Андрей Дмитриев: Не знаю, почему меня освободили

Радыё Свабода

Сегодня из следственного изолятора КГБ под подписку о невыезде был освобожден руководитель избирательного штаба Владимира Некляева Андрей Дмитриев. Одно из первых интервью на свободе он дал «Радыё Свабода». С ним беседовал Юрий Дракохруст.

Дракохруст: Андрей, на каких условиях вас освободили?

Дмитриев: Условия те же самые. Я являюсь обвиняемым по уголовному делу об участии и организации массовых беспорядков. Просто мне заменена мера пресечения, и теперь я нахожусь не за решеткой, но не могу выехать из Беларуси.

Дракохруст: А вы писали какие-то письма, давали какие-то объяснения?

Дмитриев: Нет, никаких обращений и объяснений я не писал. Я не знаю, почему меня освободили. Позвали, дали подписать обязательство, что я обещаю не выезжать из Беларуси и исполнять все уголовно-процессуальные действия. И все.

Дракохруст: А как вы можете пояснить ваше выступление, которое показывало белорусское телевидение? Какова его причина, какая природа?

Дмитриев: Я дал также подписку, что не могу разглашать обстоятельства уголовного дела. Ваш вопрос касается как раз этих обстоятельств, поэтому я не могу пока это комментировать. Может через определенное время я это откомментирую.

Дракохруст: На ваш взгляд, почему вы на свободе, а господин Некляев — в тюрьме?

Дмитриев: Я не знаю. Наверное можно найти в этом логику. Я знаю, что сегодня также был освобожден Рымашевский. Возможно, это попытка снизить накал, который сейчас был. Не исключено, что еще кого-то выпустят через определенное время.

Но логичных объяснений у меня нет. Возможно, потому, что я не кандидат. Я готовился к тому, что проведу там еще месяца четыре, пока будет тянуться это расследование, а потом какой-то срок будет. Так что для меня самого это странно.


Дракохруст: Во время нахождения за решеткой вы встречались с другими фигурантами по делу?

Дмитриев: Нет, там все так организовано, что встретиться невозможно, даже случайно.

Дракохруст: Андрей, возможно вы знаете о заявлениях после выборов вашего однопартийца Ярослава Романчука, Григория Костусева о событиях 19 декабря? Как вы их оцениваете?

Дмитриев: Я видел по БТ эти заявления. Ну как это оценить? Каждый сам выбирает те шаги, которые он делает. Но заявление господина Романчука меня очень удивило. Все же там с фамилиями... Это личный выбор, люди на что-то рассчитывали, хотели чего-то добиться. Если это кому-то помогло, то хорошо. Но мне кажется, что нет.

Дракохруст: А можно ли сказать, если это не тайна следствия, какой все же был план команды Некляева на вечер 19декабря?

Дмитриев: Мы думали только о мирной акции. Никаких идей штурма не было, ведь это уничтожало всю идеологию протеста. Насчет того, что делать, были разные варианты в зависимости от количества людей и от других обстоятельств — были варианты, чтобы остаться или сделать какое-то шествие. Я пока не думаю, что правильно что-то рассказывать, потому что не понимаю, что может повредить и мне лично, и тем, кто там остался.

Дракохруст: Что будет с кампанией "Говори правду"? Как вы будете действовать?

Дмитриев: Сейчас надо понять, что осталось, кто остался. Я знаю, что некоторые люди уехали. Я намерен продолжать. Как мы говорили, кампания "Говори правду" не исчезает после выборов, она будет существовать, может быть как-то трансформироваться в политическую силу. Теперь она должна сконцентрироваться только на том, чтобы помогать тем, кто остался там. Это то, что я начну делать с завтрашнего дня. Мне дали шанс быть здесь, не знаю почему, я использую его, чтобы помочь тем, кто остался там.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров