НИСЭПИ сворачивает проведение опросов в Беларуси

Татьяна Коровенкова, БелаПАН

"Проводить опросы общественного мнения в обозримом будущем НИСЭПИ не сможет, поскольку опросную сеть власти разрушили", — заявил БелаПАН основатель Независимого института социально-экономических и политических исследований (Литва) Олег Манаев.

Напомним, 31 июля телеканал "Беларусь 1" показал фильм "Примат НИСЭПИ". Суть его сводилась к следующему: реальных опросов институт в Беларуси не проводит, а люди, которые в документах указаны как координаторы исследований, никакого отношения к НИСЭПИ не имеют. Таким образом, делали вывод авторы фильма, социологи под видом опросов просто "распиливают" деньги спонсоров.

Показанный фильм — не первая попытка дискредитации НИСЭПИ с помощью государственных СМИ, но никогда прежде это не влияло на работу института в Беларуси.

На вопрос, почему сейчас проведение соцопросов будет прекращено, Олег Манаев пояснил: "Предыдущие атаки властей затрагивали тех, кто работал в институте (а в нем никогда не работало более десяти человек). Но на этот раз они пошли "вглубь" — затронули тех, кто работал на институт, а это свыше 100 человек. Поэтому в обозримом будущем НИСЭПИ не сможет проводить опросы общественного мнения".

"Даже если завтра кто-то и согласился бы на такую работу, мы не можем рисковать людьми", —
добавил основатель НИСЭПИ.

Такая ситуация, по его словам, может продлиться достаточно долго. "Ни смены политического курса, ни смены власти в Беларуси в ближайшее время не предвидится, а в нынешних условиях воссоздать сеть подготовленных интервьюеров для проведения независимых от властей опросов, как это было возможно в начале 1990-х годов, невозможно", — отметил Манаев.

"Но мы найдем другие формы продолжать свою деятельность и выполнять свою миссию", — подчеркнул он. Такими формами деятельности, по словам социолога, может быть подготовка аналитических текстов и их распространение через СМИ либо путем прямой рассылки адресатам, а также организация конференций, семинаров, встреч и дискуссий по актуальным проблемам общественного развития Беларуси за рубежом.

Комментируя информацию, прозвучавшую в фильме "Примат НИСЭПИ", Манаев заявил, что некоторых людей, которые значились в показанных списках интервьюеров, он знает на протяжении многих лет, но большинство фамилий ему не знакомы.

"Но тут дело не в фамилиях, датах, видах деятельности, суммах выплат и так далее, а в том, что все эти документы — не печатные экземпляры, а электронные копии с электронными подписями. Как белорусские спецслужбы "делают" подобные документы, мы в НИСЭПИ очень хорошо знаем за более чем двадцатилетнюю историю противостояния разнообразным репрессиям со стороны белорусских властей, и потому ни одному из них не верим и комментировать их не можем", — добавил социолог.

По словам Манаева, он хорошо знает Евгения Ковалева, которого в фильме представляли как координатора опросной сети НИСЭПИ по Беларуси и который рассказывал, что опросы НИСЭПИ полноценно не проводятся.

"Он мой бывший студент, на протяжении многих лет действительно занимался опросами общественного мнения. Я ему всецело доверяю и ценю как коллегу и настоящего профессионала, — сказал Манаев. — Однако всерьез принимать в расчет все то, что он говорит в "специальном репортаже" БТ, не могу, поскольку хорошо известно, как белорусские спецслужбы добиваются подобных "признательных показаний". Думаю, многие обратили внимание на то, как выглядел и держал себя Евгений Ковалев перед камерой".

Что касается показанных в фильме Сергея Подольского (его называли координатором опросной сети НИСЭПИ в Могилеве) и Ирины Призбы (она представлялась как координатор сети в Витебске), то, по словам Манаева, он встречался с Подольским в 1990-х годах на семинарах НИСЭПИ, а с Призбой не знаком.

"Работали ли они в сети интервьюеров — ни подтвердить, ни опровергнуть не могу, поскольку региональный уровень сети был в полномочиях Ковалева. Но то, что я сказал о его реакции в этом "репортаже", целиком относится и к этим людям, и ко всем другим, кому, возможно, еще придется "фигурировать" в последующих "разоблачениях". В такой ситуации, если люди могут отрицать, они, несомненно, будут отрицать любое участие в деятельности НИСЭПИ", — отметил Манаев.

Что касается обвинений по поводу качества опросов НИСЭПИ, и в частности отсутствия маршрутных листов, то, как отметил социолог, в опросах обычно участвует около 100 интервьюеров. Кроме того, зарубежные партнеры НИСЭПИ несколько раз проводили соответствующие проверки. "Сам факт продолжающейся работы НИСЭПИ говорит о том, что эти проверки были успешно проведены. Маршрутные листы при проведении опросов — обязательное условие их проведения. Но, исходя из реальной ситуации, в которой последние десять лет проводятся опросы НИСЭПИ, они, как и другие документы института, не хранятся долго", — рассказал Манаев.

По его словам, после выхода фильма доноры НИСЭПИ обращались к институту за разъяснениями. "И мы даем соответствующие объяснения", — сказал Манаев.

Он назвал "чистой ложью" информацию о том, что именно отсутствие маршрутных листов стало поводом ликвидации НИСЭПИ в апреле 2005 года.

"Процесс ликвидации института длился в Верховном суде три дня, не говоря уже о его подготовительной стадии, и сопровождался целым потоком речей и бумаг — ни в одной из них маршрутные листы не фигурировали, — подчеркнул Манаев. — Главная претензия Минюста заключалась в том, что мы отказались представлять им заполненные анкеты перед публикацией результатов опросов, поскольку по ним также можно было определить интервьюеров".

По его словам, реальная проблема состоит в том, что "сначала белорусские власти поставили независимую социологию фактически в нелегальное положение, а потом, как ни в чем не бывало, требуют, чтобы независимые социологи действовали в этих "правовых" (на самом деле, антиправовых) рамках".

Например, сказал Манаев, для получения аккредитации в комиссии по опросам общественного мнения при Национальной академии наук необходимо согласовывать вопросники интервью "на предмет соответствия стандартам качества".

"Но масса вопросов, особенно "чувствительных" для властей, по определению не могут быть "согласованы", например — о реальных результатах выборов, рейтинге президента, отношении к текущей политике, — добавил он. — А ведь кроме "контента" необходимо представлять соответствующую информацию о сети интервьюеров, заказчиках и много чего еще. Кстати, то же относится и к публикации результатов опросов в СМИ".

Манаев напомнил, что в 2013 году КоАП был дополнен статьей "Незаконное проведение опросов общественного мнения". Она предусматривает штраф до 20 базовых величин (для юрлица — до 100) за проведение без получения аккредитации исследований и опубликование результатов опросов общественного мнения, которые относятся к общественно-политической ситуации в стране, республиканским референдумам, президентским и парламентским выборам. То же действие, совершенное повторно в течение года, повлечет наложение штрафа от 10 до 50 базовых величин, на юридическое лицо — от 20 до 200 базовых величин.

"Согласно формулировке правонарушения, административная ответственность будет наступать при наличии двух последовательных действий: проведения исследования общественного мнения по общественно-политической ситуации в стране и опубликования результатов опроса, сделанного в рамках такого исследования", — отметил социолог.

Еще одной проблемой, по его словам, является регистрация в Беларуси грантов, которые выделяются для проведения исследований и которые необходимо регистрировать в департаменте по гуманитарной деятельности Управления делами президента.

"Что на самом деле значит эта регистрация? Если любой из элементов поддерживаемого зарубежным грантом проекта не понравится властям (формулировки вопросов, тематика и участники конференций и семинаров) или же если донора посчитают "враждебным" политике властей, грант на этот проект попросту не будет зарегистрирован, — пояснил Манаев. — Кроме того, если в демократических странах такого рода гранты имеют специальные налоговые преференции, то в Беларуси они подпадают под обычную "коммерческую деятельность" и соответственное налогообложение. Если же опрос проводится без аккредитации комиссии и регистрации гранта, его авторы и исполнители автоматически оказываются вне закона".

Это, по словам Манаева, подтвердил и глава аттестационной комиссии по опросам общественного мнения при НАН Игорь Котляров. Комментируя мартовский опрос НИСЭПИ, он, в частности, заявил, что проведение НИСЭПИ социсследований — "грубейшее нарушение законодательства".

В таких условиях никто из людей, участвующих в проведении опросов НИСЭПИ, не станет подтверждать свою связь с институтом, считает Манаев.

"Никто не хочет "вылететь" с работы или учебы или, тем более, сесть в тюрьму. Поэтому нужно говорить не столько о манипуляциях заказчиков и авторов этого "специального репортажа", сколько о манипуляциях властей в более широком смысле — использовании монополии на исполнительную, законодательную и судебную власть, а также СМИ в своих политических и экономических интересах", — подчеркнул основатель НИСЭПИ.

"Белорусские власти как раз заинтересованы в том, чтобы мы начали оправдываться, спорить, приводить доказательства по каждому "пункту обвинения", — втянуть нас в свою "грязную игру" и в итоге дискредитировать НИСЭПИ и заткнуть рот общественному мнению в нашей стране", — убежден профессор Манаев.

Новости по теме

Новости других СМИ