Шерепка: Почему бы Польше не создать условия для массовой эмиграции из Беларуси?

Андрей Дынько, Наша Нива

Стратегия Польши — в вопросе поляков Беларуси? «Говоря с Александром Лукашенко о поляках в Беларуси, мы обычно использовали такие аргументы, как историческая справедливость, демократия, права человека, которые он не очень воспринимает, — пишет в своей книге «Лица Беларуси. Записки посла» (Leszek Szerepka. Oblicza Bialorusi: zapiski ambasadora. — Bialystok, 2016) бывший посол Польши в Беларуси Лешек Шерепка. — Может быть, пришло время прибегнуть к более убедительному аргументу?»

Шерепка предлагает создать условия для массовой эмиграции поляков — и не только поляков! — в Польшу:

«Упростить процесс возвращения гражданства потомкам граждан межвоенной Польши и создать им условия для обустройства в Польше. Может быть, реальная угроза депопуляции Гродненщины наконец заставит Александра Лукашенко задуматься над последствиями его политики в отношении польского меньшинства?».


Предложение Шерепки — а он далеко не самый циничный представитель польского политикума и дипломатии, он человек с симпатиями к белорусам и белорусской культуре — показатель того, как изменилось отношение к РБ. Польша, как и другие европейские страны, как и Россия, готова состязаться за белорусские «мозги» и «руки».

Идея, озвученная Шерепкой, пагубная для будущего Беларуси, которое будет решаться не в Кремле и не в Варшаве, а здесь, внутри страны. Это обратная пропорциональность: чем больше ориентированных на Европу граждан выедет в Польшу, тем меньшей станет их доля здесь.

Критиковать такие затеи мы из Минска можем, но что мы можем сделать, чтобы их сорвать? Это современный мир: его разграничения — это прежде всего культурные и ценностные лояльности, а не административные границы. А чем может наша страна удержать тех, кого поляки не прочь переманить? Какие здесь перспективы для молодежи?

Беларусь «граничит с Польшей, но, кажется, что она в иной реальности, — пишет бывший посол и напоминает о том, с чем белорусы свыклись, притерпелись, но что жителям других европейских стран кажется маразмом. — Где еще в Европе облагают налогом безработных или запрещают работникам увольняться? Где регулярно девальвируется и деноминируется национальная валюта? В какой европейской стране за несколько лет до президентских выборов можно с точностью до нескольких процентов предвидеть, кто на них победит?

Где еще возможно, чтобы выдающийся оппозиционный политик вдруг пропал, словно растворился в воздухе? Только здесь несовершеннолетний сын главы государства может в мундире принимать военный парад, а президент по телевидению учить граждан, как надо косить, а как картошку копать»
, — посол Шерепка беспощаден в оценке реалий белорусского государства.

Дипломат описывает нашу страну как «сочетание советского скансена с современностью».

Насколько Беларусь-государство далека от европейских стандартов, настолько же, пишет он, Беларусь-страна, Беларусь-общество производит позитивное впечатление на поляков.

«Это позитивные эмоции, касающиеся организации жизни, поведения людей, порядка на улицах или состояния памятников», — отмечает дипломат.


Оппозиция? Вот что посол думает о последних президентских выборах. На последних выборах «роль представительницы оппозиции приписали Татьяне Короткевич», пишет Шерепка.

«За много месяцев до выборов в независимых центрах начала циркулировать идея, что конкурентом Лукашенко от оппозиции должна быть женщина. Было это тем более удивительно, что до того в оппозиционной среде женщины не занимали доминирующих позиций», — отмечает посол. Когда Движение «Говори правду» выдвинуло своим кандидатом рядового члена организации Татьяну Короткевич, «было это до того непонятно, тем более что желание вступить в предвыборную гонку декларировал один из основателей движения, уже зарекомендовавший себя, известный поэт и политик Владимир Некляев. По сравнению с ним Татьяна Короткевич выглядела как «серая мышка», — пишет Шерепка.

«И что еще интереснее, «серая мышка» собрала 100 тысяч подписей, необходимых для регистрации», — пишет он.


«Немного света на те события может пролить тот факт, что Владимир Некляев публично обвинил Андрея Дмитриева в сотрудничестве с КГБ. Тем не менее, Татьяна Короткевич последовательно сыграла свою роль единственной оппозиционной кандидатки, — пишет посол и отмечает. — Белорусскому лидеру нужны были слабые конкуренты, так как перед избирателями ему особенно нечем было похвастаться».


Шерепка невысоко оценивает эффективность европейской политики в отношении Беларуси: «ЕС уже приучил белорусов к тому, что несколько поспешно, для пропагандистского эффекта, вводит санкции, а потом ищет повода, чтобы их отменить». Шерепко считает действия европейских стран непоследовательными: «Ни один [из политзаключенных] не был реабилитирован, что было одним из условий ЕС, но в новых геополитических обстоятельствах Брюссель перестал обращать внимание на такую мелочь».

И тем не менее констатирует: победа Минска в перетягивании каната с евробюрократами — это пиррова победа.

Шерепка видит Лукашенко глубоко антиевропейским, в душе антиевропейским политиком, и приводит цитату: «Если Запад нас за что-то критикует, то значит, что делаем это правильно. Хуже, когда начинают нас хвалить». Шерепка вздыхает: «Тяжело сотрудничать с носителем такой философии».

Бывший посол Польши в Беларуси Лешек Шерепка пришел в дипломатию из аналитики. Несколько десятков лет он отработал на польских дипломатических площадках в России и Украине. А в 2011-2015 гг. являлся послом Польши в Беларуси. Его книга «Лица Беларуси. Записки посла» стала подытоживанием белорусского опыта.

Каковы же выводы посла Шерепки?

Лукашенко. Его не надо недооценивать, он очень умелый политик. Однако его интересы в целом противоречит польским национальным интересам. «И глубоко убежден, что даже если какое-то время будем идти вместе, в конце концов, нам с ним не по пути».

Кризис либеральной демократии. «Пример Беларуси показывает, что авторитарным лидерам часто удается точнее чувствовать ожидания большинства, чем демократическим политикам».

Легкомысленные попытки министра Сикорского соблазнить Лукашенко признанием со стороны Запада. «Современная политика достаточно динамична, и, особенно в демократических странах, она характеризуется короткой институциональной памятью. Новые политики ищут повода для успеха. В этом контексте полезно помнить, что у президента Лукашенко совсем иная временная перспектива, и он умеет превращать чужие ошибки в свои успехи».

Политзаключенные в Беларуси. «При нынешней политической системе в Беларуси можно не сомневаться, что камеры пустовать не будут. У Александра Лукашенко такая власть, что он может каждого, кого хочет и когда хочет, по ему одному известным причинам посадить или помиловать». «Для оппозиционеров пребывание в заключении — этакое наивысшее испытание характера. Те, кто там не дал себя сломить, могут рассчитывать на уважение и восхищение в своей среде».

Трудный выбор. «Оппозиция в принципе лишена альтернативы. Участвуя в выборах, она легитимизирует режим, а бойкотируя выборы, она сама себя маргинализирует».

Белорусский язык. «Усилия международного сообщества [Белсат, Премия Гедройца, поддержка Польшей белорусских школ на Подляшье и т.п.] не повлияют существенно на языковую ситуацию в Беларуси…», если не будет иметь место «последовательная и разумная политика государственной власти».

Российские цели в Беларуси. Несмотря на ритуальные заклинания Александра Лукашенко, «в белорусско-российских отношениях ничего не предрешено раз и навсегда. Неизвестно, какую роль в проекте «русского мира» кремлевские технологи отвели Беларуси и не закончится ли сам этот проект громким поражением России. Однако нет сомнения, что президентство Александра Лукашенко создало благоприятные условия для реализации этого проекта».

Момент перемен: «Я старался оценивать Беларусь глазами человека, для которого свобода — важнейшая ценность, но который осознает, что мало кто способен вынести ее бремя. Чувство свободы, как и демократию, невозможно экспортировать. Оно должно пустить корни и вызреть». Таким образом, по мнению Шерепки, это не близкая перспектива.

Шерепке с трудом верится, что Беларусь может стать добрососедским для Польши государством. Он приводит в подтверждение весь опыт белорусско-польских отношений последних 20 лет. А с врагами — как с врагами. «На сегодня следует принять, что за Бугом стоят «гибридные части» российской армии и действовать исходя из этой данности», — пишет Шерепка.

Гедройц верил в возможность создания и существования европейской Беларуси. Шерепка, после пяти лет в должности посла, в возможности того, что за Бугом что-либо изменится и что Польша может этим изменениям поспособствовать, разуверился.

***

Leszek Szerepka. Oblicza Bialorusi: zapiski ambasadora. — Bialystok, 2016.

Новости по теме

Новости других СМИ