Кто затянул петлю на шее Олега Бебенина?

"Белорусские новости"

Месяц назад, 3 сентября 2010 года, на даче в деревне Перхурово в 20 километрах от Минска в петле было обнаружено тело одного из основателей и руководителей сайта charter97.org Олега Бебенина. Смерть 36-летнего белорусского журналиста повергла в шок его родных, коллег и друзей. Некоторые из них сразу же поставили под сомнение официальную версию о самоубийстве и выдвинули свою — "политическое убийство".

Олег был не только руководителем оппозиционного сайта, в публикациях которого Александра Лукашенко называют не иначе как «диктатором» или в лучшем случае "правителем", но и являлся ключевым членом команды нынешнего претендента на пост президента Андрея Санникова.

Загадочная гибель журналиста стала главной темой публикаций белорусских интернет-изданий и практически моментально получила международный резонанс. Ситуация оказалась, мягко говоря, весьма неприятной для властей. В результате Генеральная прокуратура вынуждена была взять под свой контроль проверку, проводимую по факту смерти Бебенина; ею в настоящее время занимается прокуратура Минской области. 13 сентября заместитель генерального прокурора Андрей Швед заявил: "Каких-либо данных, указывающих на необоснованность основной версии о самоубийстве, не имеется, но мы отрабатываем все возможные версии, в их числе и убийство с последующей инсценировкой самоубийства"…

Власти пригласили криминалистов ОБСЕ для проведения независимой экспертизы обстоятельств смерти оппозиционного журналиста. "Этот беспрецедентный шаг белорусского правительства демонстрирует готовность провести традиционное для современных стран прозрачное и беспристрастное расследование", — отметил Яцек Протасевич, ответственный за связи с Беларусью в Европейском парламенте.

Однако некоторые коллеги и друзья Олега поставили под сомнение официальные заявления и фактически выразили недоверие следствию.

Интернет-газета Naviny.by проводит собственное расследование обстоятельств трагедии. Знакомим вас с первыми результатами нашей работы.

Как появляются вопросы без ответов

Главный вопрос, на который предстоит ответить, — что же произошло на даче Олега Бебенина в деревне Перхурово? Если самоубийство, то для этого нужны некие серьезные причины, которые могли бы быть указаны в предсмертной записке. У Олега от двух браков — двое сыновей, и уж, как минимум, короткое "простите" на бумаге он просто обязан был оставить своим самым дорогим людям. Но на месте происшествия представители правоохранительных органов записки не нашли.

Друзья и коллеги, оказавшиеся вечером 3 сентября на даче, отмечали, что "первичные заключения людей из правоохранительных органов, которые работали на месте смерти журналиста, и судмедэксперта, делавшего вскрытие тела в Столбцовском морге, радикально расходятся даже по определению времени смерти и никак не стыкуются". Таких "нестыковок", например, в публикации драматурга и журналиста Николая Халезина набралось десятка два, и за каждым из них маячат образы наемных убийц.

А когда вопросы остаются без ответов, тогда и появляются сомнения. Их в этой трагической истории предостаточно. Поэтому Naviny.by решили провести собственное журналистское расследование. Первая наша задача — хронологически упорядочить события, предшествовавшие смерти Олега Бебенина, и выяснить, кто же последним видел журналиста живым. Ведь изначально было непонятно: а кто же первым обнаружил тело журналиста в петле?

То есть, мы намерены заполнить пустоты и устранить хотя бы часть "нестыковок" — по времени событий и участвующих в них лиц. Разумеется, прежде всего мы надеялись на помощь в этой кропотливой работе друзей и коллег Олега из "Хартии-97". Но ее не получили. Координатор гражданской кампании "Европейская Беларусь" Дмитрий Бондаренко и ее лидер Андрей Санников сперва пошли, что называется, на контакт, но позже дали задний ход.

Дмитрий даже пригласил журналиста Naviny.By на "конспиративную" квартиру, где высказал претензии к деятельности издания и всей информационной компании БелаПАН в освещении обстоятельств смерти Бебенина. Конкретного разговора не получилось, как и с господином Санниковым, у которого после нашей встречи с Бондаренко просто «пропало желание общаться». Хотя заявить о «недоверии» можно было сразу — во время первого же телефонного разговора, вместо того чтобы несколько дней кормить нас "завтраками".

Беспокоить родных Олега в этой тяжелой для них ситуации мы посчитали некорректным. Но ради объективности нашего расследования все же решились связаться с отцом погибшего коллеги. Николай Валентинович, бывший военный юрист и судья Верховного суда Беларуси, был краток: "Для меня все ясно, для нашей семьи все ясно. Самое страшное мы пережили. Остальное все образуется…"

Какие события предшествовали смерти Олега Бебенина

2 сентября и накануне. В ряде публикаций сообщалось, что Олег за неделю до трагедии вернулся из Греции, где отдыхал с семьей. Он был полон жизненных сил, строил планы; например, вечером 2 сентября собирался пойти с друзьями в кинотеатр "Октябрь", чтобы посмотреть фильм "Мачете".

И здесь — первая "нестыковка", о которой даже вскользь никто не упомянул.

По нашим сведениям, последние дни августа журналист провел в Польше. В Минск он вернулся 1 сентября, а на следующий день у него была встреча с Андреем Санниковым и еще с одним человеком, личность которого нам пока установить не удалось. У Андрея Олеговича мы и хотели выяснить этот очень важный момент. Ведь получается, что именно после разговора с лидером кампании "Европейская Беларусь" Бебенин резко изменил свои планы на вечер того дня: поехал домой, взял ключи от дачи и направился в Перхурово. Но, разумеется, без свидетельства самого Санникова эта информация — лишь предположение.

Далее Бебенин будто бы сделал остановку возле магазина, в котором купил две пол-литровые бутылки "Белорусского бальзама"; по заверению сотрудников правоохранительных органов, якобы в этой торговой точке бальзам был "самым приличным спиртным напитком", на полках не оказалось даже белорусской водки. Согласитесь, в такую версию на трезвую голову поверить трудно.

В деревне Перхурово магазина нет, здесь сельчан и дачников обслуживает автолавка, а ближайшие три торговые точки находятся в деревне Старое Село. Журналисты "Белорусских новостей" посетили каждую из них, но продавцы по фотографии Олега не опознали. Только в одном из этих магазинов можно было купить "Белорусский бальзам" по цене 13 440 рублей за полулитровую емкость. В то же время везде был выбор дорогих водок и коньяков. Конечно, круг "подозреваемых" магазинов гораздо шире, Олег мог приобрести спиртное в любой торговой точке Минска или в расположенных по дороге деревнях. Но, повторимся, на протяжении этого маршрута куда проще найти магазин без бальзама, чем без водки.

С этой "нестыковкой" разобраться все еще не удалось. (Однако, забегая вперед, необходимо констатировать: на порожних бутылках из-под бальзама и рюмке, найденных на даче, были обнаружены отпечатки пальцев Бебенина. Вопрос, "добровольно" ли они были оставлены, пока остается без ответа. Согласно озвученной версии прокуратуры, эти бутылки купил именно Олег).

На пресс-конференции заместитель генерального прокурора Андрей Швед сообщил, что журналист "после покупки спиртного или в ее момент совершил звонок личного характера, содержание которого прокуратура не имеет право разглашать". По нашим сведениям, это был последний звонок Бебенина. В дальнейшем он отклонял все входящие звонки и общался с помощью смс. Всего же, как нам удалось узнать от источника в компании-операторе связи, 2 сентября Олег пользовался мобильным телефоном семь раз. А последние два смс-сообщения были им отправлены с дачи. Затем связь с ним прервалась…

Кто затянул петлю на шее Олега Бебенина?

Фото дачи Бебенина

Эти факты легко подтвердить распечатками, которые, мы надеемся, уже находятся в материалах прокурорской проверки.

Справка Naviny.By. Дежурные сутки 3 сентября для правоохранителей Дзержинского района Минской области прошли вполне обыденно. Следственно-оперативная группа дважды выезжала на места преступлений по заявлениям о дачных кражах. Местные сыщики разобрались с "глухарем" двухнедельной давности — задержали вора двух мобильных телефонов, которые были похищены во время совместной пьянки с потерпевшей, да участковый составил протокол на пенсионерку, продавшую полтора литра самогона. И вдруг — смерть… Впрочем, и к сообщению о найденном в петле минчанине в дежурной части РОВД отнеслись как к явлению не из ряда вон выходящему; увы, самоубийства для столичного региона давно стали явлением обыденным. А потому в сводке УВД области сообщение об этом происшествии поначалу уместилось в несколько строк:

"3 сентября в дер. Перхурово в своем дачном доме покончил жизнь самоубийством через повешенье Бебенин О.Н., 1974 г.р., неработавший, житель гор. Минска".

