Терещенко: Нельзя отправлять Лукашенко на пенсию и преследовать нельзя

"Интерфакс-Запад"

Почему дороги Терещенко и Лукашенко разошлись? Сколько денег тратят на выборах конкуренты от оппозиции? Что ждет Беларусь в случае победы оппозиционных кандидатов? – эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Запад" Виктора Терещенко.

Виктор Терещенко – председатель Совета Ассоциации малого и среднего предпринимательства. Участвовал в президентских выборах в 1994 и 2001 годах. В 1994 снялся в пользу Лукашенко, в 2001 ЦИК признал незаконными 25 тысяч подписей из 116.

- Вам не обидно, что вас в политических кругах не воспринимают всерьез? Например, приезжает президент Литвы и встречается с пятью претендентами, вас не зовут.

- Я не ставлю задачу на раскрутку себя как человека. Я не имею средств с Запада на выборы, хотя имею американский диплом, я почетный гражданин французского города Бетюн. У меня больше заслуг (перед Западом – ИФ), чем у кого бы то ни было. Я также не имею финансирования с Востока. Я, возможно, единственный кандидат, не имеющий внешнего финансирования.

Люди, которые ставят задачу показать себя, открыли сайт "Хартия" (имеется в виду Андрей СанниковИФ) или еще какой-то, изготовили листовки в Москве или Саратове.

Мне не надо раскручиваться. Никто из нынешних претендентов не был депутатом парламента. Я - был. Я был доверенным лицом Лукашенко.

Что касается Дали Грибаускайте. Туда (на встречу с президентом Литвы – ИФ) были приглашены люди, которые получают средства в виде поддержки с Запада. (На встречу с Д.Грибаускайте были приглашены Андрей Санников, Владимир Некляев, Григорий Костусев, Ярослав Романчук и Виталий Рымашевский - ИФ). Я отказался и не хочу этого делать


- Вам предлагали?

- Были разговоры. Прямо никто никогда не скажет, с учетом их культуры...

Насчет "раскрученности". Раскрученными этих людей делают журналисты, которые не всегда видят глубину, а видят жареное. Но читают-то их 2 процента общества…


- Что послужило причиной принятия решения баллотироваться, ваши друзья вас подтолкнули?

- Да, друзья, близкие. Те, кто меня знает. Я практически за сутки собрал 1300 человек (инициативную группу – ИФ). А решение я принял в конце августа. Жена, когда узнала, была против.

- Как вы оцениваете своих конкурентов?

- 4 сентября я встретился с Санниковым. Я его хорошо знаю. Когда я работал в аппарате президента, он просился на работу в качестве замминистра (иностранных дел - ИФ). Я сказал: "Андрей, я может не пойду, может не наберу 100 тысяч, может наберу, но меня не зарегистрируют. Могу я тебе тогда помочь?", - он с радостью сказал "Да". А когда я спросил, если вас не зарегистрируют, готовы вы мне помочь, ответа до сих пор не получил.

- Как вы думаете, многих зарегистрируют?

- Первое: не надо принимать на веру все то, что говорят представители власти. Второе: по сравнению с тем, что было (на выборах 2001 года – ИФ), есть очень существенный прогресс. Но как собирают подписи! Ко мне приходили четыре раза. Сборщики неправильно заполняют бланки… Технических нарушений очень много. Я не говорю о других. Я бы лично тех, кто нарушает закон, снимал, а не давал им предупреждения. Многие делают программные заявления, нарушая избирательное законодательство.

- А голоса свои отдадите кому-нибудь?

- Я ни в чью команду не перейду. Если будут три кандидата: Санников, Некляев и Терещенко и Александр - четвертый (Александр Лукашенко – ИФ), то я "единого" избирать не собираюсь. Я задам только один вопрос: "Вы потратили миллионы долларов, не своих, а чужих. Вы хотите перейти на чью-то сторону?" Я - не пойду. Я потратил свои деньги. Тем более, как поддержать человека, который хуже тебя знает государственное устройство, который не подготовлен экономически.

Мы можем поддержать и Лукашенко. Если на день выборов останется Лукашенко и кто-то в качестве подсадной утки от какой-нибудь силы извне, тогда мы, возможно, поддержим Лукашенко. Клоуна или чужака в качестве президента я никогда не поддержу.


- Вы говорили об экономической подготовке. Экономиста Романчука поддержите?

- Какой это экономист? По образованию? Я говорю, что я космонавт - и что? Что, как экономист, он сделал конструктивного для Беларуси? Это несерьезно.

- В 1994 году вы поддержали действующего президента. Потом даже работали в администрации. Не сработались. То ли сами ушли, то ли вас попросили. Что случилось?

- В 1994 году, набрав 85 тысяч, я перешел на сторону Лукашенко. После инаугурации мне было предложено возглавить управление по делам территорий администрации президента. Основная работа – кадровая расстановка. Я отработал три месяца. Как и сегодня, предложения на должность министра или любую другую по линии правительства готовились в правительстве. Проект указа, завизированный Чигирем (Михаил Чигирь – премьер-министр Беларуси 1994-1996 гг. – ИФ) приходил ко мне. Моя задача – обосновать желательность или нежелательность присутствия человека на этой должности. Из 25 человек я согласился с 13. Например, министр здравоохранения Инесса Дробышевская. Я ей говорил: какой вы министр здравоохранения, вы - врач-лечебник. Она побыла год-полтора, развалила здравоохранение – вот чем это закончилось. Я возражал, но мои возражения не всегда учитывались. Я еле убедил президента, чтобы министром образования был Стражев, а предлагалось 5 человек: председатель колхоза, директор заводика…

Короче, начались интриги, доносы, пытались везде подставить. Защищая правительство от случайных людей и пытаясь не подставить президента, я получился изгоем, если хотите персоной non grata. Я ушел… По собственной инициативе.


- Вы встречались после этого с Александром Лукашенко?

- Ни разу не просил встречи. Он приглашал. В 1995 году, после победы на выборах в Верховный Совет 13-го созыва, и в начале января 1996. Меня, Андрея Климова, Вячеслава Францевича Кебича и Станислава Богданкевича, президент пригласил, поздравил. Он хотел посоветоваться на предмет спикера.

Я сказал, что председателем Верховного Совета я хотел бы видеть господина Кебича. Он авторитетный, председатель правительства долгие годы. Спикер - только Вячеслав Францевич, имеющий, в том числе, и урок проигрыша (действующему президенту на выборах в 1994 году – ИФ).


- 2001 год, вы участвуете в президентских выборах. Правда ли, что на этот период вы вывозили семью из Минска?

- У меня даже билет сохранился железнодорожный на чужое имя. В мае у меня родилась дочь, ей тогда было 14 дней. И было такое внешнее давление - слежка, прослушка и прочее - что я вынужден был принять решение.

Я набрал Владимира Коваленка, он сказал приезжать к нему в Звездный. Все мы, еще и старшая дочь с внучкой, взяли билеты и под другими именами поехали в Москву. Мы побыли четыре дня. Но представьте: ребенку две недели: прививки, пеленки, плач. А мне надо к выборам говориться. И мы приняли решение вернуться. Не в Минск, а в деревню на Браславских озерах, где у меня дача.

Вы первый человек, кому я об этом рассказываю.

Еще меня обокрали. Я живу на первом этаже. Забрали компьютерную базу, деньги, пистолет, у меня два было.


- Сейчас имеете оружие?

- Нет, я его сдал.

- В 2006 году на президентских выборах вы никого не поддерживали?

- Я уехал из Беларуси… Но я, возможно, поддержал бы кого-нибудь из оппозиции. Милинкевича я бы не поддерживал. Это была не лучшая кандидатура.

- Обратимся к экономике. За какой период страну можно вывести из сложного экономического положения?

- Свою программу я озвучу, как только буду зарегистрирован.

Сегодня мы живем в убыток. Для того, чтобы оживить экономику, надо минимум 3-4 года. Нужен закон, который дает гарантию человеку иметь право на землю, как товар. Инвесторы без этого почти никогда не придут, а придут жулики.

Я хочу дать руководителям предприятий и министрам право принятия решений, привлечь в управление молодых пацанов – старый багаж не пойдет.

Я против товарных кредитов, например, со стороны Китая. Ведь эти миллиарды надо отдавать. Это как телевизор "Горизонт", который мы, большей частью, комплектуем из китайских составляющих, а значит берем на себя затраты по продаже китайских товаров. Кроме того, берем на себя гарантии за качество китайских товаров. Белорусы сейчас как маркетологи Китая.


- Как надо строить отношения с Россией сегодня?

- Я, однозначно, за равные, взаимоуважительные, договорные отношения. На макроуровне - между правительствами, между президентами - должна быть идиллия: понимание, доверие и определена стратегическая точка. Я не дам повода работать против Беларуси и получать максимальную выгоду.

Я бы два нефтеперерабатывающих завода – контрольный пакет акций – предложил бы России на условиях сохранения социалки, специализации и обеспеченности на 100% беспошлинным российским сырьем. 10 лет назад я предложил правительству программу создания с Россией нефтехимического холдинга. Не дело привозить в ведре нефть из Венесуэлы.


- Вы считаете нефтяное сотрудничество с Венесуэлой невыгодным?

- Даже являясь маленькой страной, мы видим свои геополитические интересы в Африке или Южной Америке. Но есть один момент: нам пока не до того, чтобы тратить столько усилий на развитие очень далекой страны. Даже если мы братья.

Кто спит из чиновников, кода идет эта баржа с нефтью? Ведь может быть все, что угодно. Для чего нам кормить порты: Клайпеду, Вентспилс, Одессу? Россия рядом. Если взять российскую нефть и венесуэльскую, выгоднее нам сотрудничество с Россией. А если еще учитывать, что инвестор будет проводить реконструкцию и модернизацию, иначе его продукция будет неконкурентоспособна…

Враждебное отношение к России - это вина правительства.


- А как улучшить отношения с Западом? Что им предложить?

- Улучшение отношений, как с Россией, так и с Западом, возможно и при Лукашенко, при условии, что вторым или третьим лицом будет Терещенко, который возьмет на себя функцию - и по характеру и по интеллекту, и по возможностям – примирить эти стороны и выполнить работу легализации выборов и улучшения отношений.

Как со странами ЕС, так и с Российской Федерацией, вижу свою кандидатуру наиболее приемлемой из числа претендентов для того, чтобы договориться. Некляев и Санников не смогут этого сделать. Я сегодня тот человек, который не брал на себя обязательств перед Россией или перед Евросоюзом, поэтому я могу работать в интересах Беларуси. А если получил миллион – надо чьи-то интересы отрабатывать.


- А как вы экономически заинтересуете ЕС?

- Они хотят интегрироваться в Беларусь в части размещения производств, в том числе и нефтехимии. Они не знают, куда их деть, а Сибирь далеко. Это приближение производств ЕС к основному рынку – к России. Польша эту роль выполнила. Почему Беларусь не может эту роль выполнить?

В Беларуси, кроме того, не нужен передел собственности – здесь много госсобственности. А в России нужен передел собственности.


- Правительство сегодня способно к конструктивным решениям?

- Большинство людей в правительстве, как и президент, способные грамотные. Но находятся под определенным давлением. Если я стану президентом, я публично скажу слова огромной благодарности президенту Александру Григорьевичу Лукашенко за то, что на протяжении 16 лет мы жили в мире, благополучии, социально были защищены и сегодня здоровы. Если он посчитает нужным, он сможет занять любую должность, он может быть премьер-министром. Это человек, который не только имеет харизму, Но и хороший опыт управления. Я считаю, что его отправлять на пенсию, а тем более преследовать нельзя категорически.

Из числа сегодняшних претендентов, которые могут быть зарегистрированы, все, кроме меня, его покусают и выбросят. Расшатывать общество нельзя. А эти люди – Санников и прочие, - покусают его, и не только его, и город Шклов переименуют.

Есть второй вариант: Путин-Медведев. Если выборы будут действительно серьезные, если народ проголосует за мою кандидатуру, а не только буду защищать Лукашенко, но и сохраню стабильность в обществе и дам спокойно работать. Иначе (в случае победы кого-то из оппозиционных кандидатов – ИФ) начнутся анонимки, интриги, мы в 37-й год вернемся.

Я иду только на пять лет, второй раз выдвигаться не буду, а подберу преемника.

поделиться

Новости по теме

    Новый кандидат в президенты - Виктор Терещенко

    Желание принять участие в президентских выборах высказал председатель совета Ассоциации малого и среднего бизнеса Виктор Терещенко. Это уже третья его попытка поучаствовать в выборах президента. В 1994 году он согласился стать доверенным лицомподробности

Новости партнёров