"Многовекторность - естественная среда для маленькой страны, зажатой между геополитическими гигантами"

Надежда Калинина, Завтра твоей страны

К чему пришли постсоветские государства за 25 лет независимости и как выглядит на их фоне Беларусь?

Беларусь живет по привычке

Главным достижением Беларуси директор по исследованиям дискуссионно-аналитического сообщества «Либеральный клуб» Евгений Прейгерман называет заметный прогресс в понимании независимости и собственной субъектности в международных отношениях. И это понимание у властей выше, чем среди населения.

В то же время эксперт не видит особых достижений в социально-экономическом блоке.

— Беларусь живет по привычке, — отметил Евгений Прейгерман во время открытой дискуссии Либерального клуба «25 лет независимости постсоветских государств: что происходит с постсоветским пространством четверть века после развала СССР?».

Это минус по сравнению со странами, где есть хотя бы живая дискуссия по поводу того, как развивать экономику и социальную жизнь. И это очень серьезный вызов для тех слоев белорусского общества, которые готовы быть элитой.


Беларусь все еще терра инкогнита?

Сегодня Беларусь пытается придать реальные очертания давно декларируемой формуле многовекторной политики, считает эксперт Либерального клуба. У зажатой между геополитическими центрами малой страны есть объективная необходимости иметь хорошие отношения со всеми.

— Белорусские власти научились делать шаги в интересах страны, не переступая граней, — говорит Евгений Прейгерман.

А вот объяснить внешнему миру, что Беларусь — независимое государство, все еще проблематично.

— Те, кто знает Беларусь только по публикациям, имеют искаженное представление о нашей стране, что мешает воспринимать ее как независимое государство. Беларусь постоянно вписывают во внешние контексты и рассматривают как часть чего-то, — поясняет Евгений Прейгерман.


Мы идем альтернативным путем

Эксперт Центра гражданских инициатив (Украина) Максим Колесников считает, что Беларуси стоит быть осторожной в принятии любых масштабных шагов, чтобы не оказаться в ситуации, в которой побывали другие постсоветские государства.

— Украину, Молдову и Грузию объединяет то, что при попытке выйти из сферы влияния восточного брата они все поплатились суверенитетом и частью территорий, — объясняет свою позицию политолог.

Резкие шаги, соглашается Евгений Прейгерман, могут быть опасными. Россия смотрит на Беларусь как на часть своего мира. Запад тоже стремится записать ее в «свои». Но история показывает, что Беларусь как государство хочет быть относительно самостоятельной, жить своей жизнью.

— Главная задача для властей Беларуси — выработать понимание как у своих граждан, так и в мире, что та многовекторность, которая декларировалась все эти годы — это естественная среда бытия для маленькой страны, зажатой между геополитическими гигантами, — считает Евгений Прейгерман. — Если международные партнеры это поймут, нам не придется бояться делать резкие шаги и оглядываться на то, что происходило в свое время в Грузии, Молдове или Украине.

Украина уже озвучила свое желание двигаться в сторону западного мира, потому что с экономической точки зрения значительно выгоднее выходить на рынки другого порядка, чем Россия. По словам политического аналитика Максима Колесникова, «для Украины самоцель не вступление в ЕС, а благосостояние».

Молдова после 25 лет независимости идет по тропинке между обрывами, отмечает эксперт в сфере публичной политики Агентства «Молдсилва» (Молдова) Михаил Пашковичи.

— Война в Приднестровье разделила общество. Из-за этого страна упустила шанс быть в ЕС вместе с Балтийскими странами, — говорит эксперт. — Сейчас ей предстоит решить внутренние конфликты, найти общий язык и общее видение и двигаться к общей цели.

Грузия стремится построить демократическую страну европейского типа, предпочитая оказаться, скорее, в европейском интеграционном проекте, чем в российском, поясняет магистр политических наук, исполнительный директор организации «Кавказский дом» (Грузия) Гиорги Канашвили.

Эксперты из Молдовы, Грузии и Украины считают, что только в тесной связи с Евросоюзом их страны могут чувствовать свою безопасность и успешно развиваться. А Беларусь, вероятнее всего выбирает «другой путь».

— Это единственная форма, в которой в современных условиях возможно полноценное существование Беларуси. Стремление примкнуть к любому из больших соседей, конечно, не сотрет нашу территорию с карт, но как полноценный субъект мы не сможем больше принимать собственные решения, — предполагает Евгений Прейгерман.


Между СССР и ЕС

Проект Советский Союз закончился, никто не пытается его воссоздать, резюмирует Максим Колесников. Однако, по словам эксперта, сегодня субъектом международных отношений в регионе является только Российская Федерация. Все остальные страны остаются объектами и не могут по-настоящему «качать права».

Однако Россия на данном этапе также не станет навязывать свои интеграционные процессы, считает Гиорги Канашвили.

В то же время Европа не готова принимать новых членов.

— Ни одна из стран Восточного партнерства, стремящихся сблизиться с Западом, не получит четких временных ориентиров о том, когда сможет вступить в Евросоюз или НАТО, и в ближайшие годы ситуация в регионе кардинально не изменится, — прогнозирует грузинский эксперт.

Новости по теме

Новости других СМИ