Политолог: Если Россия захочет убрать Лукашенко, то сделает это быстро

ИА "Новый регион"

Если спецслужбы России захотят избавиться от Александра Лукашенко, смена руководства Беларуси может быть проведена в кратчайшие сроки. Об этом в интервью РИА "Новый Регион" рассказал белорусский политолог Сергей Богдан, посетивший Киев для участия в круглом столе, посвященном отношениям бывших советских республик. По словам эксперта, Украину в Белоруссии не воспринимают как серьезного и надежного партнера.

- Украина уже несколько месяцев оказывает помощь Беларуси – принимает для нее танкеры с венесуэльской нефтью. А вскоре Киев обещает задействовать для перекачки и трубопровод "Одесса – Броды". Выглядит так, будто Виктор Янукович и Александр Лукашенко близки к созданию союза для ослабления зависимости своих стран от российских энергоресурсов.

- Россия, очевидно, не захочет так просто допустить такой вариант. И Россия имеет много рычагов для этого. К тому же, у белорусских и украинских политических элит не хватает доверия друг к другу, чтобы сделать такой проект. Потому что он предполагает достаточно большой риск. Одна сторона думает: "а вдруг эти кинут? Может, кинуть их раньше, чем они нас?" Я думаю, что полного доверия нет. Поэтому пока еще очень рано говорить, что такой проект с трубой и нефтью станет долгосрочным. Для того, чтобы проект стал устойчивым, венесуэльской нефти маловато. Есть вариант с Ираном. Но если Беларусь попытается привезти иранскую нефть на восточноевропейский рынок, Минск столкнется с огромнейшим противодействием США и ЕС. Существует политика США на ограничение выхода Ирана на рынки нефти.

- Тем не менее, недавно Виктор Янукович заявил, что не слышал возражений от России по поводу использования "Одесса – Броды" в интересах Беларуси.

- Ну, это так, – думаем то, что желаем думать. Конечно, у российской стороны будет раздражение. И я абсолютно понимаю российскую сторону. Для России экспорт энергоносителей слишком важная статья бюджета, слишком важный рычаг влияния. И Москва очень чувствительно относится к попыткам каких-то изменений.

- Как простое население Беларуси реагирует на ту критику, что раздается в адрес Лукашенко в эфире российских телеканалов?

- Я бы не назвал это критикой. Это – пропаганда. Там слишком много неправды. Там говорится, что в Белоруссии исчезают десятки людей, а исчезло всего четыре человека. Причем, очень давно. Это при том, что я нисколько не симпатизирую президенту Лукашенко, но это – просто неправда. К тому же, Россия вспомнила об этом, спустя столько лет. Тем не менее, эта пропаганда доходит.

- То есть, рейтинг Лукашенко удается обвалить при помощи таких передач?

- Я не знаю, как можно это замерить, поскольку во многом невозможна в Беларуси работа соответствующих организаций. Но то, что люди об этом говорят, обсуждают это, – да. Люди ведутся на эту пропаганду. Поймите, даже чиновники администрации президента находятся во многом под влиянием российских источников. Я встречаюсь с людьми из администрации президента, и они мне пересказывают глупости из источников, которые явно являются пророссийскими или российскими. Мне это очень прискорбно. Что уж говорить про население.

- Как вы считаете, чего добивается Россия? Чтобы Лукашенко стал более уступчивым, или Москва вообще не хочет, чтобы оставался старый белорусский лидер?

- Думаю, что хочет, чтобы был более уступчивым. Но чтобы вообще свалить Лукашенко... Я могу допустить, что может произойти в результате определенных действий так, как это произошли в Кыргызстане. Насколько мне кажется, там тоже не хотели совсем уж сменить президента. Речь шла о том, чтобы как-то поставить на место. Но совпали интересы США, России, и просто Бакиева не стало. Тут может произойти такая же вещь. То есть, могут хотеть одного, но получиться другое.

- К чему же Кремль принуждает Лукашенко?

- Во-первых, от него добиваются доступа к определенным кускам собственности, которые еще есть в Беларуси. В частности, это касается трубопровода, чтобы была полная ясность (хотя определенный доступ уже получен), важнейших объектов химпрома, нефтепереработки, машиностроения. В Беларуси есть еще достаточно много предприятий, которые находятся под контролем государства. То есть, чисто прагматический интерес. Мне представители определенных банковских кругов России, потирая руки, рассказывали о дерибане, который можно еще устроить в Беларуси. Конечно, Беларусь – не самый лакомый кусок, но там еще есть много чего.

- И каков ваш прогноз: Лукашенко сдастся?

- Нет, я думаю, что Лукашенко сам по себе не сдастся. Но понимаете в чем дело: Лукашенко – это человек на глиняных ногах. Его режим очень рыхлый. Сами чиновники не верят в то, что они делают. В том числе, органы безопасности. Если Россия захочет, органы безопасности РФ свяжутся со своими белорусскими коллегами и договорятся о конкретном устранении определенных личностей. И это может быть очень легко сделано. Потому что даже в начале 2000-х годов все сыновья начальников КГБ районного уровня учились в академии ФСБ, российских учреждениях. Они вместе учились, вместе работали, вместе воевали. Это дает российской разведке столько выходов на белорусских коллег! Причем, очень серьезных выходов. Если Россия захочет убрать Лукашенко, она сможет это сделать очень быстро. Потому что, если Россия захочет, кто тогда выйдет за Лукашенко на демонстрации на улицу? Ну, разве что пенсионеры. Никто не захочет умирать за Лукашенко. Это – режим, в котором нет идеологии, в котором нет сплоченности, даже минимальной. Так что режим Лукашенко очень слабый. И в этом опасность для независимости Беларуси.

- В чем вы видите опасность – в реализации проекта Союзного государства?

- Проект Союзного государства никогда не будет реализован. Я просто не верю, что Россия хочет что-то "проглотить". Опасность в том, что будет создано слабое руководство Беларуси. Оно не сможет противостоять давлению со стороны России – то, что пробовал делать Лукашенко, и то, что ему до определенного времени удавалось посредством ангажирования каких-то региональных элит РФ и российских радикалов. Сейчас придет слабое руководство, произойдет дерибан, разграбление государственной собственности по самому худшему варианту. Это приведет к тому, что страна окажется конкретно в третьем мире. Государство ни на что не сможет влиять, оно будет лишь поддерживать стабильность на границах Европы и РФ. Я не могу сказать, что реализации такого сценария желает Медведев. Скорее, это определенные круги. Хотя, конечно, они могут спекулировать на патриотизме россиян.

- Как вы считаете, сможет ли добиться Россия отстранения Лукашенко от власти по результатам ближайших президентских выборов?

- Если Россия захочет – да. Она может сделать это в любой момент.

- Украинская пресса пишет, что Россия теперь поддерживает белорусскую оппозицию. Действительно есть оппозиционеры, которых можно подозревать в поддержке Кремля?

- Безусловно. Я не могу приводить какие-то документы, но, конечно, Россия уже достаточно давно вмешивается. А Запад просто умыл руки. Не дали денег Милинкевичу впервые за все это время. Вообще. Не дали денег на продолжение политической деятельности.

- А вам, как белорусскому патриоту, разве не было обидно, что оппозицию финансируют из-за границы?

- Конечно, обидно, что и с той стороны, и с другой. В начале 90-х годов было все очень ясно. Вот Лукашенко, вот Россия, вот независимость. И было ясно, за что мы боремся. Тогда не было вопросом, готовы ли мы бороться за независимость. Это было само собой разумеющееся. Я тогда учился в университете на достаточно престижном факультете, и мы выходили на демонстрации, при том, что вылететь из вуза было очень легко. Но тогда был вопрос: или мы, или Россия. А сейчас таких настроений среди молодежи нет.

- То есть, Беларусь рискует стать еще одним федеральным российским округом?

- Беларусь не станет еще одним федеральным округом, потому что изменился расклад. Этого не хочет сама официальная Москва, если не считать ультраправых.

- Признает ли когда-нибудь Минск Южную Осетию и Абхазию?

- Это будет предметом торга, но в то, что Беларусь признает эти государства, – я не верю. Секрет режима, который существует в Беларуси, в том, что он сначала хотел быть российским Израилем. То есть, тем, чем Израиль является для Америки. Условно говоря, получать все. В то же время, позволять себе достаточно много. Особо не чувствовать себя стесненным, но, скажем так, рассказывать, что «мы с Россией», а за это получать дешевый газ и нефть, перепродавать их. До определенного этапа это работало. Россия нуждалась хоть в ком-то, кто будет ее сателлитом. А потом это работать перестало. И решили, что будем между Западом и Россией. И тут была задача удержаться между двумя полюсами, не приближаясь ни к одному из двух. Ни к Западу, ни к России. А признание Абхазии и Осетии – слишком отталкивает от Запада и притягивает к России.

- Интересуются ли в Беларуси тем, что происходит на Украине?

- Украина в определенной степени является, не хочу сказать, антиутопией, но это – не самый позитивный пример, который есть. Большинство людей думают, что в Украине жизнь хуже, чем в Беларуси. Это воспринимается только в таком ключе: "Снова там беспорядок, экономическая ситуация хуже, чем у нас". Несмотря на близость между двумя странами, они не являются сообщающимися сосудами. Думали ведь, что и Майдан такой же будет в Беларуси. А на самом деле, две страны достаточно сильно разошлись.

- А хотели бы белорусы создания союза с Украиной?

- Еще одно союзное государство, как с Россией? У Украины нет столько денег, чтобы построить с нами еще одно государство. Но думаю, что еще одно такое союзное государство интересовало бы президента Лукашенко. Но у Украины нет таких ресурсов. С другой стороны, как я уже сказал, Украина не воспринимается как серьезный вариант.

поделиться

Новости по теме

    Лукашенко признал кризис

    "Боюсь, что этот глобальный кризис, о котором сейчас так много говорят, может придти и к нам. Думаю, что если мы с Россией будем вместе, мы с минимальными потерями преодолеем этот кризис", - заявил А.Лукашенко.подробности

Новости партнёров