Россия готовится к проведению собственных масштабных учений "Запад"

Арсений Сивицкий, "Наше мнение"

Арсений Сивицкий. Фото: belgazeta.by
Проведение военных учений с государством, которое в 2014 году напало на дружественную страну и по сей день находится с Украиной в состоянии войны де-факто, а совсем недавно организовала неудачную попытку государственного переворота в Черногории, не может служить фактором укрепления региональной безопасности.

Поэтому совместные военные манёвры с Россией призваны, прежде всего, продемонстрировать выполнение Минском союзнических обязательств перед Москвой в условиях, когда российские элиты все больше ставят их под сомнение и требует все больше стратегических уступок в военно-политической сфере.

В то же время белорусская сторона демонстрирует беспрецедентную открытость и транспарентность в вопросах подготовки, организации и проведения совместного с Россией учения «Запад-2017» на своей территории. Таким образом Беларусь стремиться не только подтвердить статус донора региональной стабильности и безопасности, но и дистанцироваться от своего стратегического союзника, который использует масштабные военные учения и внезапные проверки боеготовности для генерирования и отправки стратегических сигналов западным странам, особенно после 2014 года, ознаменовавшего начало новой «холодной войны» между Россией и Западом.

Так как США, введя в действие новый санкционный закон против России, перешли к следующей фазе конфронтации с Москвой, а Кремль незамедлительно пообещал сформулировать «ассиметричный ответ», учения «Запад-2017» могут иметь гораздо большее значение для Кремля, чем когда-либо. Поэтому необходимо вести речь о двух учениях: совместном белорусско-российском учении «Запад-2017» с 14 по 20 сентября и собственно российских манёврах. Если о первых на сегодняшний день известно все, то о вторых – практически ничего.


Борьба интерпретаций и проблемы восприятий

В сложной военно-политической обстановке в восточноевропейском регионе коммуникационная стратегия Беларуси сводится к тому, чтобы совместное стратегическое учение с Россией не воспринималось внешними наблюдателями как фактор дестабилизации региональной безопасности и стабильности. Однако эта стратегия не всегда достигает успеха. Минск также везде подчеркивает, что именно Генеральный штаб Вооружённых сил Республики Беларусь играет ведущую роль в определении параметров, замысла и сценария «Запада-2017», так как манёвры преимущественно будут проходить на белорусской территории.

Вместе с тем, белорусская сторона генерирует достаточно противоречивые сигналы, которые не всегда однозначно трактуются внешними наблюдателями. Так, на заседании министров обороны государств-участников ОДКБ в июне этого года Александр Лукашенко заявил о том, что учения «Запад-2017» будут проведены масштабно и серьёзно, несмотря на давление по этому поводу. А на День независимости Верховный главнокомандующий высказал обеспокоенность в связи с растущей милитаризацией европейских стран, развёртыванием противоракетной обороны США вблизи белорусских границ, а также модернизацией их ядерного потенциала. При этом он добавил, что вместе с «братской Россией» Беларусь будет защищать границы Союзного государства.

Эти заявления были восприняты внешними наблюдателями – прежде всего, в контексте комментариев российского министра обороны Сергея Шойгу в Минске в ноябре прошлого года на совместной коллегии оборонных ведомств двух стран. Тогда он заявил, что сценарий учений «Запад-2017» учтёт рост активности НАТО на границе с Союзным государством.

Вместе с тем, белорусская сторона всячески артикулирует позицию, согласно которой не воспринимает военные активности НАТО у границ как прямую военную угрозу. Более того, сам А. Лукашенко на встрече с заместителем помощника министра обороны США Майклом Карпентером заявил, что он не верит, что США и НАТО собираются нападать на Беларусь или Россию. По этой же причине Министерство обороны и Генеральный штаб Вооруженных сил подчеркивает, что Беларусь спокойно и с пониманием относится к интенсификации НАТО мероприятий по поддержанию боевой и оперативной готовности собственных войск, хотя и избегают указания на ее явные причины в виде агрессии России против Украины и провокационного поведения Кремля на международной арене, которое генерируют вызовы и угрозы западным странам. Более того, статистика, фиксирующая рост активностей НАТО, затрагивает периоды с 2009 по 2014 и с 2014 по 2017 годы, то есть как раз после начала российско-грузинской войны 2008 года и российско-украинского конфликта в 2014 года, вылившихся в первые наиболее яркие случаи конфронтации России и Запада в посткоммунистический период.

Интерпретировать наиболее масштабные учения НАТО «Анаконда-2016» с участием 30 тысяч военнослужащих как агрессивных вне контекста масштабных внезапных учений и проверок боеготовности российских Вооруженных сил в Западном, Центральном, Южном военных округах и Северного флота в 2014-2016 годах, в которых принимало участие от 60 до 150 тысяч человек вообще не имеет смысла.

Все же главным каналом доведения информации о предстоящих учениях стал брифинг (1) заместителя начальника Генерального штаба Вооружённых сил Республики Беларусь – начальника главного оперативного управления генерал-майора Павла Муравейко на Форуме ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности 12 июля в Вене (Австрия) и (2)недавний брифинг начальника Генерального штаба ВС РБ – первого заместителя министра обороны генерал-майора Олега Белоконев (оба варианта имеются в нашем распоряжении из военного ведомства).

Главный мессидж, который уже был озвучен неоднократно белорусским военно-политическим руководством заключается в том, что сценарий учения «Запад-2017» носит сугубо оборонительный характер, а его проведение не несет никакой угрозы ни для европейского сообщества в целом, ни для соседних стран в частности. Его задача – проверить готовность Региональной группировки войск Беларуси и России к выполнению задач по обороне Союзного государства. Сегодня в состав Региональной группировки войск входит вся 65-тысячная армия Беларуси и 1-я гвардейская танковая армия Западного военного округа России, насчитывающей около 50 тысяч штыков. Однако вся эта более чем 100-тысячная военная армада не будет задействована на учениях в Беларуси.

Согласно данным первого брифинга, общая численность личного состава не превысит 12700 военнослужащих, при этом на территории Беларусь она составит около 10200 человек (в том числе от российских ВС около 3 тысяч человек); до 680 единиц боевой техники (из которых 280 – из России), в том числе около 100 боевых танков; до 150 единиц артиллерии и РСЗО; около 50 самолетов и вертолетов. А вот уже во время второго брифинга параметры по военной технике были уточнены: по-прежнему остаётся 680 единиц (в том числе 280 из России), включая 370 единиц бронетанковой техники, в том числе около 140 танков; до 150 единиц артиллерии и РСЗО; более 40 самолетов и вертолетов.

Вместе с тем, заместитель Министра обороны РФ генерал-лейтенант Александр Фомин во время брифинга в Москве озвучил иное распределение количества техники: около 70 самолетов и вертолетов, до 680 единиц боевой техники, в том числе около 250 танков, до 200 орудий, реактивных систем залпового огня и минометов, а также 10 кораблей.

И такое разночтение параметров по количеству техники и вооружений не может не вызывать дополнительных вопросов у внешних наблюдателей, как и подозрений относительно прозрачности и открытости, на которую претендует белорусская сторона. Именно они и приводят к скептическим оценкам относительно того, что транслируемая белорусской стороной информация не соответствует действительности и к ней нужно относится с определённой долей осторожности. А сами учения могут послужить прикрытием для размещения российского «троянского коня» в виде военного контингента и/или военной техники после их окончания.

Более того, российская сторона раньше официального Минска довела по официальным и неофициальным каналам на Запад гораздо более подробную информацию по параметрам совместного белорусско-российского учения, включая сценарий и замысел, подробную численность и состав привлекаемых к манёврам сил и средств как на территории Беларуси, так и России (включая численный состав сил и средств белорусского контингента, задействованного на российских полигонах), чего по сегодняшний день не сделал Минск. По крайней мере, эта информация отсутствовала в брифингах белорусских представителей.

В целом, коммуникационная стратегия Кремля в связи с учениями направлена на то, чтобы продемонстрировать ведущую роль Москвы в определении и планировании масштабов, замысла и сценария совместного с Беларусью учения «Запад-2017». Таким образом российская сторона пытается ещё раз поставить под сомнение реальный военный и политический суверенитет Беларуси в глазах мирового сообщества и заложить почву для недоверия к ней. Аналогичную ситуацию можно наблюдать и с различными интерпретациями сценария «Запада-2017».


Народная республика Вейшнория?

Наибольший медийный резонанс, связанный с учениями «Запад-2017, вызвал сценарий манёвров, согласно которому Беларусь вместе с Россией противостоит нескольким вымышленным государствам.

Так, согласно данным первого брифинга, исходя из событий, происходящих в странах Северной Африки и Ближнего Востока, в основу замысла положен один из подобных вариантов возникновения кризисной ситуации и нарастания конфликта, основное содержание которого заключается в обострении отношений между государствами на почве межнациональных, этно-религиозных противоречий и территориальных претензий. Правда, уже во втором брифинге сценарий уточняется: исходя из событий, происходящих в странах Ближнего Востока и Европе, в основу замысла положен один из подобных вариантов возникновения кризисной ситуации и нарастания конфликта, связанных с возрастанием активности деятельности незаконных вооруженных формирований, международных сепаратистских и террористических организаций, имеющих внешнюю поддержку.

Выделяются следующие противоборствующие стороны: «Западные», или коалиция заинтересованных государств (Вейшнория, Весбария, Лубения), с другой стороны – «Северные», включающие Союзное государство Беларуси и России.

Условное государства Вейшнория расположена в западной части реальной территории Республики Беларусь, а Весбария и Лубения расположены западнее Вейшнории, их территории и государственные границы определены условно. Республика Беларусь расположена в восточной части реальной территории Республики Беларусь. При этом зона конфликта находится в пределах реальных границ Республики Беларусь. Нужно отметить, что, начиная с учений «Запад-2009», территория Беларуси, по сценарию, всегда делилась на два условных государства, расположенных в пределах реальной территориальной границы Беларуси.

Согласно сценарию «Запада-2017», проводя комплекс мер политического, дипломатического и экономического характера, мероприятий информационного противоборства, «Коалиция заинтересованных государств» стремится добиться раскола между субъектами Союзного государства, ухудшения внутренней социально-политической обстановки и смены политического руководства в Республике Беларусь. Генеральный штаб ВС РБ полагает, что подобному сценарию начинались все вооруженные конфликты в последнее время.

Кроме того, Вейшнория добивается присоединения отдельных районов Беларуси к своей территории. Дестабилизировав обстановку в отдельных приграничных районах, но не достигнув конечных целей, «Коалиция» готовится к открытой вооруженной агрессии против «Северных». В свою очередь Беларусь стремится не допустить развязывания вооруженного конфликта, дестабилизации обстановки в регионе, а Россия, в соответствии с действующей нормативно-правовой базой и союзническими обязательствами, оказывает ей политическую поддержку, финансовую, военно-техническую и военную помощь. А Региональная группировка войск (сил) ВС Российской Федерации и Республики Беларусь готовится к отражению агрессии.

В целом, описание сценария не сильно отличается от аналогичного в 2013 г. Но все-таки необходимо принимать во внимание существенное изменение военно-политической обстановки в регионе и вокруг Беларуси в частности. И если в 2013 году у официального Минска могли быть подозрения относительно того, что Польша при поддержки западных стран может попытаться инспирировать в Беларуси режим-чейндж и цветную революцию, то после начала российско-украинского конфликта и нормализации отношений между Беларусью и Западом такие опасения перестали иметь под собой реальную основу.

К тому же в прошлом году в Беларуси была принята новая Военная доктрина, которая как раз учла опыт военного конфликта между Украиной и Россией, что выразилось в появлении в ней понятия внутреннего вооруженного конфликта.

Собственно говоря, эти доктринальные изменения также будут отрабатываться во время предстоящих учений. А конфликт Беларуси на своей территории с вымышленной Вейшнорией и есть внутренний вооружённый конфликт. Но с учётом военно-политической обстановки последних лет название «Народная республика Вейшнория» было бы более уместным, чем просто Вейшнория.

Для того, чтобы подчеркнуть оборонительный характер учений, и потребовалось разделить Беларусь на две условные части, одной из которых выступила условная Вейшнория, наделавшая столько шума в медиа и социальных сетях. Практически сразу же появились различные версии на предмет географической соотнесённости условных государств с Литвой, Латвией и Польшей, а также совпадением границ Вейшнории с регионом, в котором преимущественно проживает белорусское католическое население и польское меньшинство. Однако эти аналогии, которые вызваны созвучностью условных наименований с некоторыми балтийскими наименованиями, а также российской интерпретацией сценария «Запад-2013», упускают важную деталь.

В описании сценария главным является то, что зона конфликта не может распространиться за пределы реальной территории Беларуси, а это значит, что оборонительные действия Беларуси и России после завершения конфликта на реальной белорусской территории не трансформируются в наступательную операцию против других государств. К тому же расположение семи белорусских полигонов, на которых будет проходить «Запад-2017», повторяет один из контуров границы Вейшнории.

В целом, расположение на карте условной Вейшнории, как и весь сценарий и замысел учения, несёт на себе отпечаток линейной парадигмы, в то время как современные конфликты все больше и больше соответствуют характеристикам нелинейности. Для этого достаточно взглянуть на карты территорий, подконтрольных различным исламистским формированиям (Исламское государство, Аль-Каида и др.) в Сирии, представленных совокупностью-сетью узловых точек пространства.

Вместе с тем, заместитель российского министра обороны Александр Фомин дал более конкретную географическую привязку учения «Запад-2017». Так, с его слов, замыслом учения предусмотрено, что на территорию Республики Беларусь и Калининградской области Российской Федерации проникли экстремистские группы, ставящие своей целью проведение террористических актов и дестабилизацию обстановки в Союзном государстве. Экстремисты имеют внешнюю поддержку, получая материально-техническую помощь, вооружение и военную технику с воздуха и моря.

Он также добавил, что несмотря на то, что основная часть учения проводится на территории Республики Беларусь, при разработке замысла подразумевался условный противник, не имеющий отношения к конкретному региону. По оценкам Министерства обороны России, обстановка, предусмотренная в сценарии учения, может возникнуть в любой точке мира. Однако, очевидно, что привязка замысла и сценария не только к территории Беларуси, но и Калининграда создаёт совершенно иное, но вполне конкретное поле их интерпретаций, включая сценарии конфликта, подразумевающих использование так называемого Сувалкского коридора, соединяющего Беларусь и Калининград. От подобных сценариев белорусская сторона всячески открещивается. И это прежде всего связано с тем, что Региональная группировка войск в качестве своей зоны ответственности определяет территорию Беларуси и приграничных с ней областей – Псковской, Смоленской и Брянской, но без Калининграда. Тем не менее, участие белорусских военнослужащих в учении на полигоне «Правдинский» (как и во время предыдущих учений «Запад»), расположенного на территории Калининградской области, только подкрепляет данные интерпретации.

На фоне официально озвученных параметров совместного учения «Запад-2017» международное разведывательное сообщество InformNapalm в ходе мониторинга социальных сетей и анализа фотографий установило, что с начала августа 2017 года началось масштабное перемещение российской военной техники по всей линии европейской границы Российской Федерации: от берегов Балтийского моря в Санкт-Петербурге до берегов Черного моря, включая оккупированный украинский Крым. При этом большая часть этих перемещений не связана с полигонами (Правдинский, Красные Струги, Лужский), задействованными в ходе совместного учения.

Это может косвенно свидетельствовать о том, что Россия готовится к проведению собственных масштабных учений «Запад», пока все основное внимание сконцентрировано на совместных белорусско-российских манёврах. Эти манёвры могут быть ещё более масштабными, чем прошлогодние учения «Кавказ-2016», в проведение которых было вовлечено порядка 122000 человек.

Новости по теме

Новости других СМИ