Михалевич: БРСМ и "Белая Русь" имеют право на существование

"Еврорадио"

В проекте "Еврорадио" "Кандидата в студию!" Алесь Михалевич предрек неизбежность реформ и рост преступности, объяснил, почему бюджетникам не скоро повысят зарплаты, и предложил свое решение жилищной проблемы.

— Почему вы решили, что способны стать президентом?

— Я уверен, что у меня достаточно знаний, опыта для того, чтобы руководить страной, что я понимаю, что нужно людям. И я могу сделать так, чтобы люди получили того представителя, которого они заслуживают. Для меня президент — это наемный работник, директор, которого нанимают люди. И я уверен, что будут эффективным руководителем.

— В сознании людей Лукашенко отождествляет стабильность. А что предлагаете людям вы?

— Я предлагаю людям модернизацию различных сфер жизни с развитием того хорошего, что уже на сегодняшний день есть в Беларуси.

— Алесь Михалевич добился своего и стал президентом. Есть ли у вас люди, чтобы поставить на место сегодняшних министров, губернаторов, других руководителей?

— Уверен, что у меня есть люди, из которых можно сформировать правительство. Это в том числе люди, которые сегодня достаточно известны. Некоторые из них — это молодые специалисты. Что касается губернаторов, то я верю в местное самоуправление. Я верю, что руководители областей и руководители городов должны выбираться жителями этих городов.

— С вами придет полностью молодая команда или кто-то из сегодняшних министров останется на своем посту?

— Будем смотреть, исходя из профессионального уровня тех или иных людей. Но для меня очень важно, чтобы в Беларуси образовалась система, в которой приход нового министра — это приход министра, его заместителей. И приход так называемого политического кабинета: советников, разрабатывающих политику. Чтобы каждая смена министра не меняла целиком всю структуру министерства, чтобы не меняла всех людей, работающих в этом министерстве.

— Что делать с "Белой Русью" и БРСМ?

— Любая общественная организация имеет право на существование. Я за то, чтобы люди могли встретиться и основать общественную организацию. Если эта общественная организация не противоречит законодательству в части того, что она не пропагандирует фашизм, насилие, ксенофобию и так далее — тогда она имеет право на существование, имеет право на жизнь. То же самое будет с "Белой Русью" и БРСМ: они имеют право на существование. Другая история — будут ли они иметь государственную поддержку. Уверен, что государственная поддержка общественных организаций должна осуществляться на конкурсной основе. И у меня нет уверенности, что "Белая Русь" и БРСМ сегодня самые эффективные организации, которые проводят самые эффективные программы.

— Сколько должно быть сотрудников правоохранительных органов на определенное количество населения? Наше количество милиции соответствует этому или нет? Что будет с ней?

— Независимо от того, кто сейчас придет ко власти, руководители государства вынуждены будут проводить серьезные экономические реформы. Известно, что во время экономических преобразований преступность растет, она вылазит на поверхность. Поэтому, на мой взгляд, не надо говорить о необходимости сокращения милиции. Другой вопрос, что в милиции сейчас служит очень много людей, которые не несут непосредственной работы по охране общественного правопорядка и по поиску преступников: это разные профессиональные службы, экспертные службы, это абсолютно разные подразделения, которые ходят в форме, но непосредственно милицейской работой не занимаются. Эти люди будут переведены в положение обычных гражданских сотрудников.

— Как сдержать ежедневный рост цен? Надо ли все отпустить и ждать, пока все "само устаканиться"?

— Я не верю в государственное регулирование цен. Цены определяет рынок. Другой вопрос — очень важно сделать так, чтобы люди имели соответствующие доходы, чтобы люди много зарабатывали. И вот на это как раз государство непосредственным образом влияет.

— Нужно ли сейчас взять и закрыть все нерентабельные предприятия?

— Если предприятие должно деньги другим субъектам хозяйствования, то единственным средством взыскать эти деньги является процедура банкротства. Поэтому понятно, что в определенный момент, плавно, не сразу, остановится поддержка и искусственное удерживание на плаву нерентабельных предприятий. Это абсолютно нормальная мировая практика, и никуда Беларуси от этого не уйти. Если предприятие убыточное — давайте инвестируем те деньги, которые можно отдать этому предприятию, на создание новых высокотехнологичных производств, которые будут давать большие налоги и большие доходы, в том числе и государству. Это единственный способ. Содержать сегодняшнюю неэффективную систему в сегодняшнем белорусском бюджете денег нет. Надо искать потенциального инвестора. Если есть потенциальный инвестор, который готов взять это предприятие на себя с содержанием значительной части сотрудников — это надо делать и такие варианты искать. Разумеется, надо будет проводить достаточно большую приватизацию. Государство не может отвечать за все. Когда государство отвечает за все, начинаются очень плохие процессы, начинается неэффективность. Надо искать частного собственника. Другой вопрос — не надо делать это сегодня на завтра.

— Есть ли уже программа, куда деть людей, которые потеряют работу?

— Надо думать не только о том, как спасти сегодняшние предприятия. Надо думать, как привлечь новые производства. Пусть небольшие, пусть очень энергосберегающие, очень эффективные. И если таких предприятий будет открываться десятки, сотни, то это даст работу тем людям, которые уйдут с государственных предприятий.

— Каким образом планируете бороться с алкоголизмом?

— На сегодняшний день абсолютное большинство плодово-ягодных вин — это так называемые крепленые. Плодово-ягодные вина, которые, по большому счету, не имеют ничего общего ни с плодами, ни с ягодами, ни с вином. Я предлагаю ограничить производство таких вин. Де-факто сделать так, чтобы могли изготавливаться только обычные плодово-ягодные вина в результате брожения. Как сидр или что-то подобное, что не содержит дополнительного алкоголя. Уверен, это значительно снизит алкоголизацию населения. Плюс к этому надо ввести серьезный контроль над производством алкогольных напитков. Кроме спивания еще огромная проблема в том, что люди пьют некачественную продукцию и в результате просто умирают от сопутствующих болезней. Они не доживают до цирроза печени, умирают от других, намного более быстрых и серьезных недугов. Что касается алкоголизации, то есть универсальное правило: там, где люди могут работать на себя, где они могут зарабатывать деньги, где они могут начать свое дело, — люди просто перестают пить.

— Жилищная проблема: как ее решить?

— Люди должны иметь возможность на себя работать, должны иметь возможность нормально зарабатывать. Никакие дополнительные меры государства не разрешат этот вопрос, если у людей нет денег для того, чтобы строить новое жилье, чтобы покупать жилье на вторичном рынке. Поэтому без модернизации экономики, без привлечения инвестиций вопрос жилищного строительства решен не будет. С другой стороны, государство должно создать все возможные условия для того, чтобы работал кредитный рынок. На сегодняшний день в Беларуси не работает ипотека. Это когда человек хочет взять кредит под залог своей недвижимости. Де-факто он сделать этого не может, так как эту квартиру невозможно отобрать. Банк не может эту квартиру забрать, поскольку есть несовершеннолетние дети, на защите которых стоит государство. И в итоге люди не могут взять кредит, даже если они могут его оплачивать. Поэтому я уверен, что вопрос жилищного строительства — это не автономная часть государственной политики. Надо решить вопрос модернизации производства, привлечения инвестиций. И тогда, когда люди будут иметь возможность зарабатывать серьезные деньги, они решат сами: нужно ли им потратить эти деньги на построение новой квартиры, или на то, чтобы 4 раза в год ездить отдыхать в теплые страны за очень большие деньги.

— Необходимо ли Беларуси распределение?

— Уверен, что принудительное распределение Беларуси не нужно, и его надо как можно скорее отменять.

— Бывает, человек идет во власть с лучшими намерениями, но когда становится президентом, начинает иначе смотреть на вещи. Верите ли вы в свои силы, в то, что ваши взгляды не изменятся?

— Я верю, что мои взгляды не изменятся. Один из основных пунктов моей программы называется "Активное общество". Я хочу сделать так, чтобы люди могли сами решать, что им надо, чтобы они выбирали местных руководителей, чтобы они могли начинать свое дело в бизнесе, спокойно создавать свою общественную организацию, не боялись участвовать в жизни профсоюза. "Активное общество" — это то, во что я верю. Только тогда, когда общество будет контролировать государство, государство будет работать эффективно.

— Не станет ли жизнь хуже, чем она у нас есть сейчас?

— Скажу непопулярную вещь: независимо от того, кого выберут президентом Республики Беларусь 19 декабря 2010 года, уверен, что жить станет хуже. Насколько долго будет длится это ухудшение и когда начнется улучшение — зависит от того, кто будет выбран президентом Беларуси.

— Ваш ответ предусматривает, что если будет выбран Александр Григорьевич, то будет то же самое?

— Безусловно. Независимо от того, кто будет избран 19 декабря, я уверен, что жизнь ухудшится..

— Меня волнуют взаимоотношения с Россией, поскольку я там работаю. Объединимся мы наконец или нет? Введем единую валюту или нет?

— С Россией мы не объединимся, единую валюту не введем. Но уверен, что с Россией будут эффективные торговые добрососедские взаимоотношения.

— Как вы сделаете, чтобы у людей была большая зарплата?

— Денег на повышение зарплат в бюджете нет. Они просто не предусмотрены. Для того, чтобы они появились в бюджете, их надо сначала у кого-то забрать. Поэтому в ближайшее время о повышении зарплаты, особенно бюджетникам, очень сложно говорить, и я этого не обещаю. С другой стороны, если будет модернизирована промышленность, если белорусская экономика будет развиваться, если у нас будет экономический рост, то это будет влиять на рост зарплат. Но для того, чтобы начался реальный рост зарплат, не просто в рублевом эквиваленте, а в реальной покупательской способности, — для этого надо модернизировать промышленность, нужна серьезная модернизация всего нашего общества.

— Реален ли въезд граждан Беларуси в Евросоюз без виз? Насколько это реально и когда это возможно?

— Уверен, что безвизовый въезд в Евросоюз — это реально. Это достижимо в течение одной президентской каденции. Напомню, что президентская каденция — это 5 лет. В то же время не обещаю вступления в Европейский союз. Вступление в Евросоюз, на мой взгляд, в ближайшие 10 лет — это не реалистичная цель, это — не реальная цель. Когда я стану президентом, одним из первых решений будет отмена белорусских виз для граждан Евросоюза. Разумеется, девушкам, которые задали этот вопрос, это сразу не поможет, но развитие отношений со странами Европы в любом случае приведет к тому, что будет все больше лоббистов, которые будут предлагать в Евросоюзе отменить визы для граждан Беларуси.

— Будете ли вы вовлекать своих жен в политику? И в каком виде это будете делать?

— Когда я решил баллотироваться в президенты, моя жена сказала, что согласится на это при условии, что она не будет никоим образом втянута в политику, в избирательную кампанию. Поэтому моя супруга и не будет втянута в избирательную кампанию. Разумеется, если я буду избран президентом, есть протокольные мероприятия, на которых должна присутствовать супруга президента. Это будет тот минимум, который, на мой взгляд, принят в европейских странах. Без активного вмешательства жены президента в политику. Но, с другой стороны, с присутствием жены на важных протокольных мероприятиях.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров