Юрий Шевцов: Беларусь ощущает себя частью Восточной Европы и не хочет в империю

Дмитрий Галко, "Белорусский Партизан"

Юрий Шевцов. Фото: СТВ
Белорусский политолог заявил в интервью газете "Московский Комсомолец", что пути Беларуси и России все больше расходятся. Участвовать в имперских авантюрах наша страна не хочет и не будет.

Хотя Юрий Шевцов не занимает каких-либо должностей в пропагандистской системе, он считается провластным политологом. Который, вероятно, не получает прямых указаний, зато чутко улавливает сигналы сверху.

Шевцов также создает впечатление очень осторожного человека, остерегающегося случайно зайти "за флажки". Крайне осторожен в выборе выражений, слишком болезненные или нерешенные вопросы старается аккуратно обойти.

Тем более ценно его мнение как зеркала настроений во властных кабинетах.

В интервью "Московскому Комсомольцу" он, например, не ответил прямо на вопрос, можно ли считать "братство" россиян и белорусов делом прошлым.

Политолог сказал всего лишь, что "не стал бы использовать такие жесткие выражения". Этот ответ можно считать надежным свидетельством того, что белорусские власти к теме "братства" сильно остыли.

Самое интересное в интервью Шевцова — то, как он описывает, как и почему Беларусь разошлась с Россией.

Во-первых, потому, что у России давно есть свой "сильный лидер", из-за чего "белорусская модель" утратила свою былую популярность среди россиян.

"В конце 1990-х годов Беларусь во главе с Лукашенко выглядела для многих россиян очень привлекательно. Им казалось, что остановить сползание России в еще больший хаос можно, если пойти путем Беларуси. Сегодня же Минск не является для жителей России ни духовным, ни каким бы то ни было другим лидером. Сегодня у Москвы есть свой сильный лидер", — говорит Шевцов.

Политолог, конечно, прямо об этом говорит, но утрата популярности "белорусской моделью" может быть фактором, частично объясняющей охлаждение президента Беларуси к России.

А во-вторых, потому, что Россия снова проводит имперскую политику.

"Россия находится в стадии своего очередного имперского цикла. В свою очередь Беларусь — это маленькое государство, которое все больше ощущает себя частью Восточной Европы, частью конгломерата таких же небольших государств, как она сама. Отсюда берет начало разное отношение к внешнеполитическим проблемам, которые существуют у России и Беларуси. Например, для Минска вовлечение в войну в Сирии или на Донбассе выглядит чем-то далеким и нереалистичным. У Минска очень невысокие внешнеполитические амбиции. Это можно назвать пацифизмом или чувством здравого смысла, но факт в том, что для Беларуси подобный масштаб мышления сейчас является нормой", — объясняет политолог.

И все же, отвечая на вопрос, может ли Беларусь пожертвовать отношениями с Россией ради отношений с Западом, Шевцов сказал, что в ситуации "серьезного кризиса" Беларусь выберет Россию.

"Если вспыхнет серьезный кризис, который поставит под угрозу российско-белорусские отношения, Беларусь выберет Россию. Отношения между Минском и Москвой слишком глубокие, чтобы их можно было перечеркнуть в какой-то обозримой перспективе. Они основаны на такой глубокой общности, которой нет у Беларуси ни с одним другим соседним государством или народом. Вся система ценностей ориентирована на союз с Россией", — сам себе противоречит Шевцов.

Противоречит, потому что для сегодняшней России ее имперская политика поставлена во главу угла системы ценностей. "Крым наш" — это центральный элемент символа веры большинства россиян.

Белорусам, как говорил Шевцов, весь этот "крымнашизм" чужд. В чем же тогда "глубокая общность"?

"У Беларуси есть некоторая свобода действий в этих отношениях (с Россией), но она никогда не перейдет красную черту. В частности, речь идет о сохранении союза с Россией, сохранении русского языка, как одного из государственных языков республики, и сохранении той версии государственной идеологии, которая обращается к советской версии интерпретации Второй мировой войны. Если хотя бы одна из этих граней будет пройдена, Беларусь взорвется", — говорит политолог.

Это несколько странное высказывание, поскольку невозможность разрыва с Россией объясняется прежде всего... невозможностью разрыва с Россией.

Такого рода объяснения чаще всего возникают там, где сказать на самом деле нечего, когда не решаются сказать правду или сознательно ее до поры до времени утаивают.

Правда состоит в том, что если Беларусь не играет в имперские игры, то с Россией ей не по пути. Это самый очевидный и естественный вывод из сказанного Шевцовым.

Новости по теме

Новости других СМИ