Статкевич: У альтернативных кандидатов нет ответственности

"Салідарнасць"

Николай Статкевич – единственный из кандидатов в президенты признал, что оппоненты Лукашенко на этих выборах играют роль статистов. В интервью «Салідарнасці», не скрывая эмоций, политик рассказал, по какой причине демократы не объединились и стали частью "спектакля", почему все надежды на второй тур – "глупость несусветная", и что он будет делать на площади 19 декабря.

– Николай Викторович, вы заявили, что "альтэрнатыўным кандыдатам наканавана роля клоўнаў у гэтым фарсе". Не могли бы вы более детально расшифровать свое заявление?

– Для широкого круга избирателей я сказал, что альтернативные кандидаты играют роль статистов. Слово "клоуны" я употребил бы относительно к якобы парламенту и якобы Центральной избирательной комиссии. Все их импровизации на заседаниях, "плюрализм" – заранее спланированы, каждый получил листочки с текстом.

– Но почему, на ваш взгляд, кандидаты в президенты оказались статистами?

– Потому что у нас голоса не считают. У нас даже не фальсификация выборов. Это где-то в Африке бывает, что 10% сфальсифицируют, и уже вся страна на грани гражданской войны, все требуют честных выборов. А у нас имитация выборов, а если уж фальсификация, то не бюллетеней, а протоколов. Поэтому все надежды на второй тур – глупость несусветная.

Они сами себе нарисуют, сколько захотят. А говорить людям: я, кандидат в президенты, голосуйте за меня, я вам дам то и то – значит, принять отведенную роль статиста в спектакле. Это нечестно.

Повторюсь (я уже говорил об этом избирателям): я в этом балаганчике подыгрывать и изображать фон для очередной "элегантной" победы не собираюсь. Я не веду агитацию для рейтинга, процентов на голосовании. Честно говоря, я даже программу не предлагаю.

Моя цель – воспользоваться поддержкой 118 тысяч избирателей, которые поставили подписи за мое выдвижение, и обратиться к миллионам. Рассказать простым нормальным языком, что происходит в стране, что происходит с выборами, как это отражается на их кошельке и желудке, на их будущем и предложить людям альтернативу.


– Вернемся к предыдущему вопросу. Повлияло ли на то, что кандидаты оказались "статистами", их рекордное количество: кроме Лукашенко целых 9 человек?

– Статистом может быть и единый кандидат от демсил. Если он не готов бороться и идти до конца.

Конечно, лучше, чтобы был один кандидат. Нужно было его выбрать. Процедуру и критерии выбора значительное количество из теперешних кандидатов даже подписали. Но как только мы подошли к выбору единого, все стали разбегаться.


– Почему? Неужели непонятно, что альтернативные кандидаты сейчас разрывают протестный электорат?!

– Это вопрос не ко мне. Задавайте этот вопрос Санникову, который отказался сидеть даже за одним столом. Задавайте этот вопрос Костусеву. Задавайте этот вопрос другим, которые даже от разговора на этот счет уклонялись. Ведь доходит до того, что не можем даже собраться вместе!

Было только три случая, когда кандидаты сидели за одним столом – во время визитов высокопоставленных зарубежных чиновников: министров иностранных дел Польши и Германии, руководителя ведомства канцлера Германии и чиновника из Госдепартамента США.

Я последний раз уже не выдержал, и не к гостю обращался, а к кандидатам: ребята, давайте еще раз соберемся! Сидят, глаза опустили, как будто это их не касается.


– Но ведь в 2001-м и 2006-м демократы смогли объединиться. Что изменилось за последние годы?

– Раньше было сильно влияние внешних сил. Демократические силы получали больше поддержки от своих партнеров: и по партийной линии и по линии гражданского общества. Существует идеологическая солидарность: социал-демократы помогают социал-демократам, либералы – либералам и т.д.

А сейчас всем дали шанс: без давления выберите, наконец, стоящего кандидата! И оказалось, что без внешнего влияния принять ответственность большинство не готово.


– Но внешнее влияние на кандидатов есть, похоже, и на этих выборах. Только оно не западное, а российское.

– Я не думаю, что есть какая-то централизованная воля из России. Россия – большая страна, во власти находятся разные группировки и кланы. У крупного энергетического бизнеса одна игра, у силовиков – вторая, у чиновников – третья и т.д.

– Поэтому даже "пророссийские" кандидаты объединиться не могут?

– Объединиться не могут, потому что нет ответственности.

– Вы сказали, что участвуете в этой кампании только чтобы добиться честных выборов. А для чего, на ваш взгляд, участвуют другие кандидаты?

– По-моему, там скользят мелкие, глупые и смешные интересы. Что вот сейчас я, хитрый, раскручусь, а уж на следующих выборах… Родные мои! Следующие президентские выборы еще неизвестно, в какой стране будут проходить и как.

Механизма ухода теперешней власти в течение ближайших пяти лет в стране пока нет. Некоторые заявляют: полтора-два года и власть уйдет. Уйдет как? Ей станет стыдно, она заплачет, что денег в стране нет, и народ опять перешел на картошку? Вы верите в это?!

Но даже если власть уйдет, что, она не обеспечит себе преемственность? Когда на выборы, условно говоря, пойдут Семашко, Сидорский, Петкевич, Макей с миллионами денег и ресурсами, где будете вы, люди, проработавшие полгода учителями и нашедшие где-то 50-100 тысяч баксов?

Если мы сейчас не изменим правила игры, если не будет нормальных выборов, никакого второго тайма не будет. Если кто-то думает "я сейчас себя поберегу, а потом сыграю" – сыграете вы… в политический ящик.


– Николай Викторович, вы говорите, что эти выборы – спектакль. Но, вы же знаете, что оппоненты могут вам ответить: а почему вы участвуете в этой кампании? Неужели после откровенного заявления Ермошиной "Мы будем регистрировать всех, поверьте. За уши будем тянуть!" Статкевич думает, что его инициативной группе действительно удалось собрать 100 тысяч подписей? Неужели он сомневается в том, что ЦИК специально сделал из него еще одного кандидата?

– Давайте прекратим выслушивать инсинуации от людей, которые не хотели единого кандидата, а считали, что лишь они окажутся зарегистрированными от оппозиции. Во-первых, даже их активисты в регионах собирали подписи за всех. Избиратели тоже ходили и искали: за кого я еще не подписался?

Моя регистрация – уже юридический факт. Все, проехали. И еще раз повторю: играть роль в спектакле, делать вид, что есть выборы, я не буду. Если бы я играл роль в спектакле, я бы трясся над своим удостоверением о регистрации и не ходил бы после предупреждения на встречу с избирателями 24 ноября.


– Уточняющий вопрос: сниматься вы не собираетесь в любом случае?

– Отказаться от такого подарка, когда я могу поговорить со страной хотя бы два раза по полчаса?! За кого вы меня принимаете? Кроме того, я надеюсь оказаться на площади. А не быть арестованным за то, что я якобы описал угол и ругался матом. Извините, но меня в 2001-м и 2006-м "закрывали" перед выборами, а сейчас у меня есть шанс дойти до людей.

– А если перед голосованием все снимутся?

– Во-первых, все не снимутся. Во-вторых, по закону это ничего не меняет: будет Лукашенко и два вопроса – за или нет.

Кроме того, если кто-то думает сделать личный гражданский бойкот, подумайте: если после голосования вы проверите списки избирателей, то обнаружите напротив своей фамилии подпись – проголосуют за вас. Создайте им хотя бы трудности – что ж вы им подарок такой делаете?! Бойкот возможен там, где выборы. Там, где выборов нет, где только их имитация, бойкота быть не может.


– Что дальше в ваших планах? Конечная цель – площадь?

– Конечная цель – честные выборы. Наверное, самый сильный здесь инструмент – площадь. Если мы здесь, в этой стране, не вырвем у этой власти свободные выборы, нам этого никто не подарит.

Надо подготовить общество к тому, что придется выходить на улицу, протестовать и требовать нормальные выборы. Достаточно выставить три маленьких требования: включить в избирательные комиссии представителей всех кандидатов, отменить досрочное голосование и ввести публичный подсчет бюллетеней.

19 числа люди должны выйти на улицу и заставить власть назначить новые выборы, назначить переходное правительство.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров