Чем вызван у власти приступ гуманизма?

"Ежедневник"

На этот раз президент Александр Лукашенко "руководствуясь принципами гуманности", освободил 11 политзаключенных, в том числе и тех, кто прошений о помиловании не писал.

Однако ряд кандидатов в президенты, осужденных за участие в акции протеста 19 декабря 2011 года, по-прежнему за решеткой.

Белорусским властям по поводу отношения к политзаключенным особо выбирать не приходится. Собственно, варианта действий всего два: либо освобождение всех политических узников и получение шанса на восстановление сотрудничества с ЕС, либо демагогия об отсутствии в стране политзаключенных в принципе и дальнейшее сохранение самоизоляции Беларуси. Второй путь тупиковый, заведомо проигрышный. Но по нему можно топать с гордо поднятой головой, пока лоб не разобьется о препятствие. А первый путь – перспективный, но двигаясь по нему, придется постоянно наступать на горло гордыне, маскируя неприятие под маской добродетели.

Как сообщила пресс-служба Александра Лукашенко, белорусский президент подписал Указ о помиловании 11 лиц, осужденных за участие в уличных беспорядках в Минске 19 декабря 2010 года "руководствуясь принципами гуманности".

Является ли в данном случае помилование не признавших свою вину людей соответствующим принципам гуманности, а не целесообразности – вопрос к юристам. Но о том, что дело движется к политическому торгу, на кухнях говорили еще в январе. Сейчас лишь обстоятельства вынудили ускорить этот процесс.

Правозащитникам уже стали известны фамилии всех 11 помилованных — Павел Виноградов, Федор Мирзоянов, Александр Класковский, Владимир Лобан, Дмитрий Новик, Александр Молчанов, Олег Федоркевич, Дмитрий Буланов, Илья Василевич, Александр Отрощенков и Никита Лиховид.

Напомним, что помилованию участников событий 19 декабря предшествовала тайная встреча Лукашенко с министром иностранных дел Болгарии Николаем Младеновым в Минске 26 августа. О ней стало известно 1 сентября из письма Младенова верховному представителю Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, которое попало в распоряжение СМИ. Факт встречи официально подтвердил МИД Болгарии.

Младенов, в частности, информировал Эштон, что Лукашенко пообещал освободить четверых политзаключенных до конца августа, а в отношении еще двоих — снять обвинения. Всех остальных политзаключенных белорусский президент пообещал освободить к началу октября.

Позднее польская газета Rzeczpospolita со ссылкой на источник в МИД Польши сообщила, что на встрече с Лукашенко Младенов должен был предложить белорусскому лидеру возобновление отношений с Евросоюзом и 2 млрд евро в обмен на освобождение всех политзаключенных до конца 2011 года. Однако МИД Болгарии категорически опроверг эти сведения.

Сам Александр Лукашенко в начале сентября также опроверг информацию о торге.

"Мы ни с кем не торгуемся, нас это не интересует. Если кто-то думает, что кризис, и мы через пятую колонну ищем поддержку на Западе — это полная чушь, — подчеркнул белорусский президент. — Запад нас никогда не поддерживал и вряд ли он нас поддержит".

Что касается помилования осужденных за участие в массовых беспорядках в декабре 2010 года, Александр Лукашенко напомнил, что и ранее, в том числе в мае, находясь в Казахстане, заявлял о возможности освобождения. "Я сказал: придет время — мы не кровожадные — выпустим", — отметил глава государства.

Судя по телодвижениям власти, это время уже приходит. Но за решеткой остаются оппозиционные лидеры и их оставляют напоследок. Вдруг что-то пойдет не так.

Однако, на что может рассчитывать белорусская власть, выпуская политзаключенных? Как ранее отмечал директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров: "Если в стране не будет политзаключенных и ни одна международная организация их не признает, то это будет некая новая ситуация, на которую надо будет по-новому реагировать и Европейскому союзу и силам внутри страны. Но это ситуация, в которую нас ставит власть, а не мы сами. И ставит не только нас, но и Евросоюз. И у ЕС может быть два варианта поведения. Первый – это наивный. Якобы первые полгода после выборов – это была ошибка, белорусские власти это осознали и ЕС может теперь пойти на некоторый возврат предыдущих отношений. И второй вариант – более прагматичный и разумный – выставление дополнительных условий белорусской власти, чтобы ситуация, как после 19-го декабря, не могла повториться".

Но, разумеется, первый вариант для белорусского политического руководства был бы предпочтительнее.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров