Майра Мора: в Беларуси назрела необходимость серьезных реформ

Антон Тарас, "Белорусские новости"

Беларусь является последним государством в Европе, которое приводит в исполнение смертные приговоры. И свое интервью информационной компании БелаПАН глава Представительства ЕС в Беларуси Майра Мора начала с комментария по случаю Всемирного дня борьбы против смертной казни.

— Прежде, чем ответить на вопросы, если позволите, я хотела бы напомнить, что 10 октября — Всемирный день борьбы против смертной казни. Европейский Союз и страны, входящие в Совет Европы, твердо, принципиально выступают против смертной казни. Отмена смертной казни во всем мире — одна из основных задач правозащитной политики Союза. ЕС призывает те страны, где смертная казнь все еще применяется, все сильнее ограничивать ее применение, настаивает на том, чтобы смертная казнь приводилась в исполнение в соответствии с международными минимальными стандартами, и использует все существующие инструменты дипломатии и сотрудничества, стремясь к отмене смертной казни.

В докладе генерального секретаря ООН, озаглавленном «Высшая мера наказания и принятие мер, гарантирующих соблюдение прав приговоренных к смертной казни», сделанном в декабре 2009 года, говорится о четкой тенденции к отмене и ограничению использования смертной казни в большинстве стран. Среди наиболее важных рекомендаций тем странам, в которых смертная казнь все еще применяется, были следующие: обеспечить соблюдение стандартов справедливого судебного разбирательства и принципа презумпции невиновности, а также облегчить участь приговоренных к смертной казни.

Число стран мира, в которых применяется смертная казнь, сокращается. С 1993 по 2010 год число стран, в которых смертную казнь отменили, выросло с 55 до 96. По состоянию на декабрь 2010 года, 139 стран — более двух третей стран мира — отменили смертную казнь de jure или пока de facto.


— Спасибо, госпожа Мора, за внимание к проблеме смертной казни. Это Ваше первое интервью в качестве посла ЕС, но многие читатели помнят, что Вы были и послом Латвии в Беларуси. Насколько этот опыт поможет Вам в работе представителем ЕС? Каковы отличия работы посла страны от работы посла союза?

— Я была послом Латвии в Беларуси с 2004 года по 2010-й. Безусловно, мои знания о вашей стране важны в нынешней работе. В то же время дипломат начинает совершенно новую жизнь с каждым новым назначением. Теперь мое задание — заботиться о соблюдении интересов ЕС, реализовать программы и проекты сотрудничества и вместе с представительствами стран — членов ЕС осуществлять единую политику в отношении Беларуси. До недавнего времени Представительство ЕС в Беларуси было малочисленным и не полномасштабным. Сейчас многое меняется, приезжают новые коллеги, команда растет, постепенно выстраиваются рабочие процессы. Я не заметила, как пролетели три месяца со времени моего приезда.

— Как Вы относитесь к идее введения ЕС экономических санкций в отношении Беларуси? Если бы таковые были введены, в частности, в отношении концерна "Белнефтехим", какой урон это бы нанесло европейским импортерам нефти и продуктов нефтепереработки?

— Европейский Союз применяет ограничительные меры для решения задач Общей внешней политики и политики безопасности, определенных Договором о создании Европейского Союза. В последние годы ЕС часто вводил санкции либо самостоятельно, либо во исполнение обязывающих резолюций Совета безопасности ООН. Санкции — это инструменты дипломатического или экономического характера, нацеленные на достижение изменений в действиях (например, на прекращение нарушений международного права, прав человека) или позиции, например, на изменение политики, которая не обеспечивает соблюдение принципа верховенства права или демократических принципов.

Ограничительные меры, применяемые ЕС, могут быть направлены на правительства третьих стран, негосударственные юридические субъекты или частных лиц. Они могут выражаться в эмбарго на поставки оружия, иных конкретных или общих ограничениях торговли (например, эмбарго на импорт или экспорт), финансовых ограничениях, ограничениях на въезд (запрет на выдачу визы или въезд на территорию ЕС), бойкотах спортивных или культурных мероприятий, ограничениях в использовании воздушного пространства и иных мерах.

ЕС с осторожностью относится к применению широких экономических или финансовых ограничений, если их последствия для людей и экономики могут оказаться нежелательными. Известно, что санкции — меч обоюдоострый. К ним не прибегают без крайней необходимости. Хотелось бы надеяться, что к этой теме со временем придется возвращаться все реже.


— На саммите "Восточного партнерства" польский премьер-министр Дональд Туск пообещал Беларуси 9 млрд долларов помощи взамен на выполнение политических требований. Одно из них — проведение свободных выборов. Существует ли в ЕС уверенность, что Александр Лукашенко способен к проведению свободных выборов? Как известно, Европа сейчас переживает серьезный кризис. 9 млрд долл. — не маленькая сумма. Что станет источником этих средств?

— Журналисты часто ссылаются на приведенный премьер-министром Республики Польша объем помощи, на которую Беларуси могла бы рассчитывать в том случае, если Беларусь решит пойти по пути модернизации и структурных реформ. Я представляю Европейский Союз и не могу комментировать слова премьер-министра Польши.

Европейский Союз последовательно предлагает Беларуси расширить отношения и, подтверждая свою приверженность политике критического взаимодействия, вновь подчеркивает, что такое расширение возможно при условии того, что белорусскими властями будет достигнут прогресс в соблюдении принципов демократии, верховенства права, прав человека.

Если это произойдет, Беларусь будет иметь возможность при определенных условиях значительно успешнее взаимодействовать с международными финансовыми институтами, более активно принимать участие в программах, проект
ах и инициативах Европейского Союза, сотрудничать с Европейским инвестиционным банком и Европейским банком реконструкции и развития.

— Еще одно требование — диалог власти и оппозиции. Можете ли Вы представить, что Александр Лукашенко согласится вести диалог со своими оппонентами Андреем Санниковым и Николаем Статкевичем в случае, если они будут освобождены, или что господа Санников и Статкевич согласятся на переговоры с ним?

— Диалог — это не обязательно разговор за столом, но уж наверняка нечто большее, чем обмен заявлениями. Диалог — это последовательность действий и средство движения к общей цели. Участники любого диалога сначала определяют, какие цели у них общие, и потом говорят о действиях, которые могут способствовать их достижению. На самом деле, в этом вопросе таится еще один, и очень важный, — какие у сторон общие цели. От этого зависит успех диалога. Но в конкретном случае мне кажется, что в вашей стране назрела необходимость проводить серьёзные экономические реформы, и в таком случае властям будет необходим диалог с широким спектром общества.

— Как Вы оцениваете неучастие белорусских представителей в саммите "Восточного партнерства"?

— Очень жаль, что Беларусь не смогла воспользоваться возможностями саммита. Это было место и время, когда Беларуси уделяли много внимания и когда, на мой взгляд, у Беларуси была неплохая возможность донести свое видение потенциала сотрудничества и путей налаживания отношений.

Я сожалею о том, что министр иностранных дел Беларуси решил отклонить приглашение на саммит, полученное им от верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон и министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского. Беларусь была и остается участницей "Восточного партнерства". Эта позиция отражена в письме, направленном министром Сергеем Мартыновым верховному представителю Эштон и еврокомиссару по вопросам внешней политики и политики соседства Штефану Фюле.


— Насколько Европе важно участие Беларуси в "Восточном партнерстве"?

— Для Европы — и не только — важно, чтобы Беларусь была демократическим государством с хорошо развитой рыночной экономикой, субъектом международного права, который ответственно подходит к выполнению взятых на себя обязательств. "Восточное партнерство" — это усиленный формат взаимодействия.

Беларусь принимает участие в работе только одного измерения Восточного партнерства. В условиях отсутствия какого-либо обязательного юридического правового соглашения с Беларусью многосторонний формат Восточного партнерства остается краеугольным камнем нашего критического диалога с белорусским правительством. Мы считаем, что продолжение участия Беларуси в "Восточном партнерстве" выгодно для белорусского народа. В то же время перспективы участия Беларуси в программах помощи, действующих в двустороннем формате "Восточного партнерства", зависят от прогресса страны в области демократии.

"Восточное партнерство" поддерживает тех партнеров, которые стремятся к все более тесным отношениям с ЕС посредством заключения соглашений об ассоциации, включающих в себя всеобъемлющую повестку реформ и создание углубленных и всеобъемлющих зон свободной торговли.

Мы предлагаем развивать наши отношения с Беларусью так же, как мы их развиваем со всеми остальными восточными партнерами. Мы будем применять принцип "больше за большее", то есть Европейский Союз будет больше поддерживать — и финансово, и посредством более тесного политического взаимодействия и экономической интеграции — те страны-партнеры, которые идут дальше по пути реформ и демократизации. ЕС готов открыть новую страницу в отношениях с Беларусью, когда обстоятельства, складывающиеся в Беларуси, позволят это сделать. Наше взаимодействие с Беларусью будет зависеть от усилий Беларуси по осуществлению политических и экономических трансформаций. Мы надеемся, что Беларусь окажется в силах сделать дальнейшие шаги к соблюдению демократических стандартов, будет осуществлять приватизацию и открывать свою экономику, чтобы преодолеть тяжелые последствия экономического кризиса.


— Каким образом ЕС координирует свою политику в отношении Беларуси с Россией?

— Можно говорить о том, что иногда вопросы политики по отношению к Беларуси затрагиваются на переговорах с российской стороной, но думаю, нельзя сказать, что подходы ЕС к Беларуси координируются с позицией России.

— А с США?

— Чтобы проиллюстрировать степень скоординированности позиций ЕС и США по Беларуси, достаточно процитировать совместное заявление верховного представителя Кэтрин Эштон и госсекретаря Хиллари Клинтон, сделанное 10 месяцев тому назад и, к сожалению, по-прежнему актуальное: "Соблюдение принципов демократии и обеспечение прав человека — это по-прежнему фундаментальные условия улучшения отношений Беларуси с Соединенными Штатами Америки и Европейским Союзом. Без значительного прогресса в этих областях улучшения отношений не произойдет. Именно в этом контексте мы будем оценивать действия белорусских властей…".

— Когда могут быть подписаны соглашения об упрощении визового режима и реадмиссии между ЕС и Беларусью?

— Европейская Комиссия готова проводить переговоры с Беларусью об упрощении визового режима и подписании договора о реадмиссии, и несколько месяцев тому назад предложила белорусской стороне начать переговоры. Пока мы ожидаем ответа.

Надеемся, что вскоре начнут действовать двухсторонние соглашения о приграничном движении с Латвией, Литвой и Польшей. Их реализация позволила бы людям, проживающим по обе стороны границ, пользоваться большей свободой передвижения.

А пока некоторые страны ЕС уже отменили визовые сборы за выдачу гражданам Беларуси своих национальных виз. Много виз выдается бесплатно. В целом, страны ЕС стремятся использовать все возможности Шенгенского соглашения и национального визового законодательства, чтобы способствовать развитию связей и контактов между людьми, живущими по разные стороны границ ЕС.


— Каким образом распределятся обязанности между посольством страны, председательствующей в ЕС, и представительством ЕС в Беларуси?

— В соответствии с Лиссабонским договором, поочередное председательство стран ЕС сохраняется в сокращенном формате, но имеет отношение к происходящему внутри Союза.

Представительство ЕС за его пределами — полномочие леди Кэтрин Эштон, верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, вице-президента Еврокомиссии, и осуществляется подчиненной ей Службой внешнего действия ЕС, структурными единицами которой являются представительства ЕС в третьих странах.


— Какие задачи стоят перед Вами как главой представительства ЕС?

— Объявляя о моем назначении, верховный представитель Кэтрин Эштон обозначила мою задачу как укрепление взаимодействия с белорусским народом. Без сомнений, это широкая формулировка. Я буду использовать существующие возможности и находить новые пути реализации потенциала отношений и сотрудничества ЕС и Беларуси.

— Какие культурно-просветительские проекты намерено поддерживать представительство в Беларуси?

— Сейчас реализуется несколько проектов в сфере сохранения национального историко-культурного наследия и его использования в развитии регионов Беларуси и соседних стран. Широкий резонанс получил проект, в рамках которого недавно в Беларуси собралось более сотни представителей инновационного направления в современном искусстве — «живого видео-искусства». В скором времени в полную силу заработает Программа «Культура» "Восточного партнерства", в рамках которой, в частности, Беларусь будет участвовать в реализации крупного проекта по развитию профессиональной и любительской фотографии в шести странах региона.

— Не могли бы Вы озвучить текущую статистику по товарообороту между ЕС и Беларусью? Каковы основные инвестиционные показатели по компаниям из ЕС, работающим с Беларусью (в какие сферы больше всего инвестируют)?

— ЕС — крупнейший рынок в мире и важное направление белорусского экспорта. Сальдо Беларуси в торговле с ЕС положительно. По данным европейской статистики, товарооборот между Беларусью и ЕС в 2010 году составил 9,35 млрд евро. В первом квартале 2011 года Беларуси импортировала из ЕС на 26,1 процента больше, чем в первом квартале 2010 года, и экспортировала в ЕС на 61,5 процента больше, чем в соответствующий период 2010 года. После значительно падения товарооборота в 2009 году этот рост не может не радовать.

Что касается прямых иностранных инвестиций, у меня пока есть только общая статистика за 2009 год, которая показывает, что уровень прямых иностранных инвестиций ЕС в Беларусь, к сожалению, остается на низком уровне: по данным статистического офиса ЕС, прямые иностранные инвестиции за весь 2009 год составили 68 млн евро.

Подчеркну, что решение наиболее проблемных вопросов в политической плоскости, по моему мнению, позволит нам придать импульс сотрудничеству в экономической сфере.


— Как, на Ваш взгляд, политическая ситуация в Беларуси влияет на ее привлекательность для европейских инвесторов?

— Когда мы говорим о европейском инвесторе, мы говорим практически только о частном бизнесе. Помимо экономических показателей, любого серьезного инвестора интересует, обеспечена ли в стране неприкосновенность частной собственности, независимо ли работают суды, прозрачна ли деятельность исполнительной власти, не слишком ли часто меняется законодательство, выполнимо ли оно. Наверное, лучший показатель инвестиционной привлекательности — это объем прямых иностранных инвестиций по сравнению с соседними странами.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров