Санников: Костусев сражается не с Лукашенко, а с демократическими кандидатами

"Салідарнасць"

О своих отношениях с журналистами, обвинениях в "пророссийскости" и планах победы во втором туре рассказал кандидат в президенты Андрей Санников.

Чтобы договориться о встрече понадобилось два телефонных звонка и два дня ожидания. Мне пообещали полчаса общения с кандидатом. В результате получился почти час разговора.

В штабе тихо и немноголюдно. Андрей Санников работал за ноутбуком в дальней комнате. На стенах – фотографии, предвыборные плакаты и план кампании, расписанный едва ли не поминутно.

– Как проходят поездки по регионам?

– Очень хорошо. Получаешь сильную эмоциональную подпитку. Видишь много людей, из них немало пожилых. Даже "засланные казачки", их, кстати, немного, к концу встречи меняют свое мнение.

Люди "заряжены" на перемены. После встреч просто невозможно уехать. График сбивается из–за того, что меня не отпускают, продолжают задавать вопросы. Многие обращаются уже с конкретными жалобами, просьбами. Я даже не ожидал такого количества проблем.


– Какой вопрос чаще всего задают?

– Спрашивают, как выбраться из экономического тупика, в котором оказалась Беларусь. Как мы будем отдавать кредиты. Я заметил, что люди не радуются предвыборным прибавкам к пенсиям и зарплатам, т.к. понимают, что в результате это выльется в рост цен, инфляцию и девальвацию.

– Ну и как будем выбираться из экономической ямы?

– Нужно срочно менять власть. Не станет Лукашенко – будет экономический кредит доверия, тогда можно будет разговаривать с кредиторами, основная масса которых – на Западе. Я уверен, что в новую Беларусь пойдут инвестиции. Конечно, будет тяжело, потому что Лукашенко сейчас лишь усугубляет ситуацию.

– В своем выступлении по телевидению 1 декабря вы несколько раз упомянули кандидата в президенты, лидера кампании "Говори правду!" [b]Владимира Некляева, назвав его своим союзником. Какие планы на дальнейшие совместные действия?[/b]

– Я не рассматриваю никого из демократических кандидатов в качестве соперника. Соглашение с Владимиром Некляевым есть, определенные пункты его выполняются. По возможности проговариваем отдельные моменты.

Лукашенко объединил нас, окрестив "пророссийскими" кандидатами. Это страшный грех, видимо, учитывая, что действующий президент 16 лет был "пророссийским". И только сейчас у него появились друзья в Западной Европе.

Совместного планирования действий со штабом Владимира Некляева пока нет. Есть координация. Сейчас каждый из нас плотно занят избирательной кампанией. Поэтому, когда пересечемся – поговорим.


– Как вы оцениваете высказывания заместителя председателя БНФ Григория Костусева в его телеобращении 1 декабря о том, что вы и Некляев кандидаты Кремля?

– Ну не везет нам со "шкловскими", что поделать (смеется). Это всего лишь попытка как–то использовать мой рейтинг, для того, что бы прибавить политический вес себе. Не совсем понимаю тактику Григория Костусева: он сражается не с Александром Лукашенко а с демократическими кандидатами. Видимо, так проще.

– Вы изначально были против идеи "единого" кандидата. Почему?

– Я достаточно много занимался "единым" в кампаниях 2001 и 2006 годов. К сожалению, опыт отрицательный. Я очень хорошо видел, что после определения единого кандидата кампании замирали. Нельзя искусственно, механически объединять политиков.

На мой взгляд, нынешняя ситуация с несколькими кандидатами привнесла оживление. Есть ряд сильных и перспективных платформ, которые кандидаты предлагают избирателям. Мне это нравится. Больше прямых эфиров, больше мнений. Это хорошо.

Да, не спорю, коммунисты и БНФ показали, что можно договориться. Но как объяснить избирателю, что "единый" совмещает разные подходы и не потерять его?


– Вы достаточно неохотно идете на контакт с белорусскими СМИ. Например, отказались участвовать в онлайн–конференции на радио "Свабода", отказались комментировать высказывания Григория Костусева?

– Есть определенные принципы сотрудничества со СМИ. Радио "Свабода" эти принципы нарушило. Онлайн–конференция со мной была объявлена без моего ведома. Меня никто не спросил и не поставил в известность. Это некорректно. Тем не менее, вместо конференции мы предложили им первым опубликовать нашу предвыборную программу на белорусском языке. Они отказались.

По поводу отказа комментировать выступление Григория Костусева. Я едва вернулся со своего выступления и тут же меня просят прокомментировать заявление, которое я не видел и не слышал. Естественно, я отказался.

Часто мне звонят журналисты, я прошу перезвонить через час–полтора в связи с занятостью. В результате мне не перезванивают и появляются комментарии о моем отказе.

Участие в некоторых проектах я считаю не совсем приличным.


– Например каких?

– На этапе сбора подписей за выдвижение проводились совместные опросы всех "кандидатов в кандидаты". Принимать в них участие я посчитал оскорбительным для моей команды и демократических лидеров.

У нас есть политическая биография. Биография сопротивления. Люди прошли тюрьмы для того, чтобы Беларусь стала свободной. И поэтому участвовать в светских опросах, когда всех сравнивали под одну гребенку, значит обижать этих людей. Ставить на одну доску лидеров демократического движения и, санитарку, к примеру, считаю некорректным. Мне хочется увидеть всех нас – политиков и журналистов вместе.


– Ваше отношение к СМИ?

– Я считаю независимую журналистику ключевой силой в переломный момент. Очень хотелось бы, чтобы это все почувствовали и поняли, что мы делаем одно дело… Сегодняшняя ситуация напоминает мне 1996 год, когда все, и журналисты, и политики, и общественные деятели сплотились вместе. Давайте и в этот раз все "ломанем"!

– В интервью каналу RTVi вы заявили, что собираетесь победить Александра Лукашенко не путем выборов…

– Я не верю, что у нас можно честно выиграть выборы у Лукашенко. Состав участковых комиссий, принципы их формирования, отказ разрешить круглосуточное наблюдение, принуждение к досрочному голосованию и в перспективе ограничения в наблюдении за подсчетом голосов – все это дает понять, что считаться голоса не будут.

Тем не менее, мы видим, что сегодня у Лукашенко поддержки нет.


– Из чего можно сделать такие выводы?

– Мы не проводим соцопросы. Информация – это, прежде всего, ощущения от встреч с людьми. Я увидел намного больше людей, чем в 2006 году.

Нынешнюю избирательную кампанию люди обсуждают в семьях. Решая отдавать голоса против Лукашенко, люди делают выбор всей семьей.

На моих встречах я увидел, как «засланных казачков» с их заготовками очень быстро обрывал зал. Это также показатель перемен.


– Вы собираетесь победить Лукашенко во втором туре?

– Лукашенко во втором туре проиграет. Это простая математика. С 20 декабря Беларусь станет свободной.

Посмотрим, как поведут себя власти. Режиму нужны деньги, для этого нужно понравиться Европе. Какие бы лоббистские силы там ни были, им не удастся продать европейцам диктатуру.

При таком количестве кандидатов второй тур неизбежен. Моментально люди качнутся в другую сторону, когда увидят, что у Лукашенко нет поддержки.


– Какие шаги станут первыми после выборов?

– Комплексные. Возвращение исторических символов. Отмена контрактной системы. Первоочередное – экономические реформы и восстановление принципа разделения властей.

Нужно будет шагать сразу во всех направлениях. Необходимо будет увидеть четкую картину происходящего. Объективно мы сейчас не знаем, что происходит в стране, какова сумма внешних долгов.


– Бытует мнение, что модернизация общества должна начинаться не со смены символов, а с экономики…

– Именно поэтому я считаю, что нет первых и вторых шагов, но для того, чтобы вернуть нации самоуважение, символика важна.

– Создав здоровую государственную идеологию можно многое поменять. Это доказывает опыт соседей в странах Балтии. Сколько понадобится времени, что бы вернуть белорусам самосознание?

– Я против того, чтобы идеология поддерживала диктатуру и подменяла патриотизм.

Все поменяется очень быстро. Одно, максимум два поколения. Вспомните первые годы независимости, какой был национальный подъем.


– Как ваша семья, родные и близкие отнеслись к вашему решению баллотироваться?

– Я бы не принимал решение идти на выборы, если бы кто-то из семьи возражал. Меня подержали все: жена и мама, тесть с тещей, брат и старший сын. А младший, когда повесили плакаты на улице, едва увидел, сразу закричал – папа, папа!

– Кандидат в президенты приходит домой и становится просто Андреем Санниковым?

– Конечно, моему сынишке три с половиной года, у него свои проблемы. Данька мне просто не дает быть в какой–либо другой ипостаси. То у него машинка сломалась, то поиграть срочно нужно. Дом для меня очень важен. Это моя крепость, но она открыта для друзей и знакомых.

– Как вы отдыхаете?

Сейчас главный отдых - это сон. А так, книга и хорошая музыка. Люблю природу, рыбачу. Обожаю готовить. Все время пробую что-то новое. В кулинарии я экспериментатор.

– У домашней плиты вы главный?

– Безусловно. Как правило, дома готовлю я.

– Поделитесь рецептом от кандидата?

– Недавно сварил борщ с кальмарами. Варите обычный борщ, и уже ближе к завершению добавьте кальмаров. Слегка обжаренных. Очень вкусно получается.

– Вы обещали продать квартиру, чтобы сформировать фонд предвыборной кампании…

– Как раз сейчас мы завершаем оформление продажи.

– Насколько охотно люди жертвуют деньги на вашу предвыборную кампанию?

– У людей есть опасения. Ведь, перечисляя средства на счет кандидата, они вынуждены сообщать о себе все данные. Но на сегодня собрано более 9 миллионов рублей.

– В 2001 году, накануне выборов, вы поспорили на ящик коньяка с главным редактором «Народнай Волі» Иосифом Середичем о том, что Александр Лукашенко проиграет выборы. Вы проспорили?

– В тот раз я не проспорил. Лукашенко не выиграл выборы в 2001 году. Тогда мы делали опросы и знаем, что он не набрал 50 процентов голосов. Но коньяк Середичу я отдал, поскольку Лукашенко удержался у власти.

– А на этот раз?

– Я уже говорил, 20 декабря Беларусь станет свободной от Александра Лукашенко.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров