Непонятный свободный рынок

kasparov.ru

Режим Александра Лукашенко, самого одиозного лидера на всем постсоветском пространстве, сейчас подвергается нешуточным испытаниям. С очередными выборами Батька справился, да, собственно, никто в этом и не сомневался.

Когда у тебя на руках все козыри — от лояльного избиркома до силового подавления недовольства, — проиграть достаточно сложно. Но когда тоталитарный режим сталкивается с силой, живущей по своим законам, тут возможны серьезные накладки.

В самом начале текущего валютного кризиса президент даже призвал чиновников забыть о "непонятных теориях свободного рынка" и не продавать валюту "кому попало". Свободный рынок отреагировал мгновенно: он забыл о "непонятной теории Лукашенко",

спрос на иностранную валюту подскочил до небес, и сейчас белорусскому рублю угрожает девальвация.

Что же произошло с последним оплотом истинно централизованной экономики на территории СНГ и как из него выберется Лукашенко?

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич считает, что ничего сверхъестественного в нынешнем кризисе нет. По словам Бунича, он был предрешен и прогнозировался многими. Понятно было, что после выборов, так или иначе, произойдут изменения. Да и опыт девальвации для страны не нов — в 2009 была проведена одномоментная девальвация по требованию МВФ. Проблема, по мнению эксперта, в том, что

Лукашенко хотелось перед выборами сохранить стабильность, за что сейчас приходится расплачиваться.

Ничего страшного с макроэкономической точки зрения в происходящем нет. Экономика адаптируется к девальвации, так что единственное, что потеряет Беларусь, — это репутацию своих властей, не сумевших грамотно расставить приоритеты перед выборами. Так что главное сейчас — не допустить дальнейшей стагнации.

Схожего мнения придерживается и экономический обозреватель радио "Коммерсант-FM" Олег Богданов. По его словам, основная причина текущего кризиса давно известна и заключается в ущербной белорусской макроэкономической модели. У страны отрицательный торговый баланс, она практически полностью зависит от России. Причем как в плане импорта, так и экспорта. Раньше схема была проста: Москва поставляла Минску энергоносители, а Минск под них брал кредиты в российских финансовых структурах. Опять же, не стоит забывать и о поставке нефтепродуктов в Белоруссию по внутрироссийским ценам. Там их перерабатывали и продавали на Запад, доход небольшой, но стабильный, что для такого замкнутого государства крайне важно. Сейчас, по словам эксперта, подобные практики по разным причинам прекратились, приток денег с российской стороны иссяк. А на внутреннее потребление белорусы перейти не могут по прозаической причине — нельзя производить нефть и товары первой необходимости из картошки.

Отмечается и еще одна забавная особенность. На нее обратил внимание президент Российской финансовой корпорации Андрей Нечаев. По его словам, когда в экономике наступают тяжелые времена, то любые, даже самые упертые лидеры забывают о своем авторитаризме и принимают либеральные решения. Лукашенко не стал исключением. Сейчас в Беларуси действуют, по сути, два курса рубля: один государственный, устанавливаемый сверху, а другой — колеблющийся по законам того самого свободного рынка, который еще недавно Батька отрицал. Безусловно, такое решение половинчато, но в сложившейся ситуации намного лучше, чем ничего. Скорее всего, тренд на двойной курс продолжится и закрепится.

Суть двойного курса в том, что для избранной части, например для государственных компаний, курс низкий, для остальных игроков рынка, для частных компаний, курс реальный. Говоря еще более простым языком, для одного сектора экономики девальвация происходит, а для другого — нет. Это не изобретение Лукашенко, в 90-е годы многие государства СНГ держали множественные курсы. Но стоит помнить о том, что легитимизация двойных цен на валюту — это всегда временное решение. Во-первых, она не может существовать без экономического железного занавеса. Во-вторых, не стоит забывать, что Беларусь в 1996 году уже вводила множественный курс и в итоге отказалась от него.

Этот метод может результативно действовать как "спаситель" рынка максимум месяца 3–4, а при условии применения жестких финансовых мер — от силы год. Дальше должно произойти что-то более глобальное.

Но представления Лукашенко о том, что будет дальше, крайне фантастичны: якобы проявятся какие-то невиданные скрытые ресурсы, якобы внезапно начнет развиваться экспорт. Безусловно, в такой ситуации, как сейчас, Беларуси намного проще, чем той же России из-за имеющихся у Минска инструментов жесткого финансового контроля. Правительство может ужесточить условия частных валютных операций, может усложнить банковскую систему, перенаправить финансовые потоки для стабилизации курса рубля. Централизованная экономика тем и сильна, что может применять те меры, которые для рыночной являются немыслимыми. Но в этом и ее слабость — перечень этих мер весьма ограничен.

Да и вообще, создается ощущение, что в Беларуси сейчас просто ждут российского кредита, который придет и все поправит. Если ситуация пойдет по намеченному пути, то деньги для спасения "зайчика" придут в мае и обо всех экспериментах с "непонятным свободным рынком" можно будет забыть.

Если кредиты по каким-то причинам не придут, то современной экономической системе Беларуси осталось жить полгода.

Дальше придется или перестраиваться глобально, или случится коллапс. Минск может выбрать перестройку, тогда варианта здесь всего два.

Первый — постепенно, неспешно сделать "эксклюзивный" государственный курс равным рыночному. Что, по сути, и называется девальвацией. Учитывая, что на это, в общем-то, нестрашное в макроэкономическом плане слово у белорусского правительства ярко выраженная аллергия, то более вероятен второй вариант. А именно: национализация части негосударственного сектора экономики, особенно в тех отраслях, где расчеты ведутся в иностранной валюте.

В любом случае, решать этот вопрос надо как можно быстрее. Промедление в таких вещах смерти подобно. Некоторые сегменты белорусской экономики, например туристический, уже начинают разваливаться. Не лишним будет упомянуть и о ценах на импортируемые товары первой необходимости, таких как продукты и предметы личной гигиены, их стоимость растет с каждым днем.

Как считает завотделом экономической политики ИД "Коммерсант" Андрей Бутрин, есть сторона, которая выиграет в любом случае. Он имеет в виду российский бизнес.

Наши компании получат выгоду в случае "кредитного" разрешения проблемы.

При таком положении дел Лукашенко придется двигаться в сторону либерализации экономики, а значит вкладываться в Беларуси будет иметь смысл. Если президент решит бороться до последнего собственными силами, российские коммерсанты также не будут обделены. Кому-то ведь придется восстанавливать страну из руин экономического кризиса. Преимущество нашего руководства в том, что оно немного раньше поняло прелести свободного рынка. Хоть и все чаще в последнее время прикидывается, что такие тонкости ему неведомы.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров