Маскевич пригласил в Беларусь персону нон-грата

DELFI

На фоне контактов президентов Литвы и Беларуси активность стали проявлять и представители других властных структур в соседней стране. Глава комиссии по международным делам белорусского парламента Сергей Маскевич заявил в интервью DELFI, что приглашает своего литовского коллегу Эмануэлиса Зингериса в Минск. Кроме того, по его словам, до конца года депутаты "будут стараться" ратифицировать соглашение о приграничном передвижении.

На межпарламентском уровне Литва и Беларусь практически не контактируют. Последняя официальная встреча проходила в 2003 году. В прошлом году литовская делегация парламентской группы "За демократическую Беларусь" посетила Минск. Ее представители встретились тогда с белорусскими парламентариями.

Белорусский парламент не признан легитимным ни Европой, в том числе и Литвой, ни США. До недавнего времени нынешний глава Комитета по иностранным делам Сейма Литвы Эмануэлис Зингерис был в Беларуси персоной нон-грата. В 2009 году его не впустили в Беларусь, однако не так давно он все же побывал в столице Беларуси на форуме. Вероятно, это следует рассматривать, как подтверждение информации о том, что Александр Лукашенко "заморозил" до окончания выборов список персон нон-грата.

По словам главы Постоянной Комиссии по международным делам и связям с СНГ Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Сергея Маскевича, белорусская сторона не раз высылала приглашения своим литовским коллегам, однако ответа на них не получала.

Со стороны Маскевича в редакцию DELFI поступило предложение ответить на вопросы портала. На мысль об интервью, по его словам, навело очередное знакомство с новостями литовских СМИ по белорусской тематике.

Интервью проходило в здании Палаты представителей. Пустая площадь перед парламентом, памятник Ленину с высоко поднятой рукой, темные окна самого парламента и тишина вокруг и внутри казались непривычными по сравнению с активностью в литовском Сейме. Впрочем, не стоит забывать, что Беларусь – республика президентская.

- За последний год интенсивность контактов между Литвой и Беларусью заметно возросла, в первую очередь на высшем уровне. Как, с вашей точки зрения, выглядит уровень ваших контактов с коллегами по Сейму Литвы?

- Отношения у нас несколько особенные. Я буду говорить откровенно. Контакты, которые имеют место, носят больше частный характер, во время встреч в рамках мероприятий международных организаций. Контакты нормальные, хорошие. Я могу вспомнить нашу последнюю встречу в Москве на спортивных площадках, на которых мы дружно радовались успехам команды парламента Литвы.

Что касается официальных встреч и визитов, то литовские коллеги практически не реагируют на наши приглашения. Когда я стал председателем комиссии, в течение 2009 года два приглашения было направлено спикеру Сейма Литвы, моему литовскому коллеге, но мы не получили реакции на свои приглашения.

Последний официальный обмен визитами был в 2003 году, я полагаю это совершенно ненормальным. В 2009 году Беларусь посетили члены парламентской группы "За демократическую Беларусь". Складывается ситуация, при которой, с одной стороны, при общении с коллегами чувствуется готовность к развитию контактов, с другой стороны, какие-то тормоза, вызванные какими-то внешними обстоятельствами.


- Что является таким тормозом?

- Есть определенная инерционность мышления, и это чувствуется у многих политиков Запада по отношению к Беларуси. Я не говорю, что виноват тот или иной политик. Этому, безусловно, были и объективные причины. Но выйти за рамки этого далеко не каждый может. Я встречался со многими парламентариями, не только с литовскими. Может быть, демократия тоже не всегда дает возможность свободно рассуждать.

- В Беларуси нет демократии?

- Почему нет? Есть. Но демократические принципы, критерии и ценности далеко не всегда дают возможность людям взглянуть объективно на многие вещи. На сегодняшний день я не вижу серьезных причин для того, чтобы что-либо тормозило развитие наших контактов. Но пока что нет того уровня доверия, который должен быть у соседей.

- Ваш коллега Эмануэлис Зингерис недавно посетил Минск. Он сам неоднократно утверждал, он является персоной нон-грата в Беларуси. То, что Зингерис побывал в Минске, означает, что его вычеркнули из "черного" списка?

- Это нужно изучить специально, потому что по отношению к отдельным политикам, и не только литовским, действуют определенные ограничения, связанные с тем, что в свое время они попали в список "нарушителей", к которым применены особые санкции.

Но в отношении моего коллеги Э.Зингериса я не знаю, были ли такие ситуации. Это надо проверить. Более того, коли вы упомянули моего коллегу, я был бы очень признателен, если бы он посетил Минск не только в рамках личной инициативы, но и отреагировал на мое приглашение. Я официально приглашаю его посетить наш парламент, и мы обязательно направим ему приглашение.


- Как вы оцениваете шансы признания Европой и Россией президентских выборов в Беларуси?

- Факт признания важен, поскольку является оценкой системы и того, как выборы были проведены. Безусловно, парламент будет предпринимать конкретные шаги, чтобы обеспечить максимальную прозрачность процедур. Мне трудно оценивать работу того или иного наблюдателя, но хочется верить, что наблюдать приедут люди опытные, с желанием объективно отразить ситуацию.

Я верю, что будет дана объективная оценка. Все будут изо всех сил стараться сделать выборы максимально прозрачными, свободными, создать условия для работы наблюдателей, равные условия кандидатам, избирателям. Это задача номер один.


- Совет Европы требует отмены в Беларуси смертной казни. Что мешает это сделать? Или хотя бы ввести мораторий?

- Для нас эта тема очень важна. При общении с дипломатами создается впечатление, что единственный вопрос, который может открыть нам дорогу к возвращению статуса специального приглашенного в Совете Европы, что для нас исключительно важно, и к чему мы стремимся. Мы в этом заинтересованы, и если это единственный фактор, который может изменить ситуацию, я думаю, будет найдено позитивное решение на этот счет.

Нас сдерживает то, что мы провели в свое время референдум, чтобы узнать позицию людей, и мы не можем проигнорировать его итоги. Этот вопрос нужно подготовить. Все направлено на то, чтобы ввести мораторий. И мешает этому одно: нам нужно быть откровенными, честными и последовательными по отношению к своим гражданам. Мы постоянно проводим опросы общественного мнения, и нужно сказать, что отношение в обществе к вопросу смертной казни несколько меняется.

Хотя, никогда, наверное, не произойдет, чтобы все согласились с отменой. Мое отношение однозначно: нужно вводить мораторий. Может быть, нужно провести парламентские слушания и после их проведения ввести мораторий. А там будет видно.


- То есть возвращение статуса спецприглашенного в СЕ, как Вы сказали, для Беларуси важно?

- То, что это важно, мы убеждены, но не будут ли выставлены еще какие-то требования? Это вопросы, которые мы задаем. Если что-то есть еще – давайте сразу рассматривать.

- На днях прошло заседание коллегии двух министерств РФ и РБ. Ожидаются ли некие совместные российско-белорусские инициативы на саммите ОБСЕ в Астане?

- Я не буду говорить конкретно, поскольку это нужно детально знать и сегодня этот вопрос не особенно афишируется. Но могу сказать однозначно, что позиции и Беларуси, и России по вопросам европейской и глобальной безопасности совпадают. В целом, в соответствии с инициативой Дмитрия Медведева, позиции наших стран совпадают. Мне думается, есть взаимопонимание по этой тематике и с США. Но я могу об этом говорить со стороны, поскольку внутри этого процесса, ни комиссия, ни я, лично не нахожусь.

- Что Беларусь ожидает от председательства Литвы в ОБСЕ в следующем году?

- Хотелось бы, чтобы общими усилиями были рассмотрены, выделены наши общие региональные вопросы, которые можно было бы в общих интересах продвинуть. Что это за темы и вопросы, нужно рассмотреть отдельно. Очень хотелось бы, чтобы было не только желание отработать на всю Европу, но и регионально.

- Вы можете назвать сроки ратификации соглашения о приграничном сотрудничестве, которое было подписано в ходе визита президента Литвы в Беларусь?

- В парламенте к этому соглашению очень положительное отношение. Более того, на заседаниях комиссии мы возвращались к этой теме, но она пока не находила вариантов реализации, не подписывалась. Я знаю, что определенный этап на пути к ратификации пройден. Этот документ уже направлен в правительство. Успеем ли мы в эту сессию ратифицировать (до 22 декабря) – не знаю, но будем очень стараться.

Анализ и обсуждение ситуации с ведомствами, на предмет того, когда бы это могло реально функционировать, показывает, что можно настраиваться к лету. Независимо от того, когда будет проведена ратификация.


- Как обстоят дела с парламентским собранием Союзного государства на фоне нынешних отношений с Кремлем?

- Я являюсь заместителем председателя Парламентского собрания СРБ и хочу сказать, что в структуре собрания все комиссии работают активно, в соответствии со своими планами. На пленарных заседаниях главными по существу являются вопросы бюджета, формирования общей собственности и т.д.

- Сложности с Москвой не влияют на процесс?

- Парламентское собрание – это не площадка, где дерутся и выясняют отношения, а рассматривают конкретно общие темы. Все дискуссионные вопросы обсуждаются на уровне правительств, коллегий. Пусть они там выясняют отношения и ругаются.

- Если говорить о другом вашем соседе – Украине. Когда грамоты, ратифицированные парламентом Беларуси, о государственной границе попадут в Киев?

- Что касается белорусско-украинских отношений, то они активно развиваются. Прежде всего, экономические отношения. На повестке дня есть целый ряд новых соглашений. Мы ратифицировали соглашение о приграничной торговле, и др.

На ближайшем заседании межпарламентской комиссии, которое пройдет в Беларуси, будет сделан новый шаг по подведению итогов, в том числе и по вопросу, о котором вы говорите. Чтобы не подвисали соглашения, которые уже ратифицированы. Большое внимание мы хотим уделить сотрудничеству с Украиной в приграничной зоне.

Я думаю, что и с Литвой нужно будет думать о приграничной зоне. Чтобы она была зоной, где границы просто нет.


- Во время встречи президентов Литвы и Беларуси, президент Беларуси порадовался словам главы МИД Литвы о "Восточном партнерстве", сказав, что рад, "что пациент, скорее, жив, чем мертв". Как Беларусь смотрит на степень и уровень вовлеченности в эту программу, ее эффективность?

- Мы позитивно отнеслись к предложению стать участником ВП по естественным причинам. Это нам очень выгодно и в интересах наших людей. Но до сих пор конкретных, предметных дел там очень мало. Пока только проходят встречи, присматриваются в рамках парламентского измерения. Такого, чтобы конкретные проекты, например, белорусско-литовские проекты, проекты Беларусь-Литва-Украина стали реализовываться, финансироваться – пока нет.

С другой стороны, критическая точка пройдена. Отказа от ВП не будет. И сейчас ожидания эффектов со стороны всех участников мощные. Мне думается, что в следующем году реализация проектов пойдет достаточно эффективно.


- Роль Литвы Вы как-то можете особенно оценить?

- Роль Литвы? Как всегда, надо лоббировать всеми силами. Мне кажется, что Литва это делает. Я знаю, что и МИД Литвы очень серьезно относится к формированию проектов. Но, я бы сказал, что на всех платформах Литва может быть заинтересована по-особому.

- Какова позиция Беларуси по поводу строительства АЭС в Литве? Обсуждается ли этот вопрос и вызывает ли обеспокоенность у Беларуси?

- Сейчас тема строительства АЭС в Висагинасе не обсуждается и не поднимается. Вопрос обсуждался в парламенте, и когда стоял вопрос о строительстве могильников были горячие дискуссии. Нам дали все пояснения. Народ понимает, что интересы безопасности Беларуси при строительстве АЭС и могильников в Литве исключительно важны, но Литва, как и Беларусь, не может что-либо построить так, чтобы это было вредно соседу и безвредно тебе. Должен быть уровень доверия и совместное участие на всех этапах. Включая попытки найти экономическую выгоду.

- Как оцениваете динамику отношений Литвы и Беларуси?

- К фактам визита и такой динамике в парламенте относятся хорошо. Между соседями это естественно. Главное не просто встречи, а предметный разговор по конкретным ситуациям. Далеко не весь потенциал в данный момент используется. Не все вопросы можно закрыть на уровне правительства. Президенты должны подводить итог, и мы должны двигаться дальше.

- В Сейме Литвы довольно часто проходят мероприятия с участием представителей белорусской оппозиции. Представители официального Минска редко принимают в них участие.

- Лично я к этому отношусь спокойно. С другой стороны, эффективность действий коллег из Литвы в этом направлении невысока. Общение с представителями гражданского общества, оппозицией – очень интересны, но на первый план должны выступать реальные шаги, которые отражаются на людях в целом, на отношениях между государствами.

Для общего кругозора я заглядываю на ваш сайт и лучше узнаю, что кто-то из наших представителей гражданского общества говорит. Это интересная информация. Но если думать о развитии межгосударственных отношений, то получается неэффективное использование парламента как ресурса. Какие вопросы можно разрешить таким образом? Через них же ничего не пролоббируешь.

Для Беларуси проведение таких мероприятий не есть большая потеря. Развивать гражданское общество тоже надо. Всем хорошо известно, что это слабое место Беларуси.


- Насколько я понял, вы не считаете удовлетворительным уровень межпарламентского сотрудничества двух стран?

- Конечно. Хотелось бы большего, более эффективного.

- Ваше высказывание по поводу того, что перед парламентом Беларуси никогда не ставилась задача решать вопрос о признании Абхазии и Южной Осетии, вызвало большой резонанс. Как вы прокомментируете его? Планирует ли парламент заниматься этим вопросов?

- Журналисты подняли вопрос отношений между парламентом и президентом. Я ничего такого не говорил. Я говорил о деятельности рабочей группы парламента.

- Для Литвы это вопрос принципиальный. Поэтому важно знать позицию Беларуси в этом вопросе.

- Парламент проделал в этом плане большую работу. Она важная и внесла свой вклад в прояснение ситуации. Эта тема была всесторонне разъяснена президентом на встрече с журналистами, что, как вы помните, вызвало особую реакцию со стороны президента России. Поэтому, после того, как президент уже изложил свой взгляд на эту тему, мне некорректно ее как-то интерпретировать. Я и не знаю тех деталей, которые известны президенту.

Парламент обстоятельно анализировал ситуацию, но не было решения выносить этот вопрос на голосование для принятия позиции, с тем, чтобы направлять ее президенту. Вопрос был изучен, наша оценка рабочей группы и комиссии, которую я возглавлял, была донесена до руководства парламента, МИД, Администрации президента.


- То есть, окончательное решение этого вопроса зависит от решения, которое примет президент Беларуси?

- Такова процедура. Вопрос президента в том, по какой траектории запустить подготовку и анализ этого вопроса.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров