не Чикаго, мои дорогие.

Более того, недавно на совещании по избирательной кампании Лукашенко дал понять, что на сентябрьских выборах в Палату представителей государство намерено поддерживать лишь тех кандидатов, в чьих программах не будет «непонятных радикальных шоковых реформ». При этом похоже, что любые реформы представляются бессменному президенту и непонятными, и радикальными, и шоковыми.


Реформы — слово ругательное


Таким образом, блок реформаторским идеям поставлен загодя. И чиновники, понимая, что дергаться глупо, подготовили, судя по всему, аморфный, эклектичный проект программы социально-экономического развития страны до 2020 года.

По утверждению независимых экономистов, которым удалось увидеть предварительный вариант, документ не отвечает на вызовы, возникшие перед анахроничной «белорусской моделью развития», так как исходит из надежд на постепенное удорожание нефти и представляет собой набор благих пожеланий без механизмов реализации. Последнее, впрочем, понятно, поскольку говорить о механизмах означает говорить о реформах, а это слово у нас табуированное.

Но даже если представить себе, что власти заготовили сюрприз и выпустят на трибуну Всебелорусского собрания глашатая непопулярных реформ, чтобы заручиться символической волей народа при их проведении, то как вы представляете себе принятие альтернативной программы с голоса? Неужели документ, определяющий курс страны, состряпают на коленке? Или закроют собрание без утверждения программы, решив взять время на разработку нового проекта по итогам проведенной «открыто и честно» дискуссии?

Понятно, что таких выкрутасов система не терпит. То, что распечатают к мероприятию, должно быть по его итогам проштамповано. Ну разве что для блезира добавят/уберут пару запятых.

К слову, Палата представителей уже одобрила 5 апреля программу деятельности правительства до 2020 года, которая, естественно, перекликается с пятилетним планом развития Беларуси. И о какой-то принципиальной дискуссии не было слышно. Все идет по накатанным рельсам. Да, правительство постфактум что-то там пересчитывает, в частности потому, что стало трезвее прогнозировать цену нефти, но о коренной переделке стратегии на пятилетку речи нет.


Станем Гондурасом?

Остается добавить, что цифры пятилетнего плана окажутся весьма скромными даже при том, что Лукашенко призвал на совещании 26 мая не давать «излишне пессимистичные оценки, по инерции скатываясь на уровень прошлых лет».

Тучные годы белорусской модели, когда ВВП прирастал на 9-11% в год, власти теперь и не мечтают повторить. Тогда ведь был расцвет не управленческой мысли, а банального нефтяного офшора, шальные барыши как с куста падали. Ныне же на совещании президент допытывался у премьера, что следует предпринять для выхода на устойчивую траекторию экономического роста хотя бы на уровне среднемирового — 2,5-3,5% в год.

Но такой рост не решит проблему отставания Беларуси от передовых стран. К тому же эксперты пророчат продолжение спада в нашей экономике и сомневаются даже в слабом ее подъеме через пару лет, если не будет структурных реформ.

То есть на них нужно идти даже ради роста ВВП, столь любимого главой государства, видимо по старой советской памяти. Хотя важнее качественный скачок в развитии страны, для чего следует менять мышление правящей элиты. А то ведь в Советском Союзе всё напирали на объемы выплавки чугуна и добычи угля, пока не прозевали уход мировых лидеров в постиндустриальную эпоху.

Да, в бумагу со вступительным словом Лукашенко на совещании вписали красивую фразу, что Беларуси в новой пятилетке «желательно остаться в тренде мировой экономики, науки, прогресса». Но, во-первых, сегодня мы отнюдь не в тренде, а — выразимся культурно — в рецессии. Во-вторых, как можно оказаться в мировом тренде, отрицая необходимость реформирования отсталой белорусской модели?

Боюсь, что наш тренд при нынешних замшелых подходах властной верхушки — это сползание в ловушку бедности, на уровень условного Гондураса.

Новости по теме

Новости других СМИ