"Остальные были в шоке, когда мы проголосовали против". 20 лет первому Всебелорусскому собранию

Анастасия Бойко / TUT.BY

Фото с сайта shod.belta.by
Двадцать лет назад отобранные представители народа впервые съехались в Минск на первое Всебелорусское собрание. Александр Лукашенко собрал почти пять тысяч делегатов, чтобы обсудить острые на тот момент вопросы.

Делегатов выбирали по месту жительства, в учебных заведениях и воинских частях, на заводах и в колхозах. Власть обосновывала проведение форума тем, что страну нужно было выводить из глубокого кризиса: сократить дефицит бюджета, остановить инфляцию, но при этом не влезть в долги.

Первое Всебелорусское собрание провели в минском Дворце спорта. За время первого форума приняли 500 звонков от граждан, этот опыт больше не повторился.

По итогу делегаты одобрили программу социально-экономического развития на пятилетку. В приоритете были экспорт, строительство жилья и сельское хозяйство.

"Остальные были в шоке, когда мы проголосовали против". 20 лет первому Всебелорусскому собранию

Фото с сайта shod.belta.by

Впрочем, критики власти убеждены, что Всебелорусское собрание понадобилось президенту, чтобы продемонстрировать прямую поддержку народа в противостоянии с парламентом. Неслучайно на форуме делегаты поддержали идею Александра Лукашенко провести конституционный референдум о перераспределении полномочий в пользу президента. Плебисцит прошел через месяц — 24 ноября.

За несколько дней до референдума, 18 ноября, в отставку подал первый премьер-министр Беларуси и участник того самого Всебелорусского собрания Михаил Чигирь. Он считал, что референдум противоречит Конституции.

Экс-премьер рассказал TUT.BY, что готов был остаться на своем посту, только если бы президент отказался от своих планов.

Сейчас Михаил Николаевич вспоминает, что тогда люди поверили в нового президента, в светлое и сильное будущее, которое он обещал. Политик признается, что он и сам поверил.

— Я верил в будущее страны. Изобретать новую модель экономики не требовалось. Достаточно было взглянуть на соседние страны и перенять у них открытую рыночную экономику, привлечь в нее как внешние, так и внутренние инвестиции. Я верил, что все получится.

Но тогда, еще будучи премьер-министром, он был разочарован тем, как прошло собрание, хотя сначала полностью поддержал инициативу. Чигирь рассказывает, что открытой дискуссии не получилось и что «в основном люди придерживались колхозно-совхозной системы». У премьера были совсем другие взгляды.

"Остальные были в шоке, когда мы проголосовали против". 20 лет первому Всебелорусскому собранию

Фото с сайта shod.belta.by

С людьми действительно нужно было посоветоваться, узнать об их проблемах, рассказывает собеседник. Но упущение, считает он, было в том, что очень многие не смогли высказаться. Политик вспоминает, что не дали слово, например, Валерию Щукину, оппозиционному экс-депутату Верховного Совета 13-го созыва.

— Я предлагал ввести частную собственность на землю, чтобы развить в Беларуси садоводство и овощеводство. Предложил подискутировать насчет этого, но меня не послушали. Оппоненты начали убеждать в том, что у нас будут созданы специальные госпредприятия, которые произведут дешевый и качественный продукт. И что в итоге? По сей день у нас есть только аренда на землю и приусадебные участки. Как было 20 лет назад, так и осталось. До сих пор мы импортируем те продукты, которые можно выращивать и у нас.

Об эмоциях Михаил Чигирь не рассказывает. Говорит, что было вовсе не до них, потому что при работе на таком высоком посту всегда есть какие-то проблемы.

— Это было моей работой. О каких эмоциях могла идти речь?

Проблемы в независимой Беларуси действительно были, и их нужно было решать, говорит Николай Дунич, возглавлявший в те годы Ивьевский райисполком.

Единственное, что тогда волновало Николая Владимировича, молодого специалиста из провинции, — проблемы в районе.

Дунич рассказывает, что в райцентре людям не хватало жилья, не был проведен газ, дороги были в плохом состоянии. И спустя всего несколько лет после I Всебелорусского народного собрания уровень жизни людей в Ивье значительно вырос, говорит он.

— Практически все проблемы, стоявшие передо мной и районом, были закрыты. Вопрос жилья, который был наиболее болезненным, наконец-то решился — застройка пошла. А вообще я был горд, что стал участником собрания, на котором, по сути, решалась судьба страны.

Александр Белянкин уже 33 года работает директором школы в городском поселке Круглое и 38 лет заседает в местном Совете депутатов.

Он рассказывает, что был очень рад выполнить «такую почетную миссию — представить район на республиканском уровне».

— Я был рад, эмоции переполняли. Помню, что сидел рядом с Коноплевым Владимиром Николаевичем, тоже делегатом от Круглянского района. Он позже стал председателем Палаты представителей, и я гордился тем, что мы сидели вместе.

Эмоции у Александра Михайловича исключительно позитивные. Он рассказывает, что все его ожидания от собрания оправдались: президент выполнил свои обещания, а делегаты — те цели и задачи, которые перед ними поставили на форуме.

Совсем другие чувства тогда испытывал Владимир Гончарик, возглавлявший Федерацию профсоюзов Беларуси. В 2001 году он стал единым кандидатом в президенты от оппозиции.

Гончарик вспоминает, что радужных мыслей у него не было: он боялся того, к чему может привести Всебелорусское собрание. Позже политик понял, что «в принципе оказался прав».

В начале форума атмосфера в зале была напряженной, рассказывает Гончарик. Тогда Александра Лукашенко воспринимали «не так, как сейчас».

— Люди относились к президенту с некоторым недоверием и даже опасением. Но, стоит отдать ему должное, к концу собрания обстановка разрядилась.

"Остальные были в шоке, когда мы проголосовали против". 20 лет первому Всебелорусскому собранию

Фото с сайта shod.belta.by

Он рассказывает, что Федерация профсоюзов четко определила свою позицию в отношении будущих изменений в Конституции и некоторых планов на пятилетку.

— Я и еще несколько делегатов из Минска негативно отнеслись к этому вопросу. Мы были против чрезмерных полномочий президента, не сбалансированных парламентом.

Гончарик говорит, что на собрании, когда они проголосовали против, для других делегатов это было шоком. Больше в истории такое не повторялось.

— В зале слышались недовольные возгласы. Люди не понимали, как я мог проголосовать против, будучи в президиуме.

"Остальные были в шоке, когда мы проголосовали против". 20 лет первому Всебелорусскому собранию

Фото с сайта shod.belta.by

Ярким воспоминанием Владимира Гончарика осталось то, как после собрания к нему в штаб-квартиру приехали новый премьер-министр Сергей Линг и глава администрации президента Михаил Мясникович.

— Они тогда сказали мне, что я хожу по острию ножа и неправильно себя веду. А когда мой заместитель их провожал, они сказали, что я рано начал президентскую кампанию. Но я в то время об этом и не думал, а просто возражал против тех решений, с которыми был не согласен.

С тех пор Всебелорусские народные собрания стали традицией. Делегаты, которых стали выбирать еще тщательнее, раз в пять лет одобряют очередную программу власти. На последнем форуме 22−23 июня этого года приоритетами следующей пятилетки назвали инвестиции, занятость, молодежь, информатизацию и, как двадцать лет назад, экспорт. На этот раз против никто не проголосовал.

Новости по теме

Новости других СМИ