Кризис и Кремль пробудили в белорусских властях "чувства добрые"

Александр Класковский, "Белорусские новости"

После заверений, что Минск политзаключенными не торгует, белорусский официальный лидер, "руководствуясь принципами гуманности", помиловал 14 сентября еще 11 "декабристов".

то целиком ложится в русло закулисных договоренностей с ЕС, слитых недавно в прессу. Согласно ним, все оковы тяжкие должны пасть с политических самое позднее в начале октября.

Итак, фронда фрондой, но на разморозку отношений с Западом прижатые кризисом и Москвой белорусские власти явно хотели бы вырулить.

Минск хочет дважды войти в ту же реку

Выход на волю очередной партии узников Площади — это важная моральная победа демократического сообщества, но при этом давит на психику стойкое ощущение дежавю.

Три года назад выпуск Александра Козулина и еще нескольких политических позволил Минску разблокировать отношения с ЕС. Но эйфория либерализации закончилась дубинками и кровью на площади Независимости 19 декабря прошлого года.

Висит в воздухе вопрос: так что, можно до бесконечности брать-выпускать политических заложников — и снимать в итоге урожай (кредиты, инвестиции, геополитический маневр)?

Белорусское руководство явно пытается войти второй раз в ту же реку. Его интерес понятен и приземлен — позарез нужны, во-первых, западные деньги, а во-вторых, западный вектор вообще для выскальзывания из лап российского медведя.

Но как бы Европе не наступить на старые грабли! Или она обманываться рада? И что делать внутренним оппонентам режима, которых могут использовать как тряпичных кукол в большой геополитической игре?

Итак, это уже третий тур помилования политзаключенных после фазы массовых посадок за Площадь. В отношении еще полудюжины оппозиционеров закрыли уголовные дела. За решеткой остаются лишь четверо фигурантов "дела 19 декабря" — Дмитрий Бондаренко, Андрей Санников, Николай Статкевич, Дмитрий Усс. Но это — ключевые фигуры, среди них три экс-кандидата в президенты.

По мнению экспертов, режим решил сконцентрироваться на торге вокруг главных персон. Это последний, самый дорогой лот.

С большой долей вероятности можно прогнозировать, что их освободят достаточно скоро. Иначе не было бы смысла в этом отрубании хвоста в несколько приемов. Наблюдатели дружны в выводе, что степень гуманизма отечественного начальства прямо пропорциональна давлению Москвы и экономических проблем.

К слову, 14 сентября выпустили уже и тех, кто, выдержав психологическую обработку в тюрьмах, не написал прошения о помиловании. "Гуманизм" действительно прогрессирует!

Правда, покрыт тайной вопрос, что же взамен посулила Европа. Версию о двух миллиардах евро, якобы обещанных в обмен на политзаключенных устами тайного эмиссара ЕС — болгарского министра Николая Младенова — официальная София опровергла.

Но наивно допускать, что белорусское руководство, мыслящее всегда конкретно-материально, вдруг прониклось любовью к западным ценностям и потому пошло на односторонние уступки. Некий пряник наверняка был показан.

Оппозиция на приставном стульчике

Вторым же обещанием Лукашенко, согласно докладу Младенова главе внешней политики ЕС баронессе Эштон, было провести круглый стол с оппозицией для обсуждения будущего страны.

На воспрянувшую оппозицию уже вылила ушат помоев госпропаганда: мол, зря расхорохорились, вас власти предержащие по-прежнему в упор не видят! Да и сам официальный лидер 9 сентября дал понять, что в лучшем случае на предполагаемом мероприятии кому-то из "пятой колонны" предложат приставной стульчик, а массовку сыграют лояльные фигуры из провластных организаций.

"Лукашенко пытается выполнить свою часть обещаний, но в фирменном стиле", — считает эксперт аналитического центра "Стратегия" (Минск) Валерий Карбалевич. В комментарии для Naviny.by аналитик отметил: белорусская власть делает уступки лишь в той степени, в которой они не представляют угрозы самой власти.

К тому же, добавляет собеседник, Минск традиционно "выворачивает суть договоренностей". Так, внутрибелорусский диалог, который хотел бы видеть Брюссель, здесь намерены подменить ни к чему не обязывающей тусовкой по типу "посидели, потрындели, разошлись".

Что делать оппозиции? С одной стороны, о круглом столе вроде того, что был в Польше у "Солидарности" с генералом-коммунистом Ярузельским, когда речь шла о реальной смене режима, у нас пока и мечтать не приходится: не то соотношение сил, слишком разные весовые категории. С другой стороны, ноль толку и от максималистской позы: мол, готовы у режима только капитуляцию принимать (при том что зажаты — ни дохнуть ни охнуть)!

"Оппозиция должна не ждать с моря погоды, а проявить инициативу и солидарно сформулировать свой сценарий, повестку дня, процедуру круглого стола", — считает Карбалевич. И если власть начнет отбрыкиваться, по крайней мере пиаровский выигрыш будет на стороне ее оппонентов, резюмирует политолог.

Ну и, естественно, подчеркивают комментаторы, садиться за любые столы — круглые, квадратные — следует только после освобождения всех политических узников. Хотя уже нашлись готовые безо всяких условий. Было бы удивительно, если бы власть упустила момент использовать этот круглый стол для очередного раскола "пятой колонны"!

По мнению Карбалевича, преуменьшать возможности оппозиции тоже не стоит. Правящая верхушка, заблокировав механизмы обратной связи, "не знает реальных настроений общества, боится социального взрыва, и на этом ее внутренние оппоненты тоже могут играть хотя бы риторически", считает эксперт.

Между двумя вопросительными знаками

Ну а как поведет себя Европа, в игре с которой Минск постарается, в своем духе, уступить минимум (и то имитационно), а отхватить максимум?

Политический аналитик Юрий Дракохруст в интервью для Naviny.by отметил симптомы "некоторой стратегической растерянности, царящей в брюссельских кабинетах власти". И вполне возможно, полагает наш собеседник, что "там в принципе не прочь вернуться в 18 декабря". Ясное дело, при освобождении политзаключенных, но, возможно, "это единственное, что безусловно. Все остальное — это уже вехи процесса нормализации отношений, а не ключ к его началу", считает аналитик.

Да, Лукашенко явно пробует второй раз войти в ту же реку. Но теперь, "возможно, русло будет несколько другим", прогнозирует Дракохруст.

"Из-за тяжелой ситуации в экономике и во внешних отношениях власть стремится вернуться в русло диалога с ЕС как можно быстрее и вынуждена начинать с освобождения политзаключенных как предварительного условия для диалога", — считает аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов.

В комментарии для Naviny.by он подчеркнул: это совсем не означает, что после освобождения последнего оппонента режима "на Беларусь начнут падать евро в виде западных инвестиций и кредитов". Речь идет только о возвращении к ситуации до 19 декабря. "Чтобы пойти дальше в отношениях, Минск должен будет начать либеральные реформы", — убежден Мельянцов.

Минский обозреватель-международник Андрей Федоров, со своей стороны, добавил в интервью для Naviny.by, что Брюссель, скорее всего, будет настаивать сейчас на принятии дорожной карты развития белорусско-европейских отношений.

Однако обозреватели сходятся в том, что у Евросоюза, обремененного множеством внутренних проблем, "белорусский вопрос" далеко не на первом месте и даже не в первой десятке приоритетов. Так что чудес ожидать не стоит.

"Евросоюзу вовсе ни к чему, чтобы здесь была Россия. Лучше вязкий диалог, чем конфронтация и угроза превращения Беларуси в полуколонию восточной соседки", — отмечает Федоров.

Возможна ли трансформация режима через политику втягивания, к которой сейчас вновь может вернуться Брюссель, или это полная иллюзия?

Юрий Дракохруст насчет трансформации не слишком оптимистичен, но добавляет: "Ведь не исключено, что ливийский сценарий, достигаемый через жесткие санкции, — тоже иллюзия. Поэтому выбор Евросоюз будет делать между двумя иллюзиями. Или, говоря мягче, между двумя рисками, двумя вопросительными знаками".

Как ни банально, но нормально расставить знаки препинания в белорусском сюжете могут лишь сами белорусы. Люди, вышедшие на Площадь 19 декабря, романтически-наивно пытались поставить восклицательный знак, но получилось, наверное, многоточие.

Сейчас, когда от цифр на ценниках у обывателя глаза на лоб лезут, адептов застойной модели поубавилось. Власть непопулярна, ее ругают в очередях и на кухнях. Но трансформируется ли обида на государственное кидалово в критическую массу гражданственности, пока не очевидно.

Жесткая же авторитарная власть никогда не будет считаться с населением, она будет вынуждена считаться только с гражданами, готовыми бороться за свободу. Пока таких, скажем прямо, маловато.

поделиться

Новости по теме

    Москва взяла Лукашенко за жабры

    Слитая накануне через Рейтер инфа о тайных переговорах белорусского режима с Европой — похоже, не утка, хотя посольство Болгарии в Минске факт визита Николая Младенова в Беларусь пытается отрицать.подробности

Новости партнёров