Вопрос отмены смертной казни официальный Минск опять заболтает

Татьяна Коровенкова, Naviny.by

Плакат на международной акции против смертной казни в Осло, июнь 2016 года
Белорусской власти не нужна отмена смертной казни, нужен процесс дискуссии о ее отмене.

Беларусь остается последней страной в Европе, где все еще применяется смертная казнь. Официальный Минск демонстрирует Западу готовность к диалогу по этому вопросу, но не более того. И, скорее всего, белорусские власти еще долго будут таким образом заигрывать с европейцами, не предпринимая конкретных действий.

Евросоюз, Совет Европы и международные правозащитные организации неоднократно призывали Минск ввести мораторий на применение смертной казни и двигаться к ее полной отмене. Однако дальше разговоров о возможности введения моратория белорусские власти так и не продвинулись.

С 1991 года в Беларуси по приговорам судов было расстреляно более 400 человек. Известен только один случай, когда приговоренного к смерти помиловал президент. Наказание в этом случае было заменено на продолжительный срок лишения свободы.

На сегодня смертной казни ожидают четыре заключенных: житель Лидского района Иван Кулеш (признан виновным в жестоком убийстве трех продавщиц), житель Вилейки Геннадий Яковицкий (признан виновным в жестоком убийстве сожительницы), житель Минского района Сергей Хмелевский (признан виновным в жестоком убийстве трех соседей), житель Гомеля Сергей Остриков (признан виновным в изнасиловании и жестоком убийстве двух женщин). Приговоры в отношении этих людей вступили в силу и могут быть исполнены в любой момент.


Парламентское дежавю


Помимо этического аспекта в применении исключительной меры наказания есть и политический момент. Использование смертной казни в Беларуси является серьезным препятствием для восстановления статуса специального приглашенного в Парламентской ассамблее Совета Европы для Палаты представителей Национального собрания.

Этот статус парламент Беларуси получил в 1993 году, однако потерял после конституционного референдума, проведенного в ноябре 1996 года и расширившего полномочия президента. В 2009 году на волне потепления отношений официального Минска с Западом Беларусь была близка к тому, чтобы вернуть статус. Но тогда в резолюцию ПАСЕ по Беларуси все же был внесен пункт, что это возможно только при решении проблемы применения смертной казни.

Сейчас, на второй волне потепления в отношениях между Беларусью и Западом, нельзя исключать, что власти решат активизировать и сотрудничество с Советом Европы, его Парламентской ассамблеей, в том числе сделать некоторые шаги навстречу в вопросе смертной казни.

В Палате представителей четвертого и пятого созывов действовала рабочая группа по изучению проблематики смертной казни как инструмента наказания, применяемого в Республике Беларусь. Особо заметной ее деятельность не была, но западные партнеры неоднократно позитивно оценивали сам факт создания такой группы.

Вероятней всего, в новом созыве подобная структура тоже появится. По крайней мере, сразу после избрания спикером Владимир Андрейченко заявил: «Мы этот вопрос обсудим, думаю, что эта группа необходима».


Нужен ли референдум?


Кроме того, некую интригу создало заявление Александра Лукашенко о возможном изменении Конституции, прозвучавшее в парламенте 7 октября. В частности, комментаторы не исключают, что на референдум по изменению Конституции может быть вынесен и вопрос о смертной казни.

Впрочем, юрист и политолог Юрий Чаусов подчеркивает, что в белорусском Основном законе смертная казнь не закреплена. В документе говорится, что она может применяться вплоть до своей отмены в соответствии с законом как исключительная мера наказания за особо тяжкие преступления и только согласно приговору суда.

«Лукашенко говорил об изменениях в Конституцию, но не говорил о референдуме. Повода говорить о том, что есть какая-то вероятность референдума, по-моему, нет, — сказал Чаусов в комментарии для БелаПАН. — Непосредственной связи между конституционной реформой и вопросом отмены смертной казни я не вижу. Это глубокая фантастика — связывать то, о чем говорил Лукашенко, с темой смертной казни. Он говорил немножко о другом все-таки — об изменении каких-то концептуальных вещей. Для отмены смертной казни конституционная реформа не нужна».


Чаусов подчеркнул, что и после отмены смертной казни формулировка относительно нее может оставаться в Конституции:

«Эта норма не противоречит ситуации ни в случае применения смертной казни, ни в случае ее отмены».


Такого же мнения придерживается и правозащитник Валентин Стефанович.

«Конституция в этой части не требует изменения. В Конституции уже заложена возможность отмены смертной казни, — заявил Стефанович в комментарии для БелаПАН. — Кроме того, чтобы ввести мораторий на смертную казнь, нет необходимости проводить референдум, потому что не стоит вопрос об изменении Конституции».


Для введения моратория, пояснил собеседник, достаточно указа президента. Норма о смертной казни остается в Уголовном кодексе, но в связи с указом не применяется на какой-то срок или бессрочно.

«Если мы говорим о полной отмене смертной казни, то это решение принимается парламентом путем внесения изменения в действующее законодательство. Для этого никаких референдумов не нужно», — отметил правозащитник.



Рубить головы на площади Независимости?

Стефанович подчеркнул, что для общества тема отмены смертной казни является эмоциональной и болезненной. Здесь необходимо провести большую работу с общественным мнением. Хотя, говорит правозащитник, проводившиеся ранее социологические вопросы показывают, что число сторонников смертной казни снижается.

«Во многом это зависит от того, как поставлен вопрос, — сказал Стефанович. — Люди могут не поддерживать смертную казнь, если она, например, будет заменена пожизненным заключением».


Он отметил, что было бы неплохо, если бы в новом парламенте провели открытые слушания по проблеме смертной казни.

«Проблема существует, и она важна, — подчеркнул Стефанович. — Беларусь, к сожалению, не исполняет свои международные обязательства, не исполняет решения Комитета по правам человека ООН, не придерживается его процедур. В частности, когда в КПЧ регистрируется жалоба и правительство уведомляется об этом по срочной процедуре с просьбой не приводить приговор в исполнение до рассмотрения жалобы, власти все равно продолжают казнить людей».


Он напомнил, что в нынешнем месяце в Беларуси усилиями правозащитников проводилась Неделя против смертной казни. «Мы пытались донести, что это бессмысленный вид наказания, — сказал Стефанович. — Смертная казнь не является сдерживающим фактором для преступников».

В качестве примера он назвал трагедию в столичном торговом центре «Новая Европа», где 8 октября 17-летний студент напал с бензопилой и топором на посетителей и убил женщину. «По последней информации, этот парень хотел быть застреленным при задержании. То есть угроза смерти его не остановила», — сказал Стефанович.

Кроме того, добавил он, очень показателен в контексте трагедии и аргумент про общественное мнение как препятствие для отмены смертной казни.

«Это вопрос эмоциональный. И когда происходят подобные громкие преступления, то общественное мнение готово казнить несовершеннолетних или женщин, а в каких-то случаях общественное мнение требует публичных казней, — сказал Стефанович. — Если мы будем поддаваться эмоциональным оценкам каких-то событий общественным мнением, тогда вернемся в средневековье и будем на площади Независимости отсекать головы. Я в таком обществе жить не хочу».



Мораторий возможен

Говоря о перспективах решения проблемы смертной казни, Стефанович прогнозирует, что власти все же введут мораторий.

«Если логически рассуждать, то для власти это, конечно, шаг в какой-то степени непопулярный, — говорит он. — С другой стороны, в 2012 году у нас ни одного смертного приговора не было вынесено. Это кто-то в обществе заметил? Кто-то вышел на улицу с требованием расстрелов? Мне кажется, что этот вопрос на самом деле не настолько сильно интересует общество. Только когда случаются громкие истории, люди начинают требовать жестокого наказания и расправы».


Стефанович напомнил, что несколько лет назад группа компаний САТИО проводила исследование, в котором затрагивалась и проблема смертной казни. «По данным этого исследования, 10% опрошенных считают, что смертная казнь в Беларуси уже отменена», — сказал правозащитник.

В пользу возможного введения моратория, по мнению Стефановича, работает и то соображение, что этот шаг «для Лукашенко ничего не меняет».

«Его власть от этого не ослабевает, ситуация в стране не меняется, — рассуждает собеседник БелаПАН. — Но плюсов, как мне кажется, правительство получает больше. Это открывает дорогу в Совет Европы. Не уверен, что власти хотят полноценного членства, потому что оно требует подписания Конвенции о правах человека и признания компетенции Страсбургского суда. Но от восстановления статуса специального приглашенного в ПАСЕ они бы, наверное, не отказались».



Резиновый процесс

В свою очередь Юрий Чаусов прогнозирует, что ни отмены смертной казни, ни моратория на ее применение в Беларуси не будет.

«Уже всем понятно, что нам не нужна отмена смертной казни, нам нужен процесс дискуссии об ее отмене — и гражданскому обществу, и государству, — отметил политолог. — Кампания по отмене смертной казни идет, государство с европейцами взаимодействует, создаются рабочие группы. Тут такой принцип: процесс — всё, результат — ничто».


Чаусов подчеркивает: официальный Минск понимает, что из этой темы «можно вызывать позитив еще очень и очень долго». Можно, например, не выносить смертные приговоры и не применять казнь в течение года, потом расширить систему помилования, в новом парламенте возобновить деятельность рабочей группы по проблематике смертной казни, провести кучу конференций — все это Западом будет расценено как позитивные шаги.

«Эта волынка может тянуться достаточно долго. Думаю, что официальный Минск будет выжимать максимум позитивных оценок шагов того, что реально никакими конкретными шагами не является, — прогнозирует Чаусов. — Это такая же система, как и с выборами, которая показала свою эффективность для существующего режима — сотрудничать по процессуальным вопросам, не делая ничего по сути проблемы».


Мораторий по-разному можно понимать, подчеркивает эксперт.

«Например, следующий год опять может стать годом, когда не будет применяться смертная казнь, — отметил собеседник. — Наши преподаватели уголовного права своим студентам говорят о том, что в Беларуси де-факто уже действует мораторий, потому что, мол, в 90-е годы по 40 человек в год казнили, а сейчас одна-две казни».


При этом нормативного решения о введении моратория не будет, уверен Чаусов:

«Думаю, что могут в каком-то деле не вынести приговор о смертной казни или не применять ее. И это будут расценивать как конкретный шаг. А введение моратория решением парламента либо каким-то указом президента, думаю, что вряд ли следует ожидать».

Новости по теме

Новости других СМИ