Есть ли у официального Минска геополитический выбор?

Андрей Федоров, Naviny.by

Приближается вторая годовщина подписания в Минске первого протокола о прекращении огня на юго-востоке Украины. Позиция Беларуси в этом конфликте позволила начать процесс нормализации отношений с Западом, но в то же время привела к заметному усилению угрозы с востока.

Минский процесс затух

То, что белорусская столица стала сначала площадкой переговоров между противоборствующими сторонами, а затем и местом обсуждения той же проблемы на саммите «нормандской четверки», позволило государственным и близким к ним структурам присвоить нашей стране громкий титул «донора региональной безопасности», который теперь широко используется в пиаровских целях.

По мнению властей и близких к ним политологов, вполне закономерно, что обретение столь важного статуса привело к существенному снижению напряженности в отношениях Минска с Западом.

По-видимому, можно согласиться с тем, что на первых порах даже чисто техническая составляющая (предоставление переговорной площадки) сыграла некоторую роль. Очевидно, однако, что достигнутый в отношениях с ЕС и США эффект в несравненно большей степени стал следствием более или менее отстраненной позиции в украинском вопросе, которую руководство Беларуси, ближайшей союзницы России, заняло несколько неожиданно для Запада.

К сожалению, в целом развитие событий пошло далеко не так, как ожидалось после минских соглашений. На сегодня минский процесс фактически заморожен без каких-либо серьезных перспектив возобновления, так что на дальнейшее использование этого козыря белорусским властям по большому счету едва ли стоит рассчитывать.

Тем не менее, благодаря этому импульсу некие сдвиги в международном положении официального Минска произошли. Поэтому представляется целесообразным попытаться оценить, что теперь станет доминировать: движение по инерции или торможение.


Запад не осыпал благами

Конечно, если сравнивать теперешнюю ситуацию в отношениях с Западом с имевшей место всего пару лет назад, то перемены очевидны. Так, можно отметить заметное расширение контактов, более системное формирование повестки дня для углубления и расширения сотрудничества.

Вместе с тем, происходящие процессы свидетельствуют о сдвигах почти исключительно в моральном плане. Главной же цели, ради которой, собственно, и затевалась нормализация, — максимально расширить взаимодействие в экономике с целью получения кредитов, инвестиций и технологий — белорусские власти пока не достигли.

Евросоюз, конечно, выделяет средства на отдельные проекты. Например, 7 миллионов евро на демократизацию местного самоуправления (при этом больше половины пошло на поездки белорусских чиновников в Европу с не очень, мягко говоря, значительным эффектом). Однако подобные «вбрасывания» происходят отнюдь не каждый день.

К тому же Минску сегодня прежде всего нужны ресурсы для спасения экономики. Но пока здесь хвалиться нечем. В первом полугодии товарооборот со странами ЕС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уменьшился почти на четверть, положительное сальдо сократилось с 2 млрд до 690 млн долларов.

Остаются надежды разве что на кредит МВФ, который может позволить несколько перевести дух. Правда, фонд обещает обсудить этот вопрос лишь после сентябрьских парламентских выборов, и это заставляет предположить, что одним из критериев для принятия решения станет степень их соответствия демократическим стандартам.

Таким образом, у белорусского режима возникает дополнительный стимул не слишком жестко обращаться со своими оппонентами (что не гарантирует либерализации по сути).


Россия держит в напряжении

При этом относительно нейтральная позиция Минска в российско-украинском противостоянии, похоже, стала не очень приятной неожиданностью для Москвы. Пока это не вылилось в какие-то острые конфликты, подобные тем, что регулярно имели место в прежние годы, но отдельные симптомы недовольства России поведением партнера достаточно очевидны.

В качестве примеров можно привести постоянные претензии Россельхознадзора к белорусской сельскохозяйственной продукции, спор по поводу цены на газ, приведший к сокращению поставок в Беларусь российской нефти.

Наконец, по мнению экспертов Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск), наша страна сейчас подвергается беспрецедентному военно-политическому давлению со стороны Кремля с целью вовлечения ее в его противостояние со странами Запада. Не все выводы и рекомендации экспертов центра представляются бесспорными, однако с главным посылом трудно не согласиться.

Таким образом, в целом действия России выглядят весьма настораживающими.

Может показаться, что Беларусь оказалась перед сложным геополитическим выбором: с Западом отношения пусть медленно, но налаживаются, зато «главный союзник» не только демонстрирует намерение сократить субсидии, но и реально угрожает как минимум дестабилизацией.

Но на самом деле выбора у белорусского руководства нет. Оно понимает: если Москва нажмет всерьез, то долго сопротивляться не получится.

Не исключено, кстати, что в основе только что достигнутой договоренности по газу (Москва несколько снизит его цену, Минск выплатит накопившийся долг) лежит выполнение белорусской стороной неких скрытых от публики требований.

Новости по теме

    Трое против Путина

    Украина и ЕС выступят с единой позицией на минском саммите. Об этом накануне переговоров "нормандской четверки" сообщил президент Украины Петр Порошенко.подробности

Новости других СМИ