Карбалевич: Главная угроза для власти - трудовые коллективы


Главная угроза для власти исходит от трудовых коллективов. В них заключается и основной потенциал протеста. Об этом "Белорусскому партизану" заявил политолог Валерий Карбалевич, комментируя провал последних уличных акций оппозиции.

Обещанная оппозицией "горячая осень" обернулась странной, но объяснимой пассивностью народа, о чем свидетельствует и провал двух последних уличных акций: "Стоп-бензин" и Народных собраний. Недовольство властью растет, но люди не видят механизмов изменить ситуацию в лучшую сторону.

Политолог Валерий Карбалевич в интервью "Белорусскому партизану".

- Валерий Иванович, последние уличные акции: "Стоп-бензин" и Народные собрания - с треском провалились. Почему? Это следствие драконовского законодательства о массовых мероприятиях, усталость людей, безнадега. Или сработал извечный белорусский принцип "Хавайся ў бульбу?"

- Здесь сошлось несколько факторов. Здесь и страх, и отсутствие в глазах общества альтернативы в виде понятного проекта, организации, способной организовать такой протест, альтернативных лидеров. Можно рассуждать так: Лукашенко плохой, но что (кто) вместо него? Такой альтернативы общество пока не видит. Общество не видит, каким образом можно изменить ситуацию. Не видит и не верит.

Прошли Народные собрания… Собрались, покричали, приняли резолюцию – и разошлись. А что дальше? Власть очень слабо связана с обществом, мало зависит от общества и практически на него не реагирует. Обыватель думает так: какой смысл мне выходить на улицу с риском получить дубинкой по голове или сутки? Все равно ничего не изменится.

19 декабря 2010 года люди вняли призыву демократических кандидатов, потому что видели смысл (пусть хоть иллюзорный) – заставить Центризбирком считать голоса, например. Вот тогда народ видел смысл в протесте.

Более того, сами организаторы Народных собраний неясно сформулировали смысл протеста. Поэтому каждый человек индивидуально выходит из той ситуации, в которой оказались все: уезжают на заработки за границу, находят другие пути выживания. В Беларуси отсутствует структурированность общества, общество атомизировано, не объединено ни в какие структуры. В арабских странах, по которым пронеслись революции, общество сохранило традиционный уклад: там существуют большие семьи, существуют кланы, существуют религиозные структуры, которые структурируют общество. В Беларуси ничего этого нет. У нас общество структурировано только трудовыми коллективами, которые являются и экономическим, и политическим субъектом.


- Может, прав был Андрей Дмитриев, предлагая ввести мораторий на неподготовленные уличные акции? Что действительно получили участники народных собраний, кроме дубинок по голове и арестов?

- Если бы в оппозиции был единый центр принятия решений – имело бы смысл говорить об этом. Единого центра нет, каждая оппозиционная организация действует самостоятельно. Ивашкевич, Федынич предложили Народные собрания, "Стоп-бензин" организуют совершенно другие люди…

- Еще летом лидеры оппозиции прогнозировали "горячую осень", которая вылилась в пассивность. Страшно далека оппозиция от народа? Или, как отметил Валерий Костко, дееспособную белорусскую оппозицию режим уничтожил в 2000-2010 годах?

- То, что оппозиция несистемная, что оппозиция находится в политическом гетто, не является субъектом политики, - это известно давно, ничего нового здесь нет. Была надежда, что в связи с кризисом ситуация поменяется. Не поменялась…

Самая большая угроза для власти – это протесты трудовых коллективов. Смотрите, какой результат принесла забастовка водителей мусоровозов в Борисове, социальная напряженность растет и в других трудовых коллективах. Поэтому трудовые коллективы – главная угроза для режима и главный потенциал протеста. Классики марксизма-ленинизма еще заявляли, что "пролетариат — самый революционный класс общества; пролетариат — наиболее организованная часть общества". В Беларуси сохранилась экономическая структура индустриального общества. Причем у нас трудовые коллективы в основной массе являются государственными, поэтому любой конфликт рабочих с работодателями автоматически становится конфликтом с государством.


- Перед страной стоит еще один извечный вопрос: что делать? Тупо терпеть и ждать, когда скопившийся внутри пар сорвет крышку?

- Когда наступят социальные протесты, их масштаб – предсказать невозможно. Это в значительной степени завязано на социальной психологии людей. Смотрите: никто не прогнозировал социального взрыва в арабских странах. И тем не менее весь Ближний восток пылает.

Но ситуация поменялась, напряжение в обществе нарастает…

поделиться

Новости по теме

    Гроздья гнева вянут на глазах

    Вопреки расчетам и надеждам оппонентов белорусской власти, нынешняя осень отнюдь не стала горячей. Сошли на нет молчаливые протесты, заглохли "стоп-бензины", непродолжительными вышли акции солидарности с политзаключенными, население не пошло наподробности

Новости партнёров