Обменяет ли Лукашенко нефть на авиабазу?


Александр Лукашенко и Владимир Путин
В Кремле усиливается «антибелорусская риторика», призванная создать атмосферу геополитической угрозы и принудить «разобраться с Лукашенко».

Беларусь была и остается важным элементом военной и геополитической безопасности России. Речь уже идет не о «союзнических отношениях», не о военном плацдарме, а о претензиях на Беларусь как интегральную часть новой империи.

В течение ближайших двух недель состоится встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко, который собирается в Москву. Такая договоренность достигнута 9 ноября во время телефонного напряженного разговора между двумя руководителями. В двусторонних отношениях скопилась масса проблем, требующих решения на высшем уровне.

О причинах обострения беларуско-российских отношений и их перспективах Беларускай праўдзе рассказал доктор политических наук Павел Усов.

- На радостях Лукашенко и Путин созвонились и обсудили итоги выборов в США. Устраивает ли избрание Дональда Трампа президентом Минск и Москву?

- Вне всякого сомнения Москва, судя по ее ожиданиям и восторженным комментариям по поводу победы Трампа, видит определенные выгоды в избрании нового президента США. Они связаны, прежде всего, с ожиданием того, что Трамп привнесет хаос в американскую внутреннюю и внешнюю политику США. Именно этот хаос даст возможность России выйти из международной изоляции и расширить свое влияние как на постсоветском пространстве, так и в мире.

Что касается Минска, то здесь не все однозначно. Для того, чтобы белорусская власть могла и дальше пытаться балансировать между Западом и Востоком, в определенном смысле выигрывать на противостоянии США и России, необходимо сохранение напряженности между Вашингтоном и Москвой. Если Трамп решит перезагрузить отношения с Россией, согласится с ее геополитическими претензиями, попытки Минска показать свою формальную независимость и реализовывать, путь даже на уровне деклараций, геополитику лавирования, будут бессмысленны.

Пусть Трамп близок для Лукашенко в плане популизма и авторитаризма, но белорусский руководитель прекрасно понимает, что только в условиях конфронтации между США и Россией он еще будет иметь возможность для маневров.

- В течение ближайших двух недель Лукашенко и Путин договорились встретиться для решения проблемных вопросов. Почему встреча не произошла раньше, ведь нефтегазовая война длится с начала 2016 года, а два руководителя пересекались уже не однажды?

- Я не думаю, что вопрос цены на газ будет ключевым в повестке дня будущей встречи. Для России сегодня одним из ключевых вопросов во взаимоотношениях с Беларусью является размещение военной базы в нашей стране. Эта проблема всплывала на поверхность на протяжении года уже не раз. В связи с договоренностями база должна была появиться в 2016 году. Если Лукашенко удастся отмахнуться от «настойчивых ожиданий» Москвы, то Лукашенко окажется победителем в этом противостоянии, а Москва получит очередную оплеуху со стороны союзника. С учетом того, что многие СМИ (прежде всего зарубежные) не обойдут вниманием проблему, может возникнуть впечатление, что влияние России на Беларусь ослабевает. Полагаю, что Путин не желает выглядеть слабаком, которого в очередной раз обыграл белорусский диктатор.

- Нефтегазовая война является отражением трансформированной политики «поцелуи в обмен на нефть», которую проповедуют союзники. Кремль больше не собирается платить за поцелуи и требует реальных политических услуг. Очевидно, что РФ возобновят прежние поставки нефти в Беларусь и даже снизят цену на российский газ. Но какую цену в этот раз может запросить Москва?

- Нефтегазовая война должна подготовить почву для переговоров, сделать Лукашенко более уступчивым и сговорчивым, а в конечном итоге — поставить жирную точку в вопросе российской авиабазы. Конечно же, размещение российской военной базы перечеркивает все усилия Минска доказать свою независимость и восстановить «диалог» с Западом. После ее появления никто не будет рассматривать Беларусь как самостоятельного игрока. Более того, авиабаза будет означать стратегическую инкорпорацию Беларуси. Лукашенко это понимает и всеми силами пытается затянуть переговоры. Москва в свою очередь давит, и это давление будет возрастать. Но белорусская экономика не в состоянии выдержать такого прессинга, а тут еще и МВФ решение по кредиту затягивает.

- Отказалась ли Москва от использования Беларуси в качестве военного плацдарма на границах с Украиной и Евросоюза-НАТО? Действительно ли Кремль больше не нуждается в таком союзнике, как Беларусь, чьи услуги уже не являются незаменимыми?

- Беларусь была и остается важным элементом военной и геополитической безопасности России. Более того, Беларусь является составляющим элементом новой российской картины мира, частью «русского мира». Поэтому ни при каких обстоятельствах Москва не откажется от претензий на нашу страну. Речь уже не идет о «союзнических отношениях», не о плацдарме, а именно, о претензиях на нашу республику как интегральную часть новой империи. Сегодня нужно говорить не о том, кем или чем Беларусь является для России, а когда и как Россия сможет завершить процесс реинтеграции. И пока в России набирает ход политический, идеологический и геополитический империализм – эта угроза будет оставаться актуальной.

- Кремлевский политолог Андрей Суздальцев объявил, что Беларусь в общих чертах повторяет украинский тренд. Прозрачный намек на судьбу, написанную Беларуси в Кремле?

- Уверен, что в Кремле есть большое число сторонников скорейшего решения «белорусского вопроса». Поэтому усиливается «антибелорусская риторика», активно указывается на «бегство Беларуси» в Европу, которого нет, с тем, чтобы создать в Кремле атмосферу геополитической угрозы и принудить «разобраться с Лукашенко».

Новости по теме

Новости других СМИ