Михалевич: Даже самых умеренных оппозиционеров Лукашенко превратил в радикалов

"Немецкая волна"

Алесь Михалевич, политэмигрант и бывший кандидат в президенты, на встрече с журналистами в бундестаге рассказал, что арестованные после событий 19 декабря в Минске, подвергаются пыткам и шантажу.

Интерес к Беларуси в Германии становится явлением перманентным. Чем сильнее власти Беларуси "давят" на оппозицию, чем больше репрессий против диссидентов, тем более популярными становятся конференции, форумы и просто круглые столы с участием белорусских политиков. Вот и в этот раз, информация о том, что Немецко-белорусское общество совместно с "Фондом Маршалла Германия - США" проводят в бундестаге встречу с диссидентом, бывшим кандидатом в президенты Беларуси Алесем Михалевичем, вызвала большой интерес общественности и белорусской диаспоры Берлина.

Задолго до начала встречи зал, рассчитанный на сто человек, был переполнен. Среди собравшихся - депутаты бундестага, политологи, белорусские студенты, которые обучаются или проходят практику в Германии.

Ситуация после репрессий

Марилуизе Бек, депутат бундестага от партии "зеленых", открывая дискуссию, сказала, что ситуация в Беларуси после репрессий режима Лукашенко по итогам выборов 19 декабря прошлого года в основном всем знакома. Но непонятно, что происходит с арестованными людьми. Как они выживают в условиях тюремного изолятора? Об этом до недавнего времени почти ничего не было известно, подчеркнула она.

В эти дни в Минске идут судебные процессы. Судят Андрея Санникова, в самом разгаре слушания по делам кандидатов Некляева и Рымашевского. Несколько дней тому назад начался процесс против Николая Статкевича. "Все эти процессы напоминают мрачные времена тридцатых годов в Советском Союзе" - сказала Бек. Единственный, кому удалось вырваться из тюремного заключения и бежать из Беларуси, - это Алесь Михалевич. "После того как Михалевичу удалось бежать, мы в течение нескольких дней искали его, понимая, что он находится в серьезной опасности, и были очень рады, когда узнали, что он объявился в Праге и получил там политическое убежище", - сказала депутат.

В тюремном изоляторе

Для того, кого пытали, унижали и заставляли признаться в преступлениях, которые он не совершал, Алесь Михалевич выглядит человеком, сохранившим свое достоинство и выдержку. А вот его рассказ, звучавший даже несколько обыденно, с нотками самоиронии в голосе, участников дискуссии потряс. Он сообщил, что сразу после ареста в следственном изоляторе КГБ ему было в ультимативной форме предложено зачитать признание-заявление для телевидения. Михалевич отказался, и тюремное начальство сообщило, что в таком случае его ожидает 15 лет тюрьмы.

"С первых же дней в тюрьме началось сильное давление на меня. Например, в изоляторе появились люди в военной форме без знаков различия, в масках. Меня стали раздевать догола, заставляли приседать, но и это еще мелочи", - говорит Михалевич, делает паузу в своем рассказе и иронично добавляет: "В тюрьме я узнал, что спокойно сажусь на шпагат, хотя до этого никогда такого не делал".

Дочь арестованного кандидата в президенты Николая Статкевича, Катя, которая работает в Германии и тоже приняла участии во встрече, рассказывает, что аналогичные издевательства перенес и ее отец, который в знак протеста объявлял голодовку. "После трех недель голодовки, состояние его здоровья сильно ухудшилось, и его перевели в реанимацию тюремной больницы. У него серьезное заболевание сердца, а за время нахождения в камере у него очень сильно испортилось зрение",- описывает она состояние своего отца.

Шантаж, угрозы, детектор лжи

Марилуизе Бек сообщила присутствующим, что имеется информация от Андрея Санникова, который заявляет, что он не только подвергался пыткам, но его еще и запугивают самыми изощренными способами. Например, шеф КГБ Зайцев лично угрожал ему в случае отказа сотрудничать смертью жены и ребенка. "Об этом обязательно нужно будет вспомнить в будущем, когда мы будем подводить баланс тому, что происходит сегодня в Беларуси",- жестко завершила свое выступление Бек.

Подобные методы воздействия на заключенных подтверждает и Алесь Михалевич. Однажды, после очередного отказа сотрудничать, его выволокли из камеры, заломили руки за спину, стали их выкручивать, требуя доноса на других оппозиционеров и согласия на сотрудничество с КГБ. "Мне следователь сказал прямым текстом: "Для твоего освобождения ты должен дать показания против Статкевича, Санникова и Некляева", - рассказывает Михалевич.

После нескольких таких сеансов он дал согласие на встречу с сотрудниками КГБ. "Меня заставили пройти проверку на детекторе лжи, где меня шесть часов мучили, и после этого поверили, что я не иностранный шпион. Пришлось подписать бумагу о том, что я согласен исполнять поручения КГБ", - сказал Михалевич на встрече в Берлине. Выйдя на свободу, он собрал пресс-конференцию, где и сообщил о том, какими способами из него выбили согласие и признание. А еще через пару дней, ему удалось сбежать из страны.

Запад должен быть последовательным

Марилуизе Бек с горечью признала, что есть определенное противоречие в подходах европейцев к вопросу о том, должен ли Запад контактировать с режимом Лукашенко. Депутат считает, что времена взаимного доверия Запада и Минска безвозвратно ушли, а на доверие Европы режим ответил грубым ударом по оппозиции.

Катя Статкевич соглашается с таким мнением и полагает, что Запад недооценивает свое влияние в Беларуси, ограничиваясь только санкциями. "Санкции уже вводились, потом отменялись, потом опять вводились. Это приводит к тому, что очередное введение санкций дало повод Лукашенко для насмешек: "Мол, вводите санкции, все равно потом они исчезнут", - объяснила она свою позицию.

Судя по словам Михалевича, оппозиция после событий 19 декабря кардинально поменяет свою тактику, и Минску не следует ждать от нее в будущем поблажек. "Своими действиями Лукашенко достиг одного - даже из самых умеренных белорусских политиков, он сделал радикальных",- завершил дискуссию Михалевич.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров