Эксперт: У ЕС нет сильного практического интереса сближения с Беларусью

"Немецкая волна"

В интервью эксперт Лондонского института государственных идеологий (INSTID) Наталья Лещенко заявила, что нынешние трудности в отношениях Беларуси и ЕС связаны с разницей в подходах. Подход ЕС, по мнению эксперта, слишком идеалистический, а Минска - чересчур прагматический. Лещенко считает, что в такой ситуации надо начинать с политики маленьких успехов - договариваться о таких шагах, которые стороны могут совершить без труда и потери лица.

- В последние недели Минск стал самым настоящим местом паломничества европейских политиков самого высокого ранга. В какой степени эта серия визитов является скоординированной политикой, либо каждый гость решает в Беларуси свои задачи?

- Безусловно, это скоординированная политика. Видные европейские политики не стали бы заниматься самодеятельностью. Все-таки на уровне ЕС хорошо согласовываются действия высокопоставленных чиновников и глав государств. И все они, отправляясь в Беларусь, пытаются решить наболевшую и насущную проблему - как продвинуть диалог между Минском и Брюсселем.

А резко возросшая частота визитов связана с важностью для европейцев того, чтобы предстоящие выборы в Беларуси были демократическими, соответствовали стандартам и нормам ЕС. Брюссель всеми силами старается побудить белорусские власти к тому, чтобы выборы были максимально удобоваримыми для Евросоюза. Ведь тогда и ЕС будет гораздо проще продолжать диалог с Беларусью.


- Но эта позиция плохо согласуется с заявлениями самих же европейских политиков. Например, на недавнем Минском форуме депутаты бундестага прямо говорили, что уже сейчас можно сказать, что выборы не будут свободными и справедливыми - потенциальные кандидаты находятся в неравных условиях, нарушаются права на свободу ассоциаций и собраний и т.д. Так зачем тогда огород городить?

- В ЕС политика очень формализована. Поэтому до тех пор, пока не будет официального документа с оценкой выборов со стороны Брюсселя, говорить о позиции ЕС просто преждевременно. В этом смысле все звучащие сейчас высказывания о недемократичности выборов - не более чем личные мнения тех, кто их озвучил. Они не имеют больших оснований влиять на политику Евросоюза.

- От чего тогда в большей степени зависит формирование европейской политики в отношении Беларуси - от позиции Еврокомиссии, от мнений государств-соседей, таких как Польша и Литва, или европейских тяжеловесов, той же Германии?

- От всего понемногу, потому что формирование политики ЕС - это такая большая черная коробка: мы можем видеть, что есть на входе и что на выходе, но в самом процессе принятия решений остается достаточно много субъективности.

С одной стороны, действительно велика роль Еврокомиссии, потому что она готовит и принимает решения. Решения эти, конечно же, учитывают позиции крупных стран и стран-соседей. Но также определенную роль играет и чисто субъективный фактор - какие-то стереотипы восприятия, то, что в ЕС принято считать, что с Беларусью уже давно есть проблемы. Хотя уровень информированности о стране среди еврочиновников значительно повысился по сравнению даже с тем, что было несколько лет назад.

Ну а постоянные призывы ЕС провести выборы в соответствии с демократическими стандартами - это еще и яркий пример европейского идеализма. Даже если в Брюсселе понимают, что будут проблемы с результатами выборов, там все равно считают, что нужно пытаться хоть что-то сделать, чтобы они оказалась более удобными хотя бы для самих себя.


- Вы использовали термин "европейский идеализм". Но сейчас гораздо чаще приходится слышать о том, что ЕС закрывает глаза на происходящее в Беларуси и идет на сближение с режимом Лукашенко, руководствуясь лишь геополитическими интересами, стремясь отдалить Беларусь от России.

- Действительно, сейчас это очень популярная теория - рассматривать все, что происходит в международных отношениях, с точки зрения возможных альянсов, противовесов, конфликтов - кто кого сильнее, кто кого победит и куда перетянет.

Но если мы говорим о ЕС, то у него есть совершенно объективная задача - распространять вовне свои ценности и представления о том, как должны быть организованы государства и общества. Это разумный подход, поскольку он способствует росту понимания европейской политики.

ЕС всегда работает на уровне ценностей и правил. Поэтому говорить о том, что сейчас идет борьба за зоны влияния, за то, кто у кого вырвет Беларусь - это большое преувеличение. Мы имеем дело с нормальным дипломатическим процессом. ЕС заинтересован иметь хорошие добрососедские отношения с Беларусью, ему выгодно, чтобы Беларусь была стабильным государством, не создающим Брюсселю проблемы. В принципе, точно такие задачи могут стоять и перед Россией, и не только в отношении Беларуси.

Мне кажется, вообще трудности в отношениях Беларуси и ЕС связаны с разницей в подходах - подход ЕС в чем-то слишком идеалистический, а Минска - чересчур прагматический. Один западный дипломат мне рассказал, что главная проблема в переговорах с белорусским МИД состоит в том, что Беларусь постоянно ставит прагматические условия для любого сближения, любых шагов навстречу.

У ЕС особенно сильного практического интереса сближения с Беларусью нет, он, скорее, заботится о распространении собственного видения мира, не ожидая от этого прямых экономических выгод. В это же время у Беларуси практически отсутствует добрая воля к сотрудничеству, с ее стороны идет жесткая торговля. Это можно сравнить с тем, что друзья организовывают вечеринку, а один из гостей спрашивает, сколько ему заплатят, если он придет.


- В ходе визита в Минск 15 ноября еврокомиссар Штефан Фюле сообщил о том, что в Брюсселе сейчас обсуждают промежуточный план действий в отношении Беларуси. Что, на ваш взгляд, будет в этом плане и что там должно быть?

- В этом плане, скорее всего, не будет никаких сюрпризов, с точки зрения пожеланий европейцев. Это, в первую очередь, относится к принципам общественного и политического устройства Беларуси.

А что должно быть? Наверное, было бы хорошо, если бы в плане оказались прописаны вещи, которые белорусы могут осуществить, не торгуясь. Это должны быть, если так можно выразиться, легкие решения - те шаги, которые можно совершить без особого труда обеими сторонами без потери лица и перечеркивания предыдущих заявлений. Одним словом, надо начинать с политики маленьких успехов.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров