Некляев сказал правду про свои деньги

"Интерфакс-Запад"

Почему Некляев вспомнил свой псевдоним? Почему разошлись пути Некляева и Лукашенко? Сколько денег не украла кампания "Говори правду!"? Об этом в интервью рассказал лидер гражданской кампании "Говори правду!", поэт Владимир Некляев.

- Последнее время в интернет-СМИ в отношении вас стали появляться нелицеприятные эпитеты: подсадная утка, проект власти, призванный оттянуть голоса у Санникова.

- Писали, что чуть ли не видели, как в один карман мне Путин деньги совал, в другой - Медведев. Я не особенно отрицал, и что я пророссийский кандидат, и что я проект власти. Это бессмысленно и бездоказательно как с точки зрения обвинения, так и с точки зрения защиты.

- Почему именно Санникова вам противопоставляют?

- Санников не только по электронным рейтингам, которые не могут быть объективными, а по исследованиям, которым можно доверять, находится на втором месте по популярности после Некляева. Надо нас рассобачить, так как нерассобаченными остались только мы с ним. После вашего вопроса я подумываю, не подготовить ли нам какой-нибудь сюрприз. Займемся этим.

- Один из претендентов в президенты утверждает, что в интернет-рейтингах используются программы-автодозвоны, искусственно повышающие популярность. Вы используете такие программы?

- Я в этих рейтингах не в лидерах, я наравне с Михалевичем, Романчуком (лидером является А.Санников). Так что нигде не видно, чтобы я "набивал" рейтинг искусственно. Но очевидно это делается. Кто работает в Интернете, знает как.

- Какой смысл "набивать рейтинг", это же не рекламная площадка?

- Никакого иного смысла, кроме как для расставления фишек внутри оппозиции, это не имеет. Этот рейтинг может учитываться при распределении влияния внутри оппозиции. Хотя я после нашего совместного собрания и после решения ЦИК "пропустить" 10 претендентов в кандидаты, две вещи мне представляется уже невозможными: появление единого кандидата и возможность всем одновременно сняться и оставить Лукашенко наедине с собой. Эти возможности ушли. Надо искать новые. Они могут найтись только в создании новых центров силы.

- Впереди еще один этап, предшествующий регистрации кандидатов в президенты: подача деклараций о доходах и имуществе. Ожидаете ли вы отсев на этом этапе? Вы спокойны за свою декларацию?

- И за все остальные. Задекларированы будут все. Это то, чего добивается предвыборный штаб Лукашенко - наибольшее количество кандидатов в президенты.

- Вы обеспеченный человек?

- Я не бедный человек. Я живу в основном за счет песен - я их много написал за свою жизнь. Я писал песни, потому что просто дружил со многими нашими композиторами, исполнителями, а теперь они меня кормят. Гонорары перечисляет Белорусское авторское общество. Это, конечно, не те гонорары, которые были в советское время, их нельзя сравнить. Тогда за один гонорар можно было покупать машину… Но на жизнь хватает.

- А вы получаете гонорары от исполнения ваших песен в ресторанах, кафе, ведь среди них такие известные, как "Музыка для всех", "Любви прощальный бал", "Карнавал"? Мне кажется, их часто "заказывают" посетители?

- Я никогда не просил распечатку от Белорусского авторского общества, за что именно мне начисляется авторское вознаграждение. Какая у нас ситуация? Что-то дают, и слава богу. Я тоже этим настроениям подвержен. Начнешь выяснять - лишишься того, что имеешь.

Раньше, в советские времена, в каждом ресторане, была обязательная программа, утвержденная отделом культуры. Если в нее входила твоя песня, у тебя не было вопросов с покупкой машины за один месяц.


- А не может возникнуть такая ситуация: выплывет некая сумма, начисленная вам в прошлом году, но по каким-то причинам вами не полученная. И ваш декларируемый доход выходит за рамки допустимой 20-процентной погрешности?

- Если власть захочет кого-то рубить, не важно будет, пели, не пели мои песни в ресторанах. Как не важно, кто собрал 100 тысяч подписей, а кто нарисовал.

- Сколько песен вы написали?

- Около полутысячи.

- А сколько вас кормит?

- Я думаю, десяток.

- Вы недавно презентовали диск песен на свои стихи. Я к своему стыду не знала, что вы автор слов многих из них.

- В Древнем Риме кроме остракизма было наказание неупоминанием. Вроде человек жил, но о нем никто не упоминал. Патриции собирались, он, может, и был среди них, но никто о нем не вспоминал. Так и я попал в это число патрициев без названия с 1999 года. Петь поют, но не упоминают.

Вчера мне позвонила одна исполнительница, которая до моего выдвижения в этой кампании имела смелость называть мою фамилию. Мое имя значилось на выпускаемой ее продукции. Но и она позвонила и спросила: "Помнится, какой-то у тебя псевдоним был? Ты его не забыл?".

Не забыл. Я под этим псевдонимом, кстати, напечатал в газете "Советская Белоруссия" целую поэму - Владимир Магер. Магер – это девичья фамилия моей матери. Я в начале творчества даже подумывал публиковаться под этим псевдонимом.


- Эта исполнительница в Москве живет?

- Нет, московская достаточно независимая, прежде всего в материальном смысле. (Видимо речь идет об Анжелике Агурбаш, исполняющей много песен на стихи В.Некляева – ИФ).

Ведь что такое свобода? Почему мы несвободны? Потому что нам не дают разбогатеть. Если отбросить все романтические эпитеты – это, прежде всего, экономическая независимость. Именно этого мы и добиваемся. Для чего мы будем проводить экономические реформы? Для того, чтобы дать людям возможность заработать и стать от нас, новой власти, независимыми.

- На вашем диске есть песня "Говори правду". Когда она написана?

- Сейчас.

- Она мне по стилистике, динамике напомнила гимн Майдана - "Разам нас багата". Она написана под "плошчу"?

- Да, для этого она и писалась. Собственно весь этот диск из ностальгических песен издан ради двух песен, которые там есть: "Говори правду" и "Плывем за правдой в Эльдорадо". Этот диск уже во всех маршрутках крутится.

- На FM-ах еще не было?

- Странно, но нет. Хотя я же попадаю в 75% белорусских исполнителей… (требование Мининформа иметь в репертуаре белорусских радиостанций 2/3 песен белорусских исполнителей для поддержания национального шоу-бизнеса – ИФ).

- Вспомним 1999 год. В этот год вы полностью разошлись с действующим президентом. В чем была причина? Почему это не произошло в 1996-м, 1997-м годах?

- Потому что я пытался воздействовать на президента. Сейчас можно сказать, что это была ошибка, что я не достиг своей цели. Но я пытался что-то делать. Это продолжалось до тех пор, пока Лукашенко и Ельцин в декабре 1998 года не подписали заявление, в результате ратификации которого оказалось, что мы живем в одном царстве-государстве. Здрасьте!

Мы, Союз писателей, приняли довольно резкое политическое заявление. Параллельно я никак не мог принять, что он катком ехал по национальной культуре, литературе. Видимо тогда он реально рассчитывал въехать в Кремль на белом коне.

Я с ним ездил по регионам России и видел, что такое было возможно. Представьте, на площади десятки тысяч людей с транспарантами: "Спаситель славянства", "Лукашенко – президент России". Помню, как губернаторы Нечерноземья по линейке стояли вдоль ковровой дорожки…

Если бы он тогда создал в России свое лобби из этих людей, может, и удалось бы…

Мой визави был тогда Заметалин, который старательно пытался русифицировать Беларусь. И между мной и Заметалиным он выбрал Заметалина, точнее - его политику. И вот результат - сегодня я еду в школы, читаю детям стихи на белорусском языке – они меня не понимают. Я иностранец в своей стране. Вот против чего я пытался бороться в 1999 году.


- Вы поэт, интеллигент, а политика – дело не очень чистое. Вы не боитесь, что к вам примкнут не очень порядочные люди? Вы готовы, что вас будут поддерживать те, кому бы вы раньше не подали руки?

- Политика – не дружба и не семейные отношения. Это жесткий реальный выбор. С моралью здесь никто никогда не считался и считаться не будет. Я пытался это делать в начале кампании. Я заблуждался. Когда я договорился до принципов морали, меня просто кинули. Реальность такова: если ты хочешь выиграть, ты должен играть по выработанным правилам.

- В 2006 году у оппозиции был единый кандидат, но потом появился Козулин, который спутал карты. У вас похожая ситуация?

- Ситуация похожа. Хотя Козулин и ранее позиционировал себя, как политик. Я же выскочил, как Пилип из канапелек. Хотя я говорил, что не собирался и не собираюсь лишать оппозиционеров их позиций: ни Милинкевича, ни Лебедько. Ради бога! Вы завоевали себе право на определенные отношения с Европой, и т.д. Но оказалось, что никакие мои уговоры, обещания не действуют. Все перебивает одно: он забирает "наше". Мы здесь пахали, сеяли, а убирать приперся он. Это уже не политический фактор, а, скорее, человеческий.

- Вы в 2006 году работали в команде Козулина. Почему он на вас не работает?

- Он мне сказал: если ты станешь единым кандидатом, я поддержу тебя. Если же этого не случится, ты повторишь мой путь, и вместе с тобой повторять этот путь я не хочу.

- Вы на пресс-конференции сказали, что успех вашей кампании не в том, что вы нашли деньги, а в том, что вы их не украли. Сколько кампания "Говори правду!" не украла денег?

- Надо понимать четко, что какой-то процент денег при финансировании политических кампаний присебячивается: и той стороной, которая дает, и той, которая берет. Все дело в том, какой процент присебячивается. На верхнем, управленческом эшелоне никто в нашей кампании ничего не ворует. Мое самое жесткое условие: из средств, предназначенных волонтеру, который ходит под дождем и снегом, из трех копеек волонтерских никто не имеет права забрать ни полкопеечки. И как только мы обнаруживали, что кто-то посягал на эти полкопеечки, никто дальше с ним не сотрудничал.

- Бывали случаи?

- Конечно.

- А правда, что у вас была самая высокая оплата за подписи?

- Как это вообще определить, кто это правду скажет…

- Таблица была опубликована…

- Таблица не соответствовала действительности, по крайней мере в отношении нас. Кажется, что у нас много денег, потому что мы их эффективно используем.

- Но ведь теперь кампания "Говори правду!" плавно перетекла в предвыборную кампанию и расходование денег со стороны запрещено?

- Все, у нас теперь не будет никаких "левых" денег. У нас теперь будут только те, которые разрешены.

И вообще, все, что я вам рассказываю - это литературное произведение. Это та самая кошка, которую я убил. На самом деле я никакой кошки не убивал. Убил ее мой лирический герой. Все, что я вам рассказываю о деньгах - как они распределяются, контролируются - рассказывает герой литературной повести "Выборы-2010".


- Я же тоже не налоговый инспектор…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров