Все белорусские губернаторы "занюханные замухрышечки"

"Народная воля"

Скандально известный журналист Сергей Доренко, который не так давно купил квартиру в одном из престижнейших районов Минска, рассказал ", по какой причине он не работает на Белорусском телевидении, как обнимался с Александром Лукашенко и почему столица Беларуси не располагает к тестостероновому выбросу.

Про белорусские продукты и немолочные войны

— Ну как вы там? — сразу спросил Сергей Леонидович, услышав звонок из Беларуси. — Я слышал, что у вас потоп случился, дожди были сильные...

— А вас, видимо, в это время в Минске не было?

— Да, я был в Минске, кажется, 6 апреля — тогда возле моего дома цвели превосходные крокусы.

— А вы еще не продали свою квартиру в Троицком предместье?

— И не собираюсь пока. А с чего бы это я должен ее продавать?

— Ну, сейчас ведь у вас хорошая работа в Москве, ежедневные эфиры...

— Еще обязательно должна быть мечта. А моя мечта — это как раз Минск, Свислочь, кровяная колбаса...

— Да, вы очень часто говорили об этом в своих последних интервью для белорусской прессы: "Каждый раз, когда приезжаем в Беларусь, мы сначала заезжаем в магазин, накупаем кровяной колбасы, зельца, фаршированной щуки..." Кстати, как вам качество белорусских продуктов?

— В Москве выбор их самый скудный. У нас только "Савушкин Хуторок" есть в тех местах, где я делаю покупки.

— А в Минске где вы обычно затариваетесь провиантом?

— Самой собой, еду на рынок. Как он называется... На "Ж-ж-ж..."...

— Ждановичи?

— Да. Беру прямо из кузовов, из багажников белорусские продукты. С восторгом огромным...

— А на чьей стороне вы были, когда между Беларусью и Россией развязалась "молочная война"?

— Вы знаете, я старался не занимать сторону. Я же не должен мгновенно идти в партизаны. И мне кажется, что это война не молочная. Война, в общем, гораздо существеннее. Россия, поймите, концептуально не рассматривает Беларусь как самостоятельную территорию. Мы здесь, в России, в принципе воспринимаем мир иначе. И для нас мы граничим не с Беларусью, а с Германией. Между нами есть некие лимитрофы, проливы, которые заняты теми или иными странами. Мы не можем наделять их субъектностью — это такое устройство мозга. Между нами и Германией кто-то все время вертится, но это... как бы сказать... такое временное неудобство.

Про замужество Беларуси

— Как думаете, что будет с Союзом России и Беларуси лет так через 50?

— Я думаю, мы будем единой страной. Мне кажется, что через 50 лет Россия все же будет инкорпорирована в такой, знаете ли, евроатлантический культурно-экономический сплав. Рано или поздно Россия столкнется с атакой Китая. Атакой цивилизационной, не обязательно военной. И, высоко вероятно, выберет евроатлантизм как способ защиты. Минус в том, что мы будем втянуты в конфликт евроатлантических стран с исламом, а для нас это страшно плохо.

Трагичное противостояние с исламом, которого нам надо избегать всеми силами, войдет в противоречие с цивилизационной атакой Китая. Мы пойдем на меньшее зло — прильнем к евроатлантическому сверхальянсу, пожертвовав своими интересами в исламском мире. А дальше, я думаю, это уже будет очевидно: единая духовная общность, и белорусы, и русские, и украинцы разлучиться не смогут.


— Не могу сказать, что готова подписаться под этими словами, но я смотрю, что многие ваши политические прогнозы сбываются...

— На 50 лет — это, конечно, очень дальний горизонт... А кто полстолетия назад мог предсказать то, что сегодня есть? А ведь история ускоряется...

Поймите, и Украина, и Беларусь обращают наше внимание на то, что мы заставляем их быть вассалом вассала. И Беларусь, и Украина говорят России: ну вы-то сами чуть ли не вассалы Вашингтона. А почему мы должны быть вассалами вассалов? Но судьбина ваша абсолютно горькая: вы всегда будете вассалами вассалов, потому что если вы как бы уйдете в Европу, то будете под Польшей. Вашингтон будет управлять вами именно через Польшу...

— А если говорить не о совсем далеких прогнозах: как, по-вашему, Лукашенко еще долго будет у власти?

— Думаю, долго. Потому что он дико нужен всем.

— И России прежде всего?

— Лукашенко нужен России для транзита. И он его предоставляет. В общем, не так уж и дорого, если разобраться.

Он невероятно сильно нужен Польше — как потенциальный окоп. А он туда время от времени отпускает улыбочку. Польша — это как бы Восточная Америка, а не Восточная Европа.

Он нужен ханьцам, но китайцы боятся экспансий, поэтому рассчитывать продаться Китаю трудно. Дальше сразу отметаем таких негодных и довольно экзотических союзников, как Иран и Ливия: это такие мелкие истории, они глобально долго не играют. Остается Европа, лишенная инициативы. Молодая Восточная Америка в лице Польши диктует правила в Европе. Значит, у вас выбор такой: либо вы, такая вот невеста, идете к нам, либо к Восточной Америке в лице Варшавы, либо будете балансировать между первым и вторым бесконечно долго, что и делает Лукашенко. И классно, между прочим: это удается ему с 1994 года. В этом смысле он дико талантлив. Мы бы с вами уже десять раз поскользнулись...

Про друзей-политиков

— Пару лет назад вы сказали, что у вас только двое друзей-политиков: Березовский и Явлинский...

— Все меняется. Теперь Григория Алексеевича я вижу раз в год. А Бориса Абрамовича — существенно реже. Так что если говорить о друзьях-политиках, то сейчас я уже ни одного не вспомню...

— А как насчет дружбы с Лукашенко?

— Я был у Лукашенко в гостях, когда мы выручали Павла Шеремета. Я был у него на даче...

— В Дроздах?

— Да, именно там. А вообще виделся с ним совсем тесно два раза: в 1994 году, когда он был еще кандидатом в президенты, а потом в Дроздах. Мы ели драники. Он задал мне вопрос, знаю ли я, что такое драники. Я объяснил, что на "драныках" вырос. Только я произношу это слово по-украински — через "ы". Еще мы знаем "дзеруны", "картаплянікі". Все мы знаем...

Лукашенко произвел на меня впечатление человека со сверхподвижными интеллектом и психикой. Физически — сильнючий невероятно, лосяра... Мы с ним обнялись и хлопали друг друга по спине — ощущение, будто лося по спине бьешь...


Про облом, Белорусское телевидение и певцов режима

— А правда, что вам не так давно предлагали стать спичрайтером Лукашенко, но вы отказались? Этот слух пошел, когда вы квартиру в Минске купили.

— Нет, я умоляю... Мне было нужно укрывище. Я выбирал место, где мне было бы понятно, о чем говорят люди. Было важно, чтобы говорили по-русски, испански или португальски — это языки, на которых я говорю и думаю. Еще было важно, чтобы я при необходимости мог сказать: меня нет в Москве. Я могу, конечно, уехать на дачу, но мне скажут: “Так ты подъезжай”. А если я буду здесь, то уже не скажут. Потому что это час лёта.

Хотя, честно говоря, я немного лопухнулся. Ожидал, что это будет мегапроект по капиталовложениям. Когда покупал квартиру в Троицком предместье, я, хохоча, сказал риэлтерам: мы ее очень скоро скинем за миллион долларов. Но, понимаете, я же обломался из-за этого дурацкого кризиса. Но я все равно не жалею. Потому что квартира, Минск — это, знаете, ощущение бесконечно вкусной атмосферы. И люди здесь душевно нежные...


— Еще говорят, будто вам предлагали поднять уровень Белорусского телевидения...

— Никогда мне не предлагали никаких проектов на Белорусском телевидении. Вы меня поймите правильно: я не умею хвалить. И никогда не хвалил. Но могу ругать. Допустим, можно какой-то сектор вычеркнуть из моей ругани. К примеру, если вы, "Народная Воля", даете мне работу, то я вас в эфире не метелю. Какое-то время...

В смысле позитива в Беларуси я ничего не создал бы. Мне все время нужно искоренять какие-то пороки. Поэтому я в качестве певца режима — любого режима — выступать не могу. И, собственно, моя поддержка Путина в 1999 году основывалась на том, что я требовал залить Чечню напалмом и сжечь. А моя нынешняя поддержка Медведева и Путина основывается на моем требовании десуверенизации Грузии. Причем я существенно жестче, чем русская власть. Десуверенизация и помощь братскому осетинскому народу в обретении независимости. Поэтому, понимаете, мне кажется, что здесь мы бы с белорусскими работодателями не сошлись, потому что у вас, по всей видимости, понадобились бы какие-то сладкие песни...


Про наших "губернаторов"

— В одном из своих интервью вы очень "несладко" отозвались о белорусских "губернаторах"...

— Я сказал, что если Путин хочет "взорвать" Лукашенко, то надо идти по губерам. И надо их растлевать. Потому что они жадно смотрят на дорогие часы на руках своих российских коллег, на их машины... Белорусские губеры — они все такие занюханные замухрышечки...

Могу рассказать одну очень смешную историю: одного моего друга, немецкого предпринимателя, отвел в сторону один из белорусских губернаторов и предложил ему покупать... сушеные грибы. По-нашему, это просто нереально, потому что любой русский губернатор орудует в параметрах сделок в районе 10 миллионов долларов — это минимум! На меньшее наш губернатор просто не повернет головы. Это был дикий случай: есть губер, который пытается приторговывать сухими грибами. И это ужасно смешно. Любой русский губер весит 100 миллионов (богатые, конечно, еще дороже). Поэтому я и сказал: если "взрывать" Лукашенко, то надо это делать через бояр.


— Интересно: со стороны белорусских "бояр" была какая-то реакция на ваши слова?

— Да ну, о чем вы! Это же тварь бессловесная, они не могут обижаться...

— В Беларусь довольно часто привозят десант российских журналистов. Им показывают, как мы хорошо живем. Вас в подобные туры не звали?

— Нет, чего-то не зовут. Хотя в мае предлагали где-то выступить... Но я дико занятой человек и немножечко уже остановившийся в беге. Я не принимаю участия в крысиных гонках. А в мероприятиях, где надо бежать и жрать землю по любому поводу, вообще никогда не принимал участия. Я беру какие-то долгие проекты. Никакой проект меньше, чем на год, меня не интересует вообще. И когда мне говорят, что надо выступить на конференции... Я начинаю придумывать причины, почему не могу... Да и смешно думать, что я способен составить часть какой-то делегации...

Про киллерство и смертную казнь

— Когда-то вас называли телекиллером. Сейчас такой вид развлечений, как политическое киллерство, вас не привлекает?

— Я не интересуюсь у проигравших мнением обо мне. Потому что эти люди хотели привести к власти Лужкова и Примакова. В том числе и благодаря мне Лужков не стал госдеятелем на том уровне, на который рассчитывал. Я считаю это не киллерством, а защитой своей страны. Я защищаю мою Россию. Делаю это сейчас — ежедневно в эфире и собираюсь делать так дальше. Я борюсь за мою личную Россию.

— В одном из своих эфиров вы сказали, что выступаете против смертной казни. Как думаете, почему сразу после принятия резолюции ПАСЕ Лукашенко не ввел в Беларуси мораторий на смертную казнь? Нам бы уже осенью вернули статус спецприглашенного в ПАСЕ...

— Он может беречь эту карту — она же козырная. Зачем ему размениваться? Он потом в пакете ее может разыграть. И если бы я ему советовал, то предложил бы создать обмен пакета на пакет. Значит, у него еще что-то есть в том пакете. И это нормально...

Про девушек, гормоны и ремонт

— Вы собирались сделать "небольшой ремонтец" в минской квартире...

— Еще не сделал. Ну так, чуть-чуть что-то в порядок привел. Мне надо выдрать все эти панели, чтобы было, как я люблю: белые стены без обоев, без ничего. Но пока никак не доходят у меня руки до этого. К тому же надо следить за тем, как все делают, гавкать время от времени, а это обременительно, требует времени и личного присутствия.

— В ближайшее время в Минск собираетесь?

— Жена все время просится. Но я думаю, что раньше октября не попаду.

— Сергей Леонидович, в одном из своих интервью вы сказали, что Минск "предполагает умиротворение и не располагает к тестостероновому выбросу". Выходит, белорусские девушки вас не заводят?

— Я же каждый раз с женой к вам приезжаю. Я уже говорил, что Беларусь — это Шамбала славянская. И девочки здесь очень красивые и деликатно яркие. Понимаете, я просто очень женатый человек, отец троих детей... Мне нельзя думать про все это...

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Сергей Доренко родился 18 октября 1959 года.

В 1982 году окончил историко-филологический факультет Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Имеет дипломы преподавателя русского языка как иностранного, переводчика с испанского и португальского языков.

Несколько лет проработал в Анголе.

Экс-руководитель информационного вещания канала ОРТ, ведущий и руководитель программы “Время”.

В сентябре 2003 года сообщил о вступлении в КПРФ.

В 2004—2008 годах — постоянный участник еженедельной программы "Эхо Москвы" и "Особое мнение".

С сентября 2005 года — ведущий утреннего эфира программы " радиостанции "Эхо Москвы".

С 6 сентября 2008 года — главный редактор радиостанции "Русская Служба Новостей".

В свое время сильно критиковал Лукашенко.

Увлекается автомобилями, компьютерами, фотографией, часто и много путешествует, профессионально занимается приготовлением чая.

Интересуется различными этическими, философскими и религиозными воззрениями, в частности даосизмом.

Несмотря на то, что свою известность он получил благодаря телевидению, Доренко неоднократно утверждал, что не смотрит телевизор.

Женат.

Отец троих детей.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Юрий ХОДЫКО, заместитель председателя Партии БНФ:

— Сергей Доренко, конечно, талантливый человек, но вместе с тем абсолютно продажная личность. На мой взгляд, его подчеркивание своей независимости — ложь. Он, безусловно, зависим от тех людей, которые платят ему большие деньги. И когда ему платят за работу, он становится совершенно бессовестным. Я тоже не любитель Лужкова, а тем более Примакова, но стиль и методы, так сказать, защиты своей России, которые демонстрирует господин Доренко, не выдерживают проверки на интеллигентность, на которую он претендует. Но вместе с тем, еще раз подчеркну, Доренко — чрезвычайно талантливый человек. Этакий Мефистофель от журналистики...

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров