Стулья для Лукашенко

Павел Усов, "БелГазета"

Павел Усов
Для Лукашенко, который делает вид, что пытается усидеть на двух стульях, из которых российский более предпочтительный, очень важно их не раскачивать.

Александр Лукашенко, наконец-то, за долгое время выбрался в Буда-Кошелево. Стратегически важный визит в небольшой белорусский город должен был решить ключевые вопросы политического и экономического развития Беларуси, а также упрочнить место нашей республики на международной арене и вывести отношения с соседями на новый уровень. Ввиду этого Лукашенко был вынужден отложить все второстепенные встречи, в т.ч. и свое участие в саммите «Восточного партнерства», на который он был приглашен впервые за все время существования данного проекта.

Но такое халтурно-двоечное объяснение своей боязни ехать на саммит тем, что поездка Лукашенко в Буда-Кошелево якобы была запланирована давно, не выдерживает никакой критики. Лучше бы Лукашенко сказал, что у него заболел живот.

Участие Лукашенко в саммите представлялось ключевым событием европейско-белорусского диалога. Его ожидали, главным образом, сторонники вовлечения белорусского режима в активные политические отношения с Западом как с белорусской, так и с европейской стороны. Присутствие Лукашенко в Брюсселе должно было стать утверждающим доказательством правильности нового европейского подхода к авторитарной Беларуси, который заключался в полном снятии санкций, а также игнорировании продолжающихся репрессий в республике. Более того, брюссельская встреча служила бы подтверждением реальных намерений белорусских властей дистанцироваться от России и укрепить белорусскую позицию - «балансирования между». По крайней мере, участие в саммите рассматривалось как шанс компенсировать в глазах западных политиков «геополитический крен» в сторону России, который обозначился после российско-белорусских военных учений «Запад-2017».

Однако проблема в том, что Запад полностью игнорирует простую, но очевидную вещь: нет никакого «геополитического крена» в сторону России, а есть практически полная зависимость Беларуси от России, и если речь идет о геополитическом балансе, то невозможно восстановить то, чего нет. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на количество белорусско-российских политических и экономических проектов.

Политическое устройство Беларуси определяет геополитические ориентации и приоритеты страны. Авторитарный режим основательно привязывает РБ к РФ, т.к. эта и только эта связь является гарантией стабильности авторитаризма в Беларуси. Вместе с тем она же и представляет угрозу для суверенитета нашей страны. Но из этого тупика выбраться невозможно - реальный процесс развития европейского вектора блокируется все тем же авторитарным режимом и его привязкой к Москве. Другими словами, боясь Москвы, Лукашенко не в состоянии ничего сделать с угрозами для белорусской государственности, идущими от России. Все это определяет взаимоотношения между Европой и белорусским авторитарным режимом, которые достигли своего предела. Для дальнейшего углубления диалога либо «втягивания Беларуси» в Европу нет никаких условий и возможностей. Белорусский режим «демократизировал и либерализировал» все что мог. В свою очередь, участие в европейских политических мероприятиях и проектах не даст режиму больше, чем может дать и дает Россия, поэтому они, в т.ч. «Восточное партнерство», не имеют никакого практического значения и интереса для Лукашенко.

Более того, учитывая довольно трудные отношения с Россией, которые только-только удалось урегулировать, поездка в Европу могла бы принести больше проблем, чем выгод. Во-первых, как Лукашенко ни хотел бы понравиться Западу, сколько бы он саммитов ни посетил, Беларусь не станет привлекательной страной для инвестиций и западного бизнеса по причине политической и правовой непредсказуемости, что повышает уровень рисков. Во-вторых, в отличие от России, которая долгое время кормила белорусский режим исходя из принципа «наш сукин сын», Европа не намерена дотировать белорусский авторитарный режим и убыточную экономику, тем более что Лукашенко никогда не будет «европейским сукиным сыном». Поэтому отсутствие значимого финансового мотиватора сделало саммит малопривлекательным для белорусских властей.

В-третьих, визит Лукашенко в Брюссель спровоцировал бы новую и более острую антилукашенковскую информационную волну, что могло бы повлиять на ход новых переговоров с Москвой по вопросам поставок и цен на газ и нефть, а также выделения новых кредитов.

Стоит обратить внимание на событие, которое предшествовало решению Лукашенко не ехать в Брюссель. 14-15 ноября, перед поездкой в Брюссель, глава МИД Владимир Макей посетил Москву, где подписал «Программу согласованных действий в области внешней политики государств - участников Договора о создании Союзного государства на 2018-19гг.», а также «План консультаций между внешнеполитическими ведомствами Беларуси и России на 2018г.». Скорее всего, в процессе «согласования» планов Москва намекнула, что визит Лукашенко в Брюссель нежелателен и может отразиться на экономических интересах Беларуси.

Для Лукашенко, который делает вид, что пытается усидеть на двух стульях, из которых российский более предпочтительный, очень важно их не раскачивать.

В целом же, само по себе приглашение Лукашенко в Брюссель, встречи с белорусскими чиновниками больше нужны европейским чиновникам, для которых важен процесс, т.к. в него не заложены конкретные результаты и цели. В этом процессе явно присутствует вера в светлое будущее, некая по-детски наивная надежда на то, что из-за боязни Москвы Лукашенко изменится.

Поэтому ради этого светлого, но очень далекого демократического будущего и веры в «преобразование Лукашенко» можно проигнорировать и закрыть глаза на уродливое настоящее.

Новости по теме

Новости других СМИ