3 сентября. Очевидно, что первой тревогу о не ночевавшем дома муже забила жена Бебенина. Опять же, ранее сообщалось, что первым на даче оказался брат Олега Александр. Но это не соответствует действительности. Женщина попросила съездить в Перхурово близкую подругу, а та отправилась в путь со своей знакомой.

Примерно в 17.00 они вошли в дом. Это подтверждает соседка Бебениных по даче Галина Васильевна.

— Я видела, как в дом вошли и очень быстро вышли две девушки, — рассказывает она. — Они закурили, прошли к навесу и, как мне показалось, позвонили по телефону. Минут через пятнадцать приехал брат соседа. Он зашел в дом, я услышала крик, вой... Позже он заходил ко мне, интересовался, видела ли я Олега 2 и 3 сентября. Я сказала, что даже не видела, когда он приехал. Правда, вечером 2 сентября мне показалось, что в окне горел свет, а вот примерно в три часа ночи я видела, что свет в доме горел. Да я и немного знаю о своих соседях, мы ведь практически не общались. Знаю, что года три назад они купили этот дом с участком за 30 тысяч долларов. С прежней хозяйкой я была очень хорошо знакома. А Бебенины, я ведь их фамилию только после этой беды узнала, жили сами по себе. К ним приезжали на шашлыки друзья, баню топили, но проходило все тихо, без шумных пьянок. Да, сосед наш Кузьмич рано утром 3 сентября, завидев машину Олега, собирался попросить у него немного песка из кучи, что лежит у гаража, да что-то его отвлекло…

Судя по всему, известие о смерти Олега Александр получил по дороге на дачу. Но не от девушек: об увиденном те сообщили общему знакомому, который созвонился с Александром и Санниковым. Примерно, в 17.15-17.20 брат Олега все увидел своими глазами.

Что касается вызова милиции, то дежурная часть Дзержинского РОВД приняла звонок о случившемся в Перхурово в 18.06. Следственно-оперативная группа прибыла на место происшествия около 20.00. Об этом факте сообщает и друг Олега Бебенина Федор Павлюченко, который приехал на дачу в 19.00 вместе с коллегами журналиста и был понятым при осмотре места происшествия.

Кто может говорить о веревке в доме повешенного

Место происшествия, а точнее —то, что увидели и услышали друзья и коллеги Олега от криминалиста и сотрудника прокуратуры, послужило в итоге поводом для возникновения даже не версии, а убеждения в том, что к смерти журналиста руку приложили спецслужбы. (Об этих нюансах мы обязательно расскажем в следующей публикации, в которой речь пойдет о результатах комплексной экспертизы). Для такого предположения должны быть серьезные, как говорят криминалисты, зацепки. Могли ли убийцы так «чисто» сработать, что и следов не осталось? Теоретически — да.

Для этого им надо было заманить или силой привезти журналиста почему-то именно на его дачу, уговорить или заставить напиться (почему-то именно бальзамом). Содержание алкоголя в крови погибшего составило 2,7 промилле, что соответствует средней тяжести опьянения. Правда, надо учитывать, что с момента смерти прошло некоторое время (какое именно, до окончания экспертизы сказать сложно).

Полемика о причинах смерти Олега Бебенина будет неуместна до тех пор, пока не станут известны результаты комплексной экспертизы. Проще говоря, в доме повешенного о веревке могут говорить только свидетели и специалисты. Поскольку свидетели решили молчать, подождем официального заключения.

По нашим сведениям, работа белорусских экспертов близится к завершению. Возможно, результаты экспертизы будут оглашены одновременно с выводами международных экспертов. Видимо, еще и поэтому прокурор Минской области Александр Архипов продлил срок проведения проверки по факту гибели Олега Бебенина до 3 ноября. Ожидается, что специалисты ОБСЕ — патологоанатом из Норвегии и криминалист из Швеции — прибудут в Беларусь 25-26 октября. В Генеральной прокуратуре заявляют о готовности предоставить им все имеющиеся материалы и объекты для исследования, а если потребуется, то и провести эксгумацию тела.

Ответа на вопрос, вынесенный в заголовок этой статьи, у нас пока нет. Но наше журналистское расследование продолжается, и мы будем информировать о его ходе.

Будем благодарны за любую информацию, которая поможет пролить свет на загадочную смерть журналиста. Naviny.By всегда открыты для высказывания мнений вне зависимости от убеждений авторов, их цвета кожи и политической "окраски".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров