Некляев и Санников: При диктатуре не бывает вторых туров

новостной портал www.UDF.BY

Предвыборную ситуацию в Беларуси по просьбе newtimes.ru прокомментировали оппозиционные кандидаты Андрей Санников и Владимир Некляев.

Правящий в Беларуси режим — это не только Александр Лукашенко, но и десятки тысяч чиновников, силовиков, их родственников и знакомых. Они не могут не чувствовать угрозы от возможной победы оппозиционного кандидата.

Андрей Санников: Они чувствуют не столько угрозу, сколько растерянность. Гарантии стабильности системы уже разрушены, вопрос сейчас в том, насколько быстро она рухнет. Ведь система-то выстроена под одного человека. Что касается силовиков, то тут все не так страшно. Милиция останется, хотя она, очевидно, должна быть реформирована в полицию и сокращена. Без этого никак — у нас на душу населения милиции в полтора раза больше, чем в России. Армия останется, госбезопасность тоже нужна, но без функций политического сыска. Мы же не первые, этот путь проходила вся Восточная Европа.

Думаю, что у многих из этих людей, если не у большинства, есть желание нормально работать, продвигаться по карьерной лестнице не в связи с идеологией, а благодаря собственным талантам и профессионализму.


Владимир Некляев: Старая гвардия» в Беларуси своеобразная. С одной стороны, она имеет дивиденды за то, что обслуживает "маршала", с другой — испытывает дискомфорт из-за морального унижения, которое происходит в режиме нон-стоп, из-за угрозы посадки, которая может произойти в любую минуту и по любому поводу. И они таким положением, мягко говоря, не слишком довольны. Это было совершенно очевидно на прошедшем в Минске Всебелорусском съезде. Уверен: если бы среди них нашелся хоть один, кто решился сказать: "А давайте отсюда уйдем", больше половины зала поднялись бы и ушли. Подчиненные начали чувствовать слабость диктатора.

В случае моей победы те, кто напрямую замешан в преступлениях, безусловно будут за них отвечать — в суде.


Какой может быть реакция России на возможную победу оппозиционного кандидата, учитывая заинтересованность Кремля в лояльной Беларуси?

Санников: Россия, очевидно, не войдет в ближайшее время ни в Евросоюз, ни в НАТО. Мы тоже в НАТО не пойдем. Но в Евросоюз — должны. Мне нравится то, что в последнее время происходит в России. Я имею в виду только-только начинающее закладываться стратегическое партнерство России с ЕС. И я очень хочу, чтобы она поняла: сближение Беларуси, как и Украины с Европой, сильно продвинет интересы России.

Никаких прямых авансов ни от Востока, ни от Запада мне не поступало. Но не всегда надо общаться лично, чтобы понять точку зрения и позицию собеседника. Европа в последние два года запуталась в отношениях с Лукашенко и сейчас заняла слишком выжидательную, на мой взгляд, позицию. А со стороны России я вижу точно те же сигналы, что и все остальные: с Лукашенко иметь дело нельзя, он не партнер для России, она будет искать другого партнера.


Некляев: Я не встречался ни с одним из российских руководителей — из тех, кто принимает политические решения. Россия не будет торопиться с признанием или непризнанием выборов — она пролонгирует эту ситуацию, сориентируется на Евросоюз, с которым активно начала сотрудничать. А потом начнет решать вопрос экономическими способами — они гораздо надежнее политических.

Россия и Беларусь сейчас не равноправные партнеры. Эта ситуация заложена историческими процессами. Давайте называть вещи своими именами: по крайней мере в последние 300 лет Беларусь была для России колонией. И сегодня Россия рассматривает нас пусть не как колонию, но как хозяйственный двор. К сожалению, это самая большая проблема в наших отношениях. И переломить этот прежде всего психологический барьер пока не получается.


Судьба выборов решится уже в первом туре или все-таки их будет два?

Санников: Во втором туре любой демократический кандидат выиграет у Лукашенко автоматически. И даже если кто-то, кто займет третье место, попросит своих избирателей отдать голоса Лукашенко, он только себя погубит. Так что у Лукашенко выход один — объявить себя победителем уже в первом туре. Если же от Лукашенко после 19-го будут поступать предложения о переговорах, я на них готов. Речь не о том, чтобы согласиться с его победой. Наоборот. Вполне можно договариваться по вопросу, как именно будет проходить передача власти.

19 декабря оппозиция выведет людей на Площадь в Минске. Мы будем там ждать официальных результатов голосования, ориентируясь на сообщения международных и наших наблюдателей. И если нас опять будут обманывать — а, скорее всего, так и будет, — мы останемся на площади вплоть до того момента, когда сможем отстоять свое право на выборы.

Лукашенко поссорился с Россией и тем самым загнал себя в ловушку. При силовом разгоне площади даже лоббисты Батьки не смогут "продать" его европейцам — денег он не получит. А деньги нужны прямо сейчас, поскольку перед выборами власть опустошила казну, кинув народу социальные подачки.


Некляев: Я полагаю, что второй тур исключен — при диктатуре не бывает вторых туров. И поэтому выход на площадь будет действенной попыткой противостоять фальсификациям. Это может быть обращение к ОБСЕ с требованием не признавать результат выборов или требование к ЦИК сказать правду о голосовании. В конце концов, можно потребовать новых выборов.

Запад четко предупредил Лукашенко: единственное, что ты можешь продать нам, — красиво упакованный товар под названием "демократия". А поскольку Россия явно намерена сегодня решить "проблему Лукашенко", то силовой сценарий, если на него пойдет наша власть, будет для Москвы прекрасным поводом выступить, хотя бы формально, вместе с Евросоюзом.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров