Лукашенко предстоит ужасный выбор

Утро.ru

Экономический кризис в Беларуси вступил в решающую фазу. Поступенчатая девальвации рубля не решила основных проблем, связанных с необеспеченностью национальной валюты.

Напротив, к сложностям валютно-финансового характера добавился тотальный дефицит наиболее ликвидных повседневных товаров: население избавляется от национальной валюты, вкладывая вконец ослабевшие "зайчики" во все, что имеет хоть какую-то стоимость.

Наиболее популярным средством вложения стали бензин и дизельное топливо. За май на заправочных станциях крупнейшего государственного оператора рынка нефтепродуктов – "Белоруснефти" – было продано на 50% больше топлива, чем в мае прошлого года. На приграничных АЗС все еще более серьезно: там объемы продаж топлива возросли почти в 2,5 раза.

Началом повсеместной скупки топлива стало известие о его подорожании на 20% в конце мая. Ажиотаж на бензоколонках не стих и после майского повышения цен. На протяжении последних четырех месяцев цены на топливо поднимались уже пять раз, так что население не сомневается, что и это повышение не последнее.

В связи с происходящим "Белоруснефть" была вынуждена объявить о вводе ограничений отпуска 92-го бензина и дизельного топлива за наличные белорусские рубли на своих АЗС. Владельцам легковых автомобилей за один раз отпускается не более 25 л топлива, а грузовых – 100 литров. По данным газеты "КоммерсантЪ", "Белоруснефть" объясняет введение ограничений желанием "сохранить равномерное обеспечение населения необходимым количеством А-92 и дизельного топлива в условиях ажиотажного спроса" и "низкими остатками нефтепродуктов на складах хранения". Для разрешения ситуации руководители белорусских НПЗ предлагают два возможных выхода. Первый – зафиксировать цену на 92-й бензин на отметке $1 за литр. Второй – снизить налоги и акцизы для нефтеперерабатывающих предприятий.

Впрочем, эти предложения вряд ли будут приняты властью. Долларовая фиксация цены может сделать топливо практически недоступным для населения в случае дальнейшего обесценивания национальной валюты. А снижение налогов будет означать выпадение доходов бюджета, поскольку нефтепереработка является одним из важнейших источников пополнения казны.

Происходящее сегодня в белорусской экономике напоминает события начала 90-х в экономиках ряда восточно-европейских стран. Тогда крах социалистической системы производства привел к обвальной инфляции, дефициту товаров, а чуть позже – и к политическим изменениям.

Беларусь – последний представитель квазисоциалистической экономики в Европе. На протяжении долгого времени Минску удавалось сохранять отжившую систему за счет беспрецедентной помощи со стороны России (в первую очередь, помогала беспошлинная нефть). Однако сегодня этому реликту советской экономической системы, похоже, приходит конец. И в Минске это определенно понимают.

После того как политические игры Лукашенко окончательно утомили и Москву, и Брюссель, Беларуси не приходится более рассчитывать на экономическую помощь на желаемых для правящего режима условиях. Новые требования к Минску сводятся к распродаже белорусских промышленных предприятий, находящихся в государственной собственности. А это не сулит Лукашенко ничего хорошего: потеря экономической власти влечет за собой утрату политической. И до последнего времени Батька гневно заявлял: "Никакой бандитской распродажи страны не будет! Активы им, видите ли, давай! Деньги вперед – завтра будут стулья".

Однако есть основания полагать, что белорусскому президенту придется умерить свой пыл. Экономический крах способен похоронить правящий режим значительно быстрее, чем утрата части промышленных активов.

По данным The Wall Street Journal, белорусские власти уже рассматривают возможность продажи одного из наиболее ценных государственных активов – калиевого комбината "Беларуськалий". Переговоры об этом ведутся с инвесторами из Китая и России. Стоимость комбината, по некоторым оценкам, составляет порядка $20 млрд, и реализация даже не контрольного пакета предприятия позволит вписаться в условие приватизации белорусских компаний на $7,5 миллиарда.

Если Минск рассматривает подобные возможности, значит, у белорусского лидера больше не осталось возможностей контролировать ситуацию в экономике страны.

Впрочем, даже если власти согласятся с предъявляемыми требованиями и пойдут на приватизацию госсобственности, это лишь продлит агонию последней социалистической экономики Европы. Полученные от продажи деньги и новые кредиты способны заткнуть некоторые старые дыры и никак не гарантируют, что не возникнут новые. В ситуации, когда Москва лишила Лукашенко дешевой нефти, продукты переработки которой можно было продавать в Европе по мировым ценам, шансов выжить у белорусской экономики в ее нынешнем виде нет. А это значит, что выбор у Александра Лукашенко крайне небогат: либо сдать страну Европе и России, либо построить в Беларуси аналог Северной Кореи.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров