Телепаты телепаются

Янка Грыль, БелГазета

Александр Лукашенко: «Надоело, это уже через край, дальше так продолжаться не может». Фото: Getty Images
Российско-белорусские отношения имеют привычку портиться к концу года, ближе к отопительному сезону и газовому контракту. В 2016г. эта закономерность проявилась в полную силу, причем прошедшие выборы оказались как нельзя кстати: до их завершения руководство РБ было всецело поглощено предстоящим волеизъявлением. Заслуженная «элегантная победа» спровоцировала у начальства прилив творческих сил и желание разобраться с двумя ключевыми вопросами: 1) у кого взять взаймы; 2) на чем сэкономить.

С кредиторами понятно - миссия МВФ прибыла в Минск, ЕФСР летом перечислил очередной транш. Со статьей экономии тоже вроде бы определились загодя: переговоры, тяжбы и страсти вокруг цен на газ длятся с весны, а если копнуть глубже - и вовсе с конца 2015г. 12 сентября президент РБ дал на решение вопроса с газовыми ценами два дня. Натурально, переговорщики во главе с вице-премьером Владимиром Семашко в этот срок не уложились - какие два дня, если и полугода мало? Поэтому неделю спустя после поручения разобраться за два дня, президент лично провел аудит отношений с РФ.


РАПОТА - НЕ ВОЛК, В ЛЕС НЕ УБЕЖИТ

20 сентября глава государства поделился наболевшим с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой. Тот, конечно, отношения ни к углеводородам, ни к связанным с ними проблемам не имеет, однако как высокопоставленный чиновник интеграционных структур является благодарным слушателем.

В изложении президентской пресс-службы первый упрек Александра Лукашенко к текущему состоянию дел звучал так: «Мы всегда гордимся тем, что товарооборот снизился, но в натуральном выражении мы прибавили. Это говорит о том, что мы начали поставлять в Россию большие объемы, но по ценам наполовину ниже. Какая доходность Беларуси от этого?». Вопрос серьезный. Однако РФ тоже поставляет основной экспортный товар - углеводороды - на внешние рынки без прежней доходности.

Претензия вторая, тоже предсказуемая, но наболевшая: «Мы телепаемся (иначе не скажешь) и уже несколько месяцев не можем договориться по цене на газ. В связи с этим Россия снизила поставки нефти в Беларусь. Мы это воспринимаем как давление на Беларусь, но давления я не потерплю и белорусы тоже». Сама попытка изменить формулу ценообразования на газ с белорусской стороны была, мягко говоря, не вполне продуманной. Ох, не зря лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Самуэльсон советовал прогнозировать все, кроме цен! И потом, никому до сих пор не удавалось пересмотреть условия контракта в одностороннем порядке.

Справка «БелГазеты». По данным «Транснефти», график поставок в РБ по системе магистральных нефтепроводов на IV квартал 2016г. предполагает поставку до 3 млн.т. В III квартале будет прокачано 3,5 млн.т. В результате за год трубопроводные поставки достигнут не предусмотренных ранее 23 млн.т, а лишь 18 млн.т.

Телепаты телепаются


Не нефтью единой - проблемы с продовольственным экспортом в РФ, длящиеся уже довольно долго, тоже беспокоят главу государства: «Когда мы поставляем качественный товар и по приемлемым ценам в Россию, мы бьем по карманам олигархов от сельского хозяйства в России. Они давят на правительство (там связи, вы знаете не хуже меня, какие), а правительство дает команду «фас» разного рода чиновникам». Камешек насчет олигархов, похоже, прямиком полетел в огород министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева, родне которого СМИ приписывают контроль над крупнейшим холдингом российского АПК «Агрокомплекс». Про белорусские продукты Александр Григорьевич с обидой заметил, что их «покупает ЕС», однако «в России они почему-то некачественные».

Насчет общеевропейской привычки лакомиться белорусскими колбасками да творожками президент, пожалуй, перегнул палку: статистика оценивает отечественный продовольственный экспорт в страны вне СНГ иначе.

Справка «БелГазеты». По данным Белстата, в 2015г. РБ экспортировала свежей и охлажденной говядины на $342,481 млн., из которых $341,519 млн. пришлось на РФ, замороженной - на $115,5 млн. и $104,19 млн. соответственно, мяса и пищевых субпродуктов домашней птицы - на $203,556 млн. (в РФ $199,3 млн.), молока и сливок несгущенных - на $187,94 млн. (в РФ $185,246 млн.), молока и сливок сгущенных и сухих - на $494,574 млн. (в РФ $459,925 млн.), пахты, йогурта, кефира - на $89,487 млн. (в РФ $86,017 млн.), масла сливочного - на $274,021 млн. (в РФ $267,399 млн.), сыров и творога - на $639,024 млн. (в РФ $629,828 млн.), готовой или консервированной рыбы, икры - на $124,099 млн. (в РФ $111,397 млн.).


«Надоело, это уже через край, дальше так продолжаться не может», - подытожил Лукашенко. И тут же сделал характерную оговорку: «То, что я сказал, ни в коем случае не означает, что мы будем в каком-то плане сворачивать интеграционные проекты, но свое участие в этих проектах мы будем оптимизировать. Я дал такое распоряжение правительству и администрации президента. Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего, в ЕАЭС». Попутно президент проехался по белорусским чиновникам, осевшим на союзных и евразийских синекурах и потому позабывшим, с чьей руки кормятся.

Рапота, конечно, благодарный слушатель, а президент - прекрасный оратор. Флагманы отечественной политологии оценили его демарш однозначно: «Лукашенко бросил перчатку Путину». Однако если не прибегать к неприцельному разбрасыванию кожгалантерейных изделий и иным излюбленным интеллектуальным практикам белорусских политологов, придется задаться вопросом: неужели президент РБ и впрямь думал одним махом разрубить все гордиевы узлы белорусско-российских отношений, устраивая сцену безропотному Рапоте? Это как-то совсем не похоже на Александра Григорьевича, накопившего солидный опыт совместного с Владимиром Путиным отделения мух от котлет. Или прав любимый политолог администрации президента РБ проректор НИУ Высшей школы экономики (Москва) Андрей Суздальцев, предположивший, что «аналитические службы… не дают Лукашенко адекватную картину той стратегии, которую выбрала сейчас Россия не только в отношении стран постсоветского пространства, но и в отношении стран, которые позиционируют себя как союзники России»? Короче, Кремль не отреагировал на жгучую обиду партнера. Мало кто сомневается, что все споры хозяйствующих субъектов в итоге придется снова решать на высшем уровне.


К НАМ ЕДЕТ КРЕДИТОР

Но картина заиграет новыми красками, если принять во внимание прибытие миссии МВФ во главе с Питером Долманом, которая будет работать в РБ с 19 сентября по 1 октября. Традиционно у официального Минска отношения с Западом складываются лучше, когда белорусские официальные лица жалуются на давление с востока.

21 сентября министр финансов РБ Владимир Амарин заявил, что Беларусь, обсуждая с миссией МВФ новую кредитную программу, будет просить под нее те же $3 млрд., с которых и начинался торг. Напомним: на протяжении 2012-16гг. запрашиваемая сумма то уменьшалась до $1-2 млрд., то возвращалась к первоначальному ориентиру. В итоге кредит так и не был выделен. Чтобы минские визави не питали пустых надежд, Долман уточнил: «Что касается текста какого-либо возможного кредитного соглашения между МВФ и правительством Беларуси, то он будет распространен тогда, когда будет готов».

Еще более определенными стали заявления миссии: сначала реформы, затем кредит для их поддержки. Добавились пояснения относительно последовательности предпринимаемых шагов, или, как модно сейчас говорить, «дорожной карты»: «По окончании встреч мы возвращаемся в Вашингтон для участия в ежегодных встречах МВФ и Всемирного банка, где мы также планируем провести встречу с делегацией Беларуси».

Очень характерно, что представители МВФ, как и их коллеги из ЕФСР, делают акцент на реформировании госсектора, каковому Совмин РБ традиционно сопротивляется. Наконец, убежденность МВФ в том, что рост экономики Беларуси возможен не ранее 2018г., свидетельствует о том, что играть кредиторам и заемщикам придется вдолгую.

Ну и вишенка на торт: МВФ рассматривает «сбои в договоренностях с Россией о ценах на энергоносители» как одну из главных уязвимостей экономики РБ. Характерно, что премьер Андрей Кобяков, сведя причины экономического спада к нефтяной и калийной конъюнктуре, точно скалькулировал, сколько процентов ВВП пришлось на сокращение поставок нефти из РФ: «1,6 млн. т мы недополучили в III квартале. Как по цепочке, сократились объемы промпроизводства и оптовой торговли. Это уменьшило наш ВВП на 0,3%». Уязвимость имеется, говорите? Да вот она - даже не уязвимость, а самая настоящая уязвленность, сквозная рана размером в 0,3% ВВП.

Надоело. Накипело. Через край. Давления не потерпим. И пусть будет стыдно тем, кто медлит с выделением кредита.

Новости по теме

Новости других СМИ