Как скоро Лукашенко вытеснит "русский мир" из голов белорусов?

Анастасия Беленькая, Завтра твоей страны

Сможет ли вышиванка победить российскую пропаганду и кто заставит белорусов почувствовать себя полноценной нацией?

Процесс белорусизации, казалось бы, проник в каждую сферу. Сегодня даже тротуарную плитку не могут уложить без национальных мотивов. Однако пока одни маршируют на парадах в вышиванках, другие вешают на свои машины георгиевские ленточки и отправляют детей в русские патриотические лагеря.

Сможет ли власть переломить сознание большинства соотечественников в пользу национальных ценностей и сколько еще лет понадобится, чтобы полностью вытеснить «русский мир» из голов белорусов?


«В 90-х белорусы оказались по своему менталитету очень близки к россиянам»


Эксперт Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ, Вильнюс) Сергей Николюк считает, что на национальное самосознание белорусов очень сильно влияют медийные события и позиция властей.

— В ситуации нашего расколотого общества очень многое зависит от того, как поведет себя главный ньюсмейкер — Александр Лукашенко, — отмечает эксперт.

Социолог обращает внимание, что в начале 1990-х в период становления независимого белорусского государства белорусы по своему менталитету оказались очень близки к русским.

— У всех наших соседей национальное движение совпало с демократическим. Они рассматривали Россию в момент распада СССР как оккупантов, а коммунистическую идеологию как пришлую из России, — отмечает Сергей Николюк. — Но в самой России такое, по понятным причинам, было невозможно: россияне ведь не могли рассматривать коммунистическую идеологию как чужую. Поэтому, в отличие буквально от всех республик, в России национальные и демократические идеи никогда не шли вместе. То же самое произошло и в Беларуси.

Это и объясняет проигрыш в 1990-х Белорусского народного фронта, идеи которого не нашли тогда отголоска в душе у большинства белорусов, считает эксперт.

— Белорусский народный фронт как раз был представителем той идеологии, где демократия и национальная идея сливались вместе. И его лидеры проиграли. Вот она — особенность Беларуси, — подчеркивает Сергей Николюк.

Кстати, еще в 2015 году НИСЭПИ изучал отношение белорусов к «русскому миру». Мнения разделились так: «отношусь безразлично» и «отношусь положительно» — по 39%, «отношусь отрицательно» — 15% (7% затруднилось с ответом). Таким образом, несмотря на высокий уровень безразличия к проблеме «русского мира» в белорусском обществе, доля положительных ответов в 2,6 раза превысила долю отрицательных.

Так сколько же должно пройти времени, что белорусы изменились в в своем сознании?

— Если будет идти так, как оно идет, то этого не произойдет никогда. За 20 лет движения в этом направлении мало что изменилось, — заключает Сергей Николюк.


«80% белорусов идентифицируют себя достаточно четко — это очень хороший показатель»

Между тем политолог, старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов считает, что угроза «русского мира» для белорусов слишком преувеличена.

— Если разбирать каждый конкретный факт, то мы не увидим таких прямых доказательств. Взять ту же георгиевскую ленту. У активной части населения она устойчиво ассоциируется с тем, что происходит на Донбассе, с российской агрессией. Однако у большинства, как показывают данные прошлогоднего опроса НИСЭПИ, она просто является символом победы в Великой Отечественной войне. То есть те люди, которые вешают себе ленточки на машины, так, по их мнению, отдают дань уважения победе, и связывать это напрямую с «русским миром» нельзя, — считает политолог.

С другой стороны, согласно данным опроса НИСЭПИ, практически половина белорусов заявляет о желании интегрироваться с Россией. Однако, по мнению эксперта, в таких пророссийских настроениях наших соотечественников тоже «не так много «русского мира». Особенно если более подробно рассмотреть, что белорусы подразумевают под интеграцией.

— В нашем исследовании в рамках геополитических ориентаций белорусов мы предложили уже 4 варианта: интеграция с Россией, с ЕС, с двумя союзами одновременно или Беларусь как полностью независимое суверенное государство. И в этом случае поддержка России была уже не такая высокая, — отмечает политолог. — Более того, если мы спросим у тех людей, которые за интеграцию с Россией, как они видят эту интеграцию, то окажется, что за политическую интеграцию, полное объединение стран, выступает всего 6%.

Большинство же тех, кто поддерживает интеграцию с Россией, на самом деле хотели бы просто экономического сотрудничества, без полного объединения стран.

— То есть мы опять-таки видим, что это не про «русский мир», а про экономические выгоды, — поясняет Денис Мельянцов.

Все в порядке у белорусов и в плане национальной идентичности, считает эксперт. И не только сейчас, но и раньше.

По результатам переписи населения после распада СССР более 80% респондентов заявили о том, что они белорусы. И это несмотря на всю советскую пропаганду, на уничтожение всего национального, на попытки загнать в гетто все белорусское, представляя его как фольклорное, архаичное, — отмечает Денис Мельянцов. — Так что если за советское время эта идентичность не была вытравлена, то вряд ли она будет вытравлена сейчас, тем более когда эта идентичность, независимость поддерживается на государственном уровне.

Однако в силах ли государственной пропаганды склонить население в ту или иную сторону? Политолог призывает не переоценивать влияние телевизора.

— Конечно, определенное влияние есть, но оно не решающее, — подчеркивает Денис Мельянцов.

По его мнению, национальный вопрос не сильно завязан на том, что артикулируют по этому поводу власти. Роль играет фактор времени, когда белорусы привыкают к тому, что у них есть собственная страна, собственные флаг, герб, национальная сборная, свое образование, пусть оно и на русском языке, но история Беларуси преподается с национальной точки зрения.

— Вот это играет роль. А не то, что говорится с экранов телевизора. Ведь зачастую риторика бывает достаточно противоречивая. И она зависит от конкретных политических условий, — подчеркивает эксперт. — Как раз с идентификацией белорусов, с пониманием того, что белорусы – это не русские, не поляки, все более-менее в порядке.

В любом случае то, что 80% идентифицируют себя достаточно четко — это очень хороший показатель, отмечает политолог. Это свидетельствует о том, что вряд ли в ближайшем будущем можно будет повернуть этот процесс вспять.

Новости по теме

Новости других СМИ