Станет ли Беларусь для России «Чечней на западе»?

Александр Класковский, "Белорусские новости"

Белорусский официальный лидер накануне экс-дня советской армии построил как Москву, так и Европу. Чтоб служба медом не казалась.

Бивекторное послание

Выступление Александра Лукашенко в инженерной бригаде мгновенно было разобрано на цитаты. Вне конкуренции, конечно, заявление о готовности использовать армию для подавления волнений. Этот пассаж по понятным причинам (эхо Площади плюс Египет, ливийская заварушка) широко и экспрессивно откомментили прежде всего жесткие критики белорусского официального лидера.

А вот фраза-ребус о вероятном превращении синеокой республики в некий аналог Чечни или Косова осталась в тени. Между тем она достойна отдельного анализа.

Напомню, 21 февраля в той речи перед людьми в погонах (которая адресовалась, ясен пень, не только им, но и важным мировым реципиентам) Лукашенко заявил, что "если кто-то из нашего окружения хочет в Беларуси иметь Чечню на западе — это не проблема, это будет посложнее, чем Чечня. Я думаю, это никому не надо. Если кто-то хочет здесь иметь что-то похлеще, чем Косово, анклав, но уже в сердце Европы, — я думаю, это тоже не проблема".

Налицо традиционное бивекторное послание руководства маленькой, но гордой республики, которую, как известно, никому не дано "наклонить".

Соль месседжа: лучше не трогайте, иначе пожалеете, мало не покажется. При этом "второе Косово" — страшилка для Европы. Для кого "Чечня на западе", догадайтесь с трех раз.

Да, кодовое слово-ужастик, брошенное Кремлю, лишний раз подтверждает, что сегодня Минск оказался в бивекторной изоляции. Показательно и то, что фраза прозвучала по возвращении белорусского президента из Сочи, где за две недели ему так и не удалось пересечься с российскими дуумвирами, хотя они катались на лыжах ну буквально на соседней горке.

Не отголоски ли этого тщетного ожидания прозвучали в отчете белорусского президента о своем добром здравии в Раубичах по возвращении из российских субтропиков? "Я каждый день в Сочи на Красной Поляне тренировался. (…) Я себя отлично чувствую. Если кто-то из россиян со мной хотел бы прокатиться по склону, в любом месте, хоть сейчас, кто-то хочет потренироваться по биатлону, лыжам — то, пожалуйста, я могу и сейчас пробежаться".

Не отсюда ли глобальные выводы белорусского президента в тех же Раубичах, что "никому нельзя верить, ни на кого нельзя полагаться", "никому не нужна сильная страна" и что "поэтому нас долбают и будут долбать"?

Поскольку внешние недруги, судя по всему, неисправимы, то остается предупреждать, что они могут нарваться на большие проблемы.

Москва давит публично и закулисно

К слову, образ "Чечни на западе" Лукашенко использует не впервые. Подобное прозвучало в июне 2009 года, когда разгорался очередной конфликт с Москвой. Причем в полемическом ключе, как отповедь на "популярный в России тезис о том, что Беларусь должна вступить в состав Российской Федерации".

"Вот даже я, допустим, принимаю такое решение, а что завтра? Мало конфликтов на Кавказе? (…) Вы что, хотите создать еще одну Чечню здесь? Я не хочу", — сказал тогда Лукашенко, явно обращаясь через российских журналистов к персонам на властном олимпе восточной соседки.

Нынешний ремейк этого месседжа может быть симптомом того, что Минск ощущает не меньшую угрозу если не формальной инкорпорации, то захвата ключевых позиций без шума и пыли.

Это наступление Кремля прогнозировалось аналитиками, после того как Минск скандальным финалом президентских выборов и последующей волной репрессий сжег (по крайней мере, многие так посчитали) мосты на Запад.

Недавний мягкий ультиматум российской стороны насчет некоего симбиоза МАЗа с КамАЗом (что воспринято аналитиками лишь как маскировка поглощения белорусского конкурента) — это, вероятно, лишь надводная часть айсберга. Можно только догадываться, на каких условиях произошло замирение двух президентов в Москве 9 декабря и какой тотальный счет выставляет сейчас Кремль за признание выборов.

Ранее Москва, впрочем, не раз обламывалась на таких вещах. После удачной электоральной кампании белорусская сторона делала вид: вы, мол, нас не так поняли. Олигархи с востока оставались с носом.

Вот и сейчас белорусский руководитель заявил в Раубичах, что "никто без президента даже обсуждать не станет приватизацию таких гигантов, брендов белорусской экономики, как БелАЗ, МАЗ. Мы будем их развивать, и я как президент буду делать все, чтобы не потерять эти предприятия ни в коем случае. Никакой дикой приватизации: приходите, платите деньги, контрольный пакет должен у нас быть, мы должны управлять этими предприятиями".

Параллельно Москве был дан отлуп и по поводу дела Бреуса — Гапонова. Кто не в теме: этих российских граждан, которых замели в Минске по делу о "массовых беспорядках" вместе с белорусскими "декабристами", ныне с подачи самого Медведева отбивает российский МИД.

Из слов белорусского руководителя можно было заключить, что двое бедолаг получат по полной программе: нечего, мол, было лезть на Площадь!

Но суд над Бреусом и Гапоновым вдруг принял неожиданный оборот. Процесс прерван на неделю, прокурор готовит новый вариант обвинения. Наблюдатели склоняются к тому, что россиян накажут по минимуму, чисто символически — и, возможно, освободят на будущей неделе прямо в зале суда.

Если на их участь действительно повлияет латентное давление Москвы, то кто даст голову на отсечение, что Кремль не дожмет втихаря и по экономическим позициям? Тем более что экономика синеокой республики после предвыборного аттракциона неслыханной щедрости явно поплыла.

И вот вам звоночек: реальная зарплата белорусов в январе снизилась почти на 13%. Запад же сейчас давать деньги не разгонится. Уж больно много наплевано в этот колодец.

Фобии Кремля и Брюсселя — классная мишень

По версии минского обозревателя Романа Яковлевского, Москве не обязательно, да и хлопотно, идти на классическую инкорпорацию. Достаточно взять за рога экономику, а с социалкой, кормежкой пенсионеров и т.д. пусть местное правительство само расхлебывается.

Так что "Чечня на западе" — это лишь пиаровская страшилка. России ни к чему вводить танки, бросать в бой псковских десантников и прочее. Она может взять свое тихой сапой, оставив декорации якобы независимости синеокой республики. И получив возможность потом расставлять по своему усмотрению фигуры на здешней политической доске.

А поскольку у нынешней правящей элиты Беларуси шансы в этом случае нулевые и она это четко понимает, то, не дожидаясь худшего, уже в скором времени придется наступать на горло собственной песне и искать замирения с проклятыми западными империалистами.

Главное сегодня для белорусских властей — не попасть в этакую футбольную коробочку, когда с одной стороны Москва припрет ультиматумами, а с другой — Европа прессанет экономическими санкциями.

Эта тревога как раз таки и прорвалась в речи белорусского президента при посещении инженерной бригады: "Если после информационного давления кто-то хочет попробовать экономическую войну с Беларусью — это дорого тем обойдется".

Остается уповать на то, что для Запада сейчас геморрой — арабские бунты, а также на филистерскую трусость Европы. Отсюда и кодовая страшилка: если что — получите еще одно Косово!

На деле, конечно, ни Чечней для России (которую еще и продвижением НАТО под Смоленск постращать можно!), ни Косовом для Европы синеокая республика по ряду причин стать не может.

Но вся внешняя политика белорусского руководства вот уже 16 лет — это, если разобраться, игра на наборе страшилок. Которая, однако, удивительно эффективна. Ибо хрестоматийные фобии как Кремля, так и Европы — феноменально удобная мишень.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров