Почему в Овальном зале не прозвучало вопросов о "деле Белого легиона"?

Змитер Лукашук, Еврорадио

Фото Змитра Лукашука
На 19 апреля в Палате представителей объявляется выступление председателя КГБ Валерия Вакульчика. Согласно программе заседания, он представляет проект закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законы по вопросам борьбы с терроризмом". Для журналистов же это хорошая возможность задать председателю вопросы по поводу так называемого "дела Белого легиона".

Но ожидания журналистов не сбываются: вместо Валерия Вакульчика в парламент презентовать разработанный Комитетом госбезопасности законопроект приходит первый заместитель председателя КГБ Игорь Сергеенко.

Cпецслужбы предлагают приравнять к финансированию террористической деятельности и наказывать за "финансирование проезда к месту обучения для участия в террористической деятельности". Также закон "О борьбе с терроризмом" предлагается дополнить термином "критически важные объекты". Это такие объекты "социальной, производственной, инженерно-транспортной, энергетической, информационно-коммуникационной и иной инфраструктуры, нарушение деятельности которых в результате акта терроризма могут способствовать дестабилизации общественного порядка и достижению других целей терроризма".

Депутаты задают всего два вопроса: "Что подтолкнуло разработчиков законопроекта вводить термин "критически важные объекты? " и "В чем была необходимость корректировать положение об определении организации террористической?".

На первый вопрос представитель спецслужбы говорит, что это такое приведение белорусского законодательства в соответствие с международной практикой. Кстати, критическими признаны уже 856 объектов. По второму: просто более подробно расписали процедуру признания организации террористической.

При одном голосе против проект закона принимается в первом чтении и первый заместитель председателя КГБ спокойно садится на своё место. А потом так же спокойно пытается уйти из Овального зала через "задний выход". Журналисты ловят Игоря Сергеенко на втором этаже. Правда, это не помогает ― охранник не даёт возможности к нему приблизиться.

Честно говоря, это было хоть и неприятно, но ожидаемо ― журналистам возможности расспросить представителя КГБ не дают. А вот у депутатов все возможности задать Игорю Сергеенко любые вопросы были. В том числе, по такому резонансному делу, как "дело Белого легиона". В рамках которого 22 человека обвиняются в участии в незаконном вооружённом формировании.Почему не задали?

"Последнее резонансное событие? Последним событием Пасха была! ― весело отвечает представитель Либерально-демократической партии Анатолий Хищенко. ― Вот это праздник был! А то, что ты сказал, "Белый легион"... Может, и не актуально это уже... Моё мнение: это какое-то не до конца определённое объединение, виртуальное, скорее всего".

― Люди очень невиртуально в СИЗО КГБ сидят!

― Знаешь, я в субботу был у Храма Божия на схождении святого огня ― вот, там я почувствовал, как все люди стояли локтем к локтю: и поляки, и русские, и белорусы, и палестинцы, и арабы. Вот это ― да! А что такое вот это вот? Это всё искусственно создаётся. Для чего только, не понятно.

С тем же вопросом подхожу к представителю Объединённой гражданской партии Анне Конопацкой.

― Знаете, я всё-таки надеюсь на то, что я получу ответ на своё обращение министру Шуневичу и мы сможем этот вопрос решить. Я хочу получить точные ответы, а не... Вы же видите, что иногда здесь есть такая практика, когда отвечают на другие вопросы, как были заданы.

― А нам очень часто в ответ на письменные обращения приходят пустые "отписки"...

― Будем пытаться что-то менять! ― бодро отвечает Анна Конопацкая и уходит.

Ловлю ещё одного представителя "демократического лагеря" ― Елену Анисим.

"Не прозвучало от меня вопроса на этот счёт потому, что я не подготовилась как следует, а задавать вопрос с ходу ― тоже не дело. Единственное, что могу сказать в своё оправдание: голосовала против этого законопроекта!"

поделиться

Новости по теме

Новости других СМИ