Николай Уласевич: Лукашенко загнал себя в угол с этой АЭС


Продолжение стройки с поврежденным корпусом станет вызовом и для белорусов, и для международного сообщества.

Александр Лукашенко заявил, что уже утром 11 июля ему показали кадры чрезвычайного происшествия на строительстве Беларусской АЭС. Беларусы узнали о ЧП только 26 июля, спустя 16 дней после происшествия.

«Некоторые дописались, больше всего российские СМИ-мол, упал реактор на строящейся атомной станции в Беларуси. Да очнитесь: там никакого реактора еще и нет, там есть металлической корпус, «бочка» толщиной 20 см, в который будет помещен реактор. Мне доложили на утро, когда этот инцидент произошел. Строители перемещали его на складе, тренировались поднимать. Его подняли на мой рост, может, чуть выше, стропы не выдержали, и эта «бочка» одним краем упала на землю, с которой ее подняли», - подчеркнул Лукашенко во время поездки по Витебщине 4 августа.

«Даже если есть малейшие повреждения или царапины, мы от этого корпуса должны отказаться. И россияне говорят, что если белорусы откажутся от этого корпуса, то они привезут другой и установят. Вот и весь инцидент», - добавил Лукашенко.

О такой вероятности немногим ранее говорил и первый заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом» Александр Локшин.

Правда, слова российского чиновника пришли одновременно с известием, что монтаж корпуса реактора приостановлен.

До этого интервью обе стороны тщательно скрывали факт ЧП на стройке.

25 июля координатор кампании «Островецкая атомная – это преступление» Николай Уласевич объявил, что на строительстве БелАЭС еще 10 июля произошло ЧП: 330-тонный корпус реактора на БелАЭС упал с 2-4-метровой высоты.

26 июля Министерство энергетики подтвердило факт «нештатной ситуации» на БелАЭС, не вдаваясь в подробности. И затребовало у генерального подрядчика – российской корпорации «Росатом» все необходимые документы и сведения. Зачем, если Лукашенко знал все о происшествии утром 11 июля?..

Кстати, почему бы не показать видео происшествия и народу, на чем настаивал физик, кандидат технических наук, ответственный секретарь Комиссии Верховного Совета СССР по рассмотрению причин аварии на Чернобыльской АЭС и оценке действий должностных лиц в послеаварийный период Юрий Воронежцев? Лукашенко ведь уже просмотрел…

Слишком много вопросов по сей день остались без ответов.

Служба информации «ЕвроБеларуси» попросила прокомментировать заявления Лукашенко у координатора кампании «Островецкая атомная – это преступление» Николая Уласевича.

- Понятное дело, что упал не реактор в собранном виде (смеется). Корпус – часть реактора, которая обеспечивает его защиту. Корпус на бочку похож, но это очень важная часть реактора.

- И «Росатом», и Лукашенко говорят о падении корпуса реактора на строительство как о рядовом событии. Хотя прекрасно понимают, что в случае дефекта в корпусе реактора БелАЭС может повторить судьбу Чернобыльской атомной станции.

- Они все пытаются умалить масштабы происшествия, потому что не собираются останавливаться, а намерены достраивать атомную станцию. Но преуменьшение масштабов происшествия чрезвычайно опасно. Даже малейший дефект может привести к трагедии – здесь не до смеху.

- Лукашенко объявил о замене реактора, если будет обнаружен малейший дефект в реакторе, «Росатом» тоже подозрительно быстро выразил готовность поменять корпус на новый, хотя и убеждает общественность, что корпус серьезно не пострадал. Вас не настораживает, что после длительного молчания и последовавших попыток дезинформировать общественность стороны запели в унисон?

- На мой взгляд, из сложившейся ситуации есть только выхода два: либо менять корпус реактора, либо показывать независимым экспертам, журналистам. Время идет: могут все повреждения замазать, зашпаклевать, сделать видимость, что корпус находится в благополучном состоянии. Но коллективная ответственность, которая на самом деле является коллективной безответственностью, на чрезвычайно опасной стройке, которая несет угрозу не только Беларуси, но и всем европейским соседям, чревата. Я думаю, хватит здравого смысла, чтобы заменить корпус реактора, даже если там зафиксированы незначительные повреждения.

Хотя вряд ли в корпусе могут быть незначительные повреждения: по моим сведениям, падение корпуса произошло даже не с 4-метровой высоты, а с гораздо большей. Мои источники уверенно говорят об этом. Поэтому, предполагаю, корпус реактора придется менять, в противном случае продолжение стройки с поврежденным корпусом станет вызовом и для беларусов, и для международного сообщества.

- Островец по-прежнему гудит из-за ЧП или успокоился?

- Пару дней назад в Островец приезжал журналист Радио Свобода, побывали на одной ферме. Люди знают о происшествии давно, но говорят про ЧП как про обыденную вещь. Беларусская «абыякавасць», безраличие очень опасны, особенно в таких глобальных ситуациях.

- Лукашенко предложил Литве присоединиться к строительству БелАЭС. Как Вильнюс может отреагировать на такую инициативу, учитывая настороженное отношение Литвы к строительству БелАЭС?

- Думаю, вряд ли Литва присоединится, потому что она твердо и ясно заявила свою позицию. Слова Лукашенко понять можно: если Островецкая АЭС не будет работать на экспорт, то ее экономическая целесообразность абсолютно нулевая. Как загнанный в угол руководитель, Лукашенко, с одной стороны, пытается заговорить зубы, с другой – выдвигает изначально неприемлемые инициативы.

Думаю, это пустая затея.

Новости по теме

Новости других СМИ