Костусев ответил на "неудобные вопросы" блогера

malishevsky.livejournal.com

Неудобный вопрос задать легко. А кандидатов спрашивают вроде об одном и том же. Кажется, сам могу отвечать за каждого. Мне интересно попробовать оспорить их тезисы. Ну, или посмотреть туда, куда они точно не хотят смотреть. Каждому кандидату предлагаю ответить на "неудобные вопросы". Это те вопросы, на которые я не знаю, как они ответят.

Первым согласился Рыгор Кастусев, спасибо ему за это огромное и мое уважение. Остальные обещали подумать, думают. "Неудобные вопросы" они такие. Тут подумать надо...

- Допустим, БНФ сегодня, БНФ 10 лет тому и БНФ середины 90-х – какой БНФ самый БНФ?

- Понятно, что в начале 90-х.

- Тогда смотрите, вы говорите, что на выборах Костусеву реально взять 30% голосов. Кстати, это конкретно вам или оппозиции вообще?

- Конкретно мне, как представителю партии БНФ.

- 1994-й год. Зянон Позняк, сам Позняк, знаете сколько взял голосов на выборах президента?

- Где-то 18%.

- 12,9%. И БНФ тогда был не сейчас. А Позняк взял в два раза меньше, чем рассчитываете вы. Только у меня не сходится?

- Знаете, сегодня общество раскладывается так: где-то 30% - ярые сторонники Лукашенко, так? 30% сторонники оппозиции, и 40% это люди, которые не определились. Я вам скажу в регионах другой партии, кроме БНФ, люди почти не знают, слово "оппозиция" люди ассоциируют с БНФ. Вот те 30% сторонников оппозиции самое вероятное будут голосовать за БНФ. На встречах с людьми я наблюдал за теми, кто не определился, и знаете, полностью возможно минимум 15% этих людей перетащат под свою сторону. Именно под сторону БНФ.

- Вы знаете, кто эти люди?

- Да.

- Ну, и кто они?

- Я скажу лучше, кто не попадает под эту категорию: пенсионеры и люди с наименьшим уровнем жизни. Такой парадокс: чем хуже живешь, тем больше за президента. Мы в пикетах с членами группы даже пари заключали: вот идет человек, я говорю – нет, это не наш электорат, это электорат власти. Парни со мной спорят, когда говорю – нет, это не наши. А подходят к нам и начинают: аааа БНФ, аааа оппозиция…. Парни тогда смеются. Вот, давайте так: из 40% неопределившихся мы 15% можем взять, партия БНФ? Да, можем!

- Только не понимаю – чем можете? Эти 40% уже голосовали на выборах 2001 и 2006 года. Знаете, за кого?

- А никто не знает. Знают только председатели участковых комиссий. Даже Ермошина, возможно, не знает.

- Вот именно – никто не знает. При этом оппозиция всякий раз говорит, что она проигрывает не выборы, а подсчет голосов.

- Полностью согласен.

- Вы не допускаете, что оппозиция проиграла и выборы тоже?

- Нет, ну, я согласен, что Лукашенко те выборы и выиграл. Но во всяком случае не 6% набирали наши кандидаты. И сейчас мне могут написать 2%, но это не значит, что столько за нас голосует.

- Много раз слышал это от оппозиции. Знаете, иногда, чтобы выигрывать, сначала нужно признать свое поражение. А то уверен, что такой замечательный, а просто не дают выиграть эти Ермошины. Оппозиция готова признать, что хотя бы одни выборы она проиграла?

- 2001 год мы однозначно проиграли. Там только спор, сколько процентов набрал Гончарик. Я согласен, что может Лукашенко набрал 52% или 55%. Конечно, он выиграл.

- А с 2006-м разница есть? Я не вижу.

- Тоже согласен. Но я вам приведу пример: когда участвовал в 2008 году в парламентских выборах. Шкловскому райисполкому объяснили: если Костусев по официальным данным получит 20% голосов, это будет для вас поражением. Все равно я проиграл бы, но нет: меньше 20% нужно. Мне оставили 10%.

- Допустим, взяли бы вы 30%. Вам от этого легче?

- Я знаю, что взял больше. В городе Шклове выиграл я и Белыничы тоже, в районах проиграл. Понимаете?

- Вот вы говорите: мы должны выйти на площадь, чтобы отстоять "настоящие результаты выборов". А какие они – никто не знает. Но знаете, что будут ненастоящие. Это не напоминает вам позицию человека, который говорит о том, что проиграет и оправдывает себя заранее. В этом нет слабости?

- Тут слабости нет. Пусть я проиграл, но я хочу знать настоящие результаты.

- А каким итогам вы поверите? Вот в чем проблема! Вы же выйдете на площадь, если возьмете и больше 35%! Или удовлетворитесь?

- Тут смысл какой: если на подсчет голосов будут допущены наши представители и выборы будут, например, как на Украине, там каждый бюллетень поднимали и говорили — это за Януковича, это — за Тимошенко — никаких вопросов я задавать не буду! Скажу: ну что же.

- Вам важно увидеть, что процедура соответствует…

- Да! Вот это и есть отстаивание настоящих результатов выборов.

- Если с этим будет все окей, а результат не 30%, а 5%, с результатами этим согласитесь?

- Ну, что же, мне с этим останется согласиться.

- Как вы думаете, когда за вас будут голосовать на выборах, эти люди будут голосовать за политика Костусева, или за легендарную партию БНФ?

- По-разному.

- За кого больше?

- Возможно, больше за БНФ.

- И это не обижает вас, как политика?

- Я не хочу быть человеком не от земли, я реально оцениваю свои шансы как политика, как Григория Костусева. Моя известность личная не больше других кандидатов, кроме Лукашенко. И не потому, что я такой плохой, просто такие у нас возможности. Нет телевидения, радио…

- Кажется, в 94-м голосовали за Позняка… Это что, до сих пор играет электорально Позняк на вас!?

- Тут еще не знаю, как Позняк играет: на плюс или на минус.

- Вот кстати, имидж БНФ сегодня больше позитивный или негативный? Было же и такое время, когда негатива было больше, детей вами пугали.

- Было такое. Сегодня, думаю, на одном уровне. И позитивный, и негативный.

- А у президента?

- У президента конечно, позитивный больше.

- А есть ли в оппозиции такой политик, у кого позитивный имидж больше?

- Знаете, не задумывался, пока не спросили. Понимаете, в чем мое отличие от других кандидатов, я рассчитывал на рейтинг БНФ, на имидж БНФ. Раскрутить личность Григория Костусева за такой короткий срок очень сложно. Поэтому ничего страшного нет, что мы опираемся на имидж БНФ. Для примера могу привести вам такие вещи. Член партии, который руководил сбором подписей в Костюковичах Николай Малахов, говорит мне: я сам удивился, что многие в Костюковичах начали высказываться, что БНФ — это круто! Особенно молодежь. Со словами "БНФ — это круто" ставили подписи! Это восточная часть Могилевской области. Я помню, как мы спорили с Вячоркой в начале 90-х, когда он говорил: "может, давай восточными районами совсем не будем заниматься, ведь там все равно ничего не добьемся". Ситуация меняется.

- Они говорят, чем БНФ - круто?

- Знаете, за что уважают БНФ? За то, что мы как дятел долбим в одну точку.

- И, наверное, БНФ тоже должна меняться. Даже мегалозунг "Жыве Беларусь!" Легендарный, но есть ли у вас лозунг избирательной кампании? Власти и те формулируют каждые 5 лет новый лозунг, а БНФ – нет!

- Штаб предложения по листовкам собирает. Есть поручение каждому из участников штаба свои предложения сделать, в том числе по лозунгам. Но для меня «Жыве Беларусь» это, как говорят, круто!

- Вам не кажется, что живете временами БНФ середины 90-х, когда, да, было круто. Но когда не было Лукашенко.

- Ну может быть в какой-то степени да, но в нашей программе мы ничего нового не придумаем. Программа партии БНФ опирается еще на программу БНФ "Адраджэнне". Это хорошая программа. Сегодня даже власть наши экономические предложения реализуют. Правда, выдает за свои, а БНФ это озвучил еще в начале 90-х. Возьмем поставку нефти по балто-черноморскому корридору. Только сейчас власть идет на это! Когда задействует трубопровод, пойдет нефть и азербайжданская, и иранская. Любая страна заинтересована продавать нефть, было бы только кому.

- Еще вы говорите о хороших добрых отношениях с Россией, да?

- Да, добрососедские.

- Теперь посмотрите, с чего эти ваши "добрососедские отношения" начинаются: разрываем Союзный договор, затем туда же посылаем Таможенный союз, выходим из ОДКБ и лишаем русский язык статуса государственного языка, ставим вопрос о национализации "Белтрансгаза". Прекрасное начало!

- Отвечу. Существуют две страны: Беларусь и Россия. Отношения между руководством стран очень далеко зашли. Я не говорю отношения между людьми, но мои личные наблюдения: у Беларуси начали нарастать антироссийские настроения, а в России — антибелорусские. Я начал задаваться вопросом — почему? Отношения руководств кто-то умело проецирует на отношения между народами. Это ненормально. Мы никогда не говорим отрицательно про российский народ. Мы всегда высказываемся про политику Кремля. А сейчас давайте оценим ситуацию. Благодаря кому Лукашенко остался при власти в 1996 году?

- Благодаря оппозиции…

- Ну, в некоторой степени да. Но основная заслуга — Кремль. Благодаря кому Лукашенко столько лет держится при власти, и сюда идут вливания? Те 50 миллиардов российские — куда они пошли? Кто-то знает? Это неподконтрольно! Но долги же нужно отдавать.

- Давайте вернемся к отношениям с Россией. Любая страна, с которой вы разрываете все прежние договоренности, даже если это не Россия, будет в шоке.

- Мы однозначно против союзного государства. Да его и нет. Не может существовать что-либо, если это создают два субъекта, и у каждого свои цели. Разные! Россия сама не знает, как быть в отношениях к Беларуси. Мы для России как чемодан без ручки — жаль бросить и нести тяжело. Вы об этом не задумывались?

- И что вы с этим чемоданом сделать хотите?

- Ручку.

- Тут не понял. Мы для России станем удобным чемоданом, теперь с ручкой?

- Не совсем хорошее сравнение, нужно признать. Тут скорее чемодан без ручки не Беларусь, а тот союзный договор, ОДКБ... Может еще Россия сама скажет спасибо. Толчок от Беларуси, когда я стану президентом, поможет России развязать этот узел. Если мы открываем Таможенный союз, нахрена тогда Союзное государство? Оно поглощается Таможенным союзом.

- Но и Таможенный союз тоже убираете! Как вам такой вариант: свести отношения к технике: прописали правила, исполнили правила. Нет — прекращаем, потому что это не работает! А не из принципа, потому что это Россия

- Хорошо. Если для Беларуси это будет выгодно, такие контакты будем держать. Но одна и другая сторона должны исполнять обязанности.

Допустим, вы приходите к власти. Ситуация экономическая не супер. С чего начинает новая власть? Она возвращает страну в 1996-й год: возвращает Конституцию 1994 года. Это без пяти минут политический кризис.

- Почему?

- Невозможно так просто взять и отменить 15 лет со всеми этими декретами – это раз. Во-вторых, кто у вас будет в оппозиции? Лукашенко! И тут же начинается преследование демократической властью оппозиции, ведь так?

- Если человек допустил преступление, он должен ответить.

- Только этот человек — лидер оппозиции. Вам это ничего не напоминает? Кстати, знаете, кто из нынешней оппозиции будет в оппозиции к вам, как к власти?

- Могу представить.

- Добавьте туда этот странный парламент! С таким парламентом у вас, конечно, все получится…

- Есть даже предложение вернуть последний Верховный совет 13-го созыва.

- Это вряд ли, многие депутаты откажутся. Мне всякий раз почему-то кажется, что оппозиция до конца не продумывает, что дальше? Вернетесь куда-то в 90-е, это будет круто, да. Но так можно во власти не удержаться!

- Но делать что-то нужно. Я другого решения этой проблемы не вижу, кроме как возвращение Конституции 1994 года. Если мы говорим про построение правового государства, нужно начинать с правового поля. У нас сейчас все держится на указах, декретах. Это ненормально!

- По Конституции 1994 года губернаторы не избирались. Так что мало возвращаться к прежней Конституции, придется и ее менять! Думали об этом?

- Да. Нужно переходить на выборы, нужно запускать механизм местного самоуправления. Вы с опаской рассматриваете вариант возвращение к Конституции 1994 года…

- Мне процедурно становится дурно. И не думаю, что Конституция 1994 года идеальна для нашей страны.

- Может, не идеальная, но изменена она была незаконно, референдум не признан, Верховный Совет разогнан. Тогда о чем мы говорим? Мы должны вернуться назад.

- Допустим, эти выборы оппозиция выигрывает, следующие - проигрывает. Опять возвращаем Конституцию 1996 года. Это такой процесс, если начать - не остановишь. Наверное, должны быть другие варианты…

- Я пока не вижу. Но если мы не признаем те референдумы, то стартовой нашей позицией остается Конституция 1994 года. Другого варианта пока у нас нет.

- При вас будут референдумы?

- Нет, однозначно. Зачем они? Если произойдет разделение властей, парламент будет работать сам по себе, президент сам по себе, суды сами по себе. Исполняй законы и достаточно!

А вот другие кандидаты предлагают менять Конституцию на референдумах…

- И всегда президент будет иметь административный ресурс, снова проведут то, что нужно президенту. Есть разница — если референдум исходит от народа, от сбора подписей. А если от одного лица — совсем другое. Поэтому я не являюсь сторонником референдумов.

- Еще не понимаю: вы вроде против излишнего вмешательства государства в экономику, но при этом и против того, чтобы ломать существующую систему?

- Сразу не ломать.

- Так, а как вы государство уберете из экономики?

- Постепенно. Любая реформа приводит к резкому падению уровня жизни и производства. Новая экономическая политика, значит на начальном этапе эту систему сохранить. Даже несмотря на то, что у меня другие мысли про эту систему. Ключевые предприятия должны оставаться в государственной собственности. Однозначно. Начинать нужно с раскрепощения рынка.

- А знаете, журналисты страдают от такой проблемы: не к кому обратиться за экспертным мнением. В стране три экономиста могут рассуждать, анализировать. Зато у нас десяток кандидатов в президенты – и у каждого готовый премьер-министр, министр финансов, министр экономики, глава Нацбанка и прочие министры… Откуда вдруг? Расскажите, где они прячутся от журналистов сегодня?

- На должность премьер-министра есть кандидатура — Милинкевич. Министра экономики нынешнего я тоже знаю, Снопкова. И я к нему отношусь очень нормально.

- Снопкова??? У нас уже начинается землячество?

- Нет, наоборот, я должен на него в этом смысле смотреть косо. Мы со Снопковым по одному Шкловскому округу выдвигались в областной совет. Если способен исполнять обязанности — нет проблем. Снопков способен, но у него связаны руки. А я за то, чтобы таким людям развязать руки. Больше скажу, многих людей знаю из команды Лукашенко, и тех, которые работают на более низких должностях. Нельзя говорить, что если человек достойный, способный, но работает при этом режиме, думать про него плохо. Вы еще запомните такое: смена в любой структуре административного аппарата на 30% одновременно — кризис этой структуры. Это закон, я хорошо это знаю.

- Глава Нацбанка…

- Прокопович, у него классная команда.

- Тут проблема. Прокопович откажется, он давно пересидел предельный возраст госслужащего. И с чего вы вообще взяли, что все эти министры будут на новую власть работать?

- Я думаю, согласятся. Прокопович так наверное пойдет на пенсию, но команда останется. Задача руководителя — собрать команду профи. Там классная команда, пусть работают.

- Так и президент Лукашенко ничего такой менеджер. Это же он поставил на Прокоповича…

- Я же не говорю, что все плохо у Лукашенко.

- Это очень удобно. Приходит, значит, оппозиция и говорит – все фигня, но команду эту оставим! Они - профи! А своя крутая команда, где? Сколько министров оставите, больше половины?

- Нет, скорее всего что нет. Мы сократим почти наполовину министерств.

- А можете назвать будущих министров из других политических партий?

- Например, Милинкевич, я готов работать с Романчуком, с Рымашевским, присматриваюсь к Михалевичу.

- Вот вы их называете, а я не знаю, какие это министерства? Министров в них чего-то не вижу.

- Ну, может быть заместители министров. Я не люблю забегать вперед, это не совсем правильно…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров