Пять вопросов и ответов про визовые разногласия Минска и Москвы

Артем Шрайбман / TUT.BY

Фото взято с сайта belive.ru
Белорусы привыкли к нефтяным, газовым, молочным, мясным, сахарным и даже информационным «войнам» с Россией. Но последние месяцы стороны все чаще обмениваются уколами и по визово-пограничной теме.

Установка погранпостов на границе, разворачивание иностранцев, недовольство белорусов из-за этого, идея Москвы о единой визе двух стран, скепсис россиян по решению Беларуси отменить визы, успокоительные заявления белорусских дипломатов — TUT.BY не выдержал потока новостей на эту тему и решил ответить на пять базовых вопросов о новом фронте российско-белорусской дружбы.


1. Что происходит?

На границе Беларуси и России нет таможенного и пограничного контроля для граждан двух стран. Визы зарубежным гражданам каждая страна выдает самостоятельно.

В начале 2000-х Москва вышла из соглашения СНГ о взаимном признании виз для целей транзита. Но иностранцы продолжили ездить через Беларусь в Россию. Для контроля ситуации обе страны ввели миграционные карты единого образца — их нужно заполнять по въезде в Союзное государство и возвращать по выезде.

Правоохранители регулярно обмениваются списками невъездных — по факту действует общий список. Причем российская его часть, по некоторым данным, больше белорусской в десятки раз.

Осенью прошлого года на автотрассах на границе с Беларусью Россия начала разворачивать иностранцев и направлять их в международные пункты пропуска (которых в нашей стране нет). Это ударило по бизнесу некоторых турфирм и перевозчиков с обеих сторон. Позже аналогичные сообщения о проверках паспортов — теперь уже у белорусов — стали поступать и из московских аэропортов.

Беларусь тем временем вводит безвизовый въезд для граждан 80 стран на 5 дней, если они прилетают через Национальный аэропорт. После этой новости в российских СМИ появились опасения, что при отсутствии границы с Беларусью ситуация со въездом в РФ может выйти из-под контроля.


2. Чего хочет Россия?

С 2014 года российские дипломаты заговорили о возможности появления единой визы Союзного государства — мини-«шенгена» для двух стран. В марте 2015 года об этом сказал Владимир Путин. В сентябре того же года — премьер Дмитрий Медведев. Тогда в его словах прозвучали первые намеки на то, что это поможет бороться с нелегальной миграцией. «Иначе можем столкнуться с неожиданными последствиями», — предупредил Медведев.

Но переговоры об этом шли медленно и к созданию единой визы не привели. Стороны лишь объединили списки невъездных в конце 2015 года.

Когда пошли сообщения о развороте иностранцев на границе в 2016 году, Беларусь упрекнула Россию в резких односторонних шагах. Из Москвы ответили просто: давайте наконец вводить единую визу.

В это же время стало известно, что ЕС выделит 7 млн евро на обустройство в Беларуси центров размещения мигрантов. Сергей Лавров заявил, что консультации о едином визовом пространстве надо ускорять. По данным TUT.BY на конец января, они планируются уже в феврале-марте.


3. Почему Москва вдруг заволновалась?

Официальная позиция Москвы: ситуация в мире кардинально изменилась, выросли угроза терроризма и миграционные риски. Поэтому иностранцы не могут пользоваться привилегиями, которые даны гражданам России и Беларуси. Осведомленные российские источники говорят и о желании поскорее залатать все дыры в границе к чемпионату мира по футболу в РФ в 2018 году.

Аналитик исследовательского центра Eurasian States in Transition (Варшава) Андрей Елисеев считает, что официальные основания Москвы для ужесточения контроля «абсурдны».

— Выходит, что до этого иностранцы долгие годы незаконно въезжали в Россию, и на это закрывали глаза.

Он считает, что российские силовые органы хотят обеспечить более жесткий контроль за въездом иностранцев на свою территорию из-за ухудшения отношений с Западом и Украиной.

— Первые отдельные случаи ограничения транзита через Беларусь стали известны в 2014 году, после начала российско-украинского конфликта. У проверок в аэропортах Москвы тот же мотив — погранконтроль прибывающих украинцев и других транзитных иностранцев. А белорусам тут просто достается по касательной.

Еще одним мотивом может быть своеобразный ответ Польше за односторонний выход из соглашения о малом приграничном движении с Калининградской областью. Поляки — одна из основных групп иностранцев, которые пользовались транзитом в Россию через Беларусь, поясняет Елисеев.


4. Какая позиция у Беларуси?

Одна из главных проблем с идеей единой визы — в том, что Россия и Беларусь имеют разные режимы въезда с другими странами мира. Например, у России упрощен визовый режим с ЕС, а у Беларуси — еще нет. Но после вступления в силу «безвизового указа» 12 февраля граждане большего числа стран смогут свободно прилететь в Беларусь, хоть и на 5 дней. Грузинам же нужна виза в Россию, но не нужна к нам. Синхронизировать эти режимы въезда — многолетняя работа, завязанная на политические соглашения с другими странами.

Беларусь не торопится с «союзным шенгеном» еще и потому, что собственная виза — важный атрибут независимого государства. При общей визе большинство иностранцев будут получать ее в российских посольствах, а значит, не белорусы будут решать, кому дать право въезда в страну.

В Минске считают, что страхи Москвы преувеличены: у стран есть механизмы контроля ситуации — де-факто общий черный список и миграционные карты единого образца. Кстати, действия России Беларусь считает (и с этим мнением согласен эксперт Андрей Елисеев) нарушением соглашения о миграционной карте. Зачем она нужна, если не для регулирования въезда транзитных иностранцев?

Другой вариант, который предлагает Беларусь, — вернуться к взаимному признанию виз двух стран для целей транзита. Как это было в годы действия упомянутого соглашения СНГ, из которого Россия вышла.

Кроме того, Минску неприятны читаемые между строк упреки Москвы в ненадежности белорусской границы. Александр Лукашенко, сам бывший пограничник, недавно заявил, что россиянам еще далеко до того уровня безопасности, который могут обеспечить на границе белорусы.


5. Что будет дальше?

Минск готов обсуждать с Москвой компромиссные варианты, но вряд ли «продаст» согласие на единую визу задешево. На время, пока идут переговоры, Беларусь предлагает отмотать все как было, чтобы не подставлять туроператоров и перевозчиков, которые привыкли к работавшей 20 лет системе.

Чтобы уйти от акцента на единой визе, Минск тщательно выбирает слова — говорит о необходимости двигаться к единому миграционному пространству, что шире единого визового. По задумке, согласование всех вопросов, связанных с выдачей видов на жительство, разрешений на работу и т.д., займет долгие годы, что затянет переговоры по неудобному для Беларуси вопросу. В МВД и вовсе заявили, что не планируют возвращаться к вопросу о единой визе до 2020 года.

Москва же, наоборот, судя по всему, будет форсировать переговоры и сужать их на визовой проблеме. Возможности России надавить на Беларусь здесь ограничены. Можно еще ужесточить контроль на автомобильной границе, хотя, по словам знакомых с делом людей, «незакрытые» дороги в Россию остаются и известны перевозчикам. Высаживать туристов ночью из поездов будет уже явным перебором — это чревато постоянными скандалами на границе.

Но если Беларусь будет и дальше несговорчива, а Россия захочет свою позицию продавить, то проблема может перекинуться и на другие сферы отношений. Бывало же, что Минску перекрывали нефтяной кран за газовый долг, а белорусский президент не приезжал на саммит ОДКБ из-за молочных войн. Традиция решать одни проблемы, создавая другие, у нас в отношениях есть.

Новости по теме

Новости других СМИ