Северинец: Надо всегда готовиться к худшему, и тогда лучшее будет сюрпризом

"Народная Воля"

Сопредседатель оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия" Павел Северинец рассказал "Народной Воле", как ему живется и работается на "химии", почему финансовый кризис обошел его стороной и верит ли он в скорое освобождение.

Напомним, что Павел Северинец был осужден за участие в акции протеста 19 декабря на три года "химии". Отбывает наказание он в спецкомендатуры № 7 в селе Куплин Пружанского района Брестской области.

— Как живется? — улыбается собеседник. — Вот закончил рабочий день, сейчас сижу в беседке с руководителями избирательных штабов по Брестской области экс-кандидатов в президенты Николая Статкевича, Дмитрия Усса и Виталия Рымашевского.

— Несколько лет назад вы уже отбывали наказание на "химии" в деревне Малое Ситно, что в Витебской области. Сильное ли различие?

— Отличается. В Малом Ситно находился филиал, и там было запрещено выходить за пределы деревни. А здесь нельзя выходить за пределы комендатуры, поэтому в этом плане ограничений больше. Но, с другой стороны, на Витебщине наблюдался всеобщий алкоголизм, а Куплин все-таки — Западная Беларусь. Здесь больше веры, больше белорусскости, более стремления у людей к лучшей жизни.

— К работе привыкли?

— Да, работаю в хозяйстве "Бордо", в мои обязанности входит учет и выдача автозапчастей. Стараюсь освоить.

— Сложно?

— Инженерное образование у меня есть, хотя машины своей и не было. Поэтому приходится каким-то образом приспосабливаться. Впрочем, сложнее всего не это, а то, что ты находишься в состоянии ограниченной свободы и не можешь помочь тем людям, которые рассчитывают на твою помощь.

— Знаю, что руководитель хозяйства хвалит вас как работника.

— Политкорректное руководство. (Смеется)

— С местным населением уже познакомились?

— Безусловно. При этом очень много людей приезжают ко мне из окрестных деревень, поселков, из самих Пружан и Брестчины. Очень много народу, посещают буквально ежедневно! И не только посещают, но и много привозят с собой продуктов, большую часть которых, чтобы не испортились, приходится просто раздавать. Несут даже то, чего ни разу в жизни не пробовал. Так что финансовый кризис обошел меня стороной.

— А откуда о вас узнают?

— Кто-то через газеты, кто-то через интернет... Скажу вам, что в отличие от Малого Ситно эпоха интернета пришла в белорусскую глубинку, и здесь без этого некоторые просто не могут представить и общественную жизнь, и информацию вообще.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Пишу, встречаюсь с людьми, читаю Библию... Свободное время у меня с 17.00 до 22.00, но, честно скажу, его не хватает. Вот недавно мне привезли целую библиотечку книг.

— Николай Статкевич, когда последний раз был на "химии", активно занимался спортом...

— В мои занятия спортом входит подъем тяжелых запчастей. Если разгрузим их на складе, то определенную физическую нагрузку и так получаешь. Да и на перекладине время от времени подтягиваюсь.

— Церковь ведь тоже посещаете?

— Каждое воскресенье бываю в Спасо-Преображенском соборе в Пружанах. Кстати, с одним священником из этой церкви, отцом Сергием, мы познакомились через социальные сети в интернете еще до того, как я был осужден.

— Следите за тем, что происходит в стране?

— Да, через интернет в мобильном телефоне. А вот ноутбуками пользоваться запрещено.

— Как отнеслись к тому, что многие политзаключенные уже оказались на свободе?

— То, что люди выходят на свободу, — хорошо. Хотя мне сложно судить, насколько это завязано на торговлю с европейцами и обмен заложников. Но кажется, что белорусские власти пошли на такие вынужденные шаги под международным давлением.

— Верите, что и сами выйдете на свободу раньше времени?

— Знаете, надо всегда готовиться к худшему, и тогда все лучшее будет восприниматься как сюрприз.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров