Олег Волчек: Лукашенко - заложник фальсификаций

"Белорусский партизан"

Суд не представил доказательств вины Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, обвиняемых в теракте. И все "доказательства" их вины, добытые с нарушением процессуальных норм, должны трактоваться в пользу обвиняемых.

Такое мнение высказал правозащитник Олег Волчек в интервью "Белорусскому партизану".
Руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населению" (Киев, Украина) возмущен требованием заместителя Генпрокурора Алексея Стука приговорить двух обвиняемых в терроризме к расстрелу.

"Сегодня признательные доказательства надо воспринимать как негативное проявление предварительного расследования, и привлекать сотрудников к уголовной ответственности за "признательные показания", - говорит Олег Волчек.

- Я возмущен тем, что прокурор Стук, судья Федорцов и все остальные разве не понимают, что завтра все изменится, но людей ведь уже не вернуть! Как они будут ладить со своей совестью, как они будут смотреть в глаза своим детям, женам, друзьям?.. Этот процесс - приговор этой власти, приговор окончательный, полностью дискредитирующий эту власть. Может быть, это сценарий номенклатуры, но людей тогда жалко.

Юридически нельзя даже комментировать выступление Стука - человека, который на первой стадии возбудил уголовное дело против кандидата в президенты Александра Козулина; человек, который в 2008 году под "мультики про Лукашенко" давал санкции прокуратуры и по всем регионам днем и ночью взламывали офисы журналистов, кажется, более 30 журналистов задержали. И он говорит, что мы расследовали первое дело о теракте. Да ничего вы не расследовали! Вы завели это дело в тупик.

Я с самого начала говорил, что это процесс не правовой - мне достаточно было услышать обвинение, которое зачитывал Стук. С самого начала в этом деле было столько нестыковок, что даже не стоило до конца отслеживать процесс. Сейчас все мои сомнения подтвердились, как и в деле Автуховича. Там - теракт, здесь - теракт, там заявляли, что докажут покушение на жизнь бывшего председателя Гродненской области Савченко - получился пшик. И здесь вышел пшик. Но Автухович живой, и рано или поздно его освободят, а здесь - Коновалову и Ковалеву грозит расстрел. Это витебское дело №2 - когда расстреляют невиновных людей. По витебскому делу ЦК провело большую чистку, и один писатель бежал в Афганистан на два срока, чтобы не попасть под эту зачистку, в этом случае многим уже не придется бежать в Афганистан. Куда бежать? Эти люди, я считаю, совершили преступление, привлекая людей к уголовной ответственности без доказательств.

Власть сама прокололась. Мы вели тщательный мониторинг по взрыву 3 июля 2008 года. В 2009 году в бытность министром внутренних дел Наумов признался: да, это преступление могла совершить хорошо законспирированная группа лиц, на которых очень сложно выйти, как он сказал, но они действовали очень профессионально. Не взорвавшаяся бомба, по заключению экспертов, изготовлена очень аккуратно, профессионально, - очевидно, что не самоучка ее собирал. Бывший руководитель ОБОП Пекарский заявил, что целью взрыва 2008 года не была дестабилизация обстановки - это просто хулиганская выходка.

На сегодняшнем процессе все наоборот - это не хулиганство, это дестабилизация, и оба преступления завязаны на Коновалове. Мы еще раз вернулись к материалам того дела. Бомбу образца 2008 года невозможно было сделать не в лабораторных условиях - даже минимальное количество в 30 граммов взрывчатого вещества могло привести к взрыву, а в той бомбе было 700 граммов этого вещества.

Мы подняли свидетельские показания. Проходя через тройной кордон (там присутствовал глава государства), охрана заставляла открывать пакеты из-под сока, нюхала - контроль был самый тщательный. Тогда правозащитники пришли к выводу, что дело готовили профессионалы, что преступники покинули страну. Что характерно: тогда спецслужбы развесили три или четыре фоторобота подозреваемых - ни один из фотороботов не похож даже близко на Коновалова. Скорее всего, то взрывное устройство было заложено заранее, и являлось страховкой на случай, если не взорвется первая бомба.

Кстати, тогда Наумов, Пекарский сняли версию о покушении на Лукашенко: мол, это были замашки психа, больного. Но психбольной мог взорвать бомбу в любом другом людном месте, где не нужно было утруждать себя прохождением тройных кордонов, и заявить о совершенном.

Военные специалисты уверены, что взрыв 2008 года был целенаправленным - преступники метили по ногам, по коленям. Взрыв профессионально рассчитан - с первого раза такую бомбу не сделать, здесь нужно проводить испытания. И власть признала в 2008 году, что было применено уникальное оружие. Эксперты пришли к выводу, что в Беларуси нет таких специалистов, которым под силу изготовить такую бомбу. Объясню - почему. У нас нет никаких боевых действий, поэтому "взрывники" должны были приехать извне. В домашних условиях такую бомбу изготовить невозможно - только в лабораторных условиях или даже в заводских.

Проведя соответствующую экспертизу, стало бы ясно, что следствие зашло в тупик. Несмотря на то, что откатали пальчики у двух миллионов мужчин. Были составлены списки военнообязанных, саперов, слесарей, рабочих механосборочных заводов, химики, участники олимпиад. Коновалов тоже участник химической олимпиады - он должен был попасть под контроль, но каким-то образом не попал под контроль.

Поэтому нельзя два преступления - взрыв 2008 года и 11 апреля 2011 года - смешивать.

В суде достаточно было информации по взрыву 11 апреля, чтобы убедиться, что и это взрывное устройство изготовлено профессионалами. ФСБ России сделало замечательную экспертизу. И однозначно утверждает, что эта бомба не могла быть собрана в Витебской области. Какие еще аргументы нужны?

У меня вызывают сомнения, как человек за четыре месяца мог подготовить такое сложное оружие без проведения испытаний? Кроме того, начинать следовало с того, КТО эту информацию преподнес следствию? Поэтому адвокаты и просили следствие вернуться к началу, к тому, когда и от кого стало известно про Коновалова и Ковалева? Но следствие не захотело разбираться в том, кто задерживал обвиняемых, не захотело устанавливать, кто руки скручивал, кто проводил первые опросы-допросы, кто избивал Коновалова. В результате - тупик.

Огромные версии вызывает молчание Коновалова, которому светит вышка. Лично у меня три версии его молчания. Коновалов мог быть тайным информатором, учитывая, что в 2005 году был "засвечен" его отец-часовщик, которого таскали по витебским взрывам. Значит, таскали и сына. У спецподразделения «Алмаз» есть списки всех, кто причастен к взрывотехнике, копанию. И Пекарский еще в 2008 году проговорился, что спецслужбы установили 150 групп, причастных к взрывотехническим операциям. 150 групп в Беларуси - в каждом районе существовала своя группа. Поэтому Коновалов и Ковалев могли быть в тех списках, могли его обработать: хорошо обработали психологи, чем-то прижали и сказали: неси сумку, там ничего страшного нет.

Есть подозрения, что родственников обвиняемых возит под конвоем «Альфа»; не исключено, что ему просто сказали: начнешь говорить - пострадают родственники. Это нормальный человек: не алкоголик, не наркоман, любил девушек, любил повеселиться, - то есть, средний белорус из рабоче-крестьянской семьи. Это также могло вызвать его молчание.

За время, что Коновалов находился под следствием, с ним общались прокуроры и следователи, но не общались адвокаты. Я не исключаю, что во время нахождения в "Новинках" его могли посадить на сильнодействующие препараты, что приводит к заторможенному восприятию окружающего мира.

Возможно, после сильных избиений, наездов возникли серьезные проблемы с головой, может, человек, как в 37-м, понял: лучше признаться сразу - все равно расстреляют.

С его способностями, Коновалов не мог создать бомбу ни в 2008 году, ни в 2011 году. Ему могли показать - он описывает, но это еще значит, что человек создавал эту бомбу. И эксперты отмечали множество неточностей: значит, человек не смог запомнить все детали или просто наблюдал со стороны.

Я думаю, если бы в Беларусь приехала группа взрывников со стороны - ее бы вычислили за 2-3 дня. Если составлять психологический портрет преступников, то это - наши люди, это военные специалисты, это военные химики, это люди, имеющие отношение к военной психологии, знакомы с радиофизикой, электроникой - я бы сказал, что целая команда работала и по взрыву 2008 года, и по взрыву 2011 года. Работала комплексно. И эксперты отмечали, что даже бомбы 2008 года изготавливали разные люди. Есть сходство, но минимальное.

Следствие - и предварительное и судебное - завело это дело в тупик, и разобраться, где правда. Где ложь - очень сложно. Это нужно было делать с самого начала.

Я думаю, что Лукашенко просто стал заложником фальсификаций прокурорско-судебной системы, назад он повернуть дело не может. Я на 98 процентов ожидал, что будет смертный приговор. Оправдать их - показать, что неправильно наградили генералов, неправильно раздали медали, показали общественности, что есть террористы, есть заказчики, есть исполнители. Значит, я - не гарант покоя.

К сожалению, они идут на смертный приговор, что само по себе страшно, а общество как-то слишком спокойно воспринимают этот беспредел.

У судебного следствия есть еще шансы выделить теракт 11 апреля 2011 года в отдельное производство, расследовать его. На месте судьи я бы взял месяц для дополнительного расследования, чтобы разобрать все нюансы и не осудить невиновных людей. Чтобы не повторять ошибки витебского дела…

Я не согласен со Стуком, что доказательства собирались без нарушения процессуальных норм. С нарушением! Эти доказательства теперь можно трактовать в пользу обвиняемых.

Я до сих пор считаю, что если нет исполнителей и заказчиков, то преступление должно квалифицироваться как убийство, совершенное особо опасным способом.


- Представил ли суд доказательства вины Коновалова и Ковалева?

- Доказательств вины в суде не представлено. У меня такое ощущение, что это дело решал не суд, не прокуратура, - сидит некая структура и выносит решение по делу. Ни один человек, с которыми я общался по поводу этого дела, не считает Коновалова и Ковалева виновными. Они обвинят их, расстреляют - это усугубит положение президентской власти, понизит еще больше рейтинг, нагонит страха - и в определенный момент это может выплеснуться.

Этот процесс еще раз показал: следствие не установило заказчиков и исполнителей ни по взрыву 2005 года, ни по взрыву 2008 года, ни по 2011 году. Даже потерпевшие в зале не верят в их виновность!


- Кому и зачем понадобилось дело о теракте?

- Я думаю, что ответ на этот вопрос должно было дать предварительное следствие, расследовать, установить виновных. Следствие не дало ответа - и это вина всей власти: и КГБ, и МВД, и прокуратуры, и Лукашенко, и Совета министров. По Конституции, именно они обязаны обеспечить безопасность граждан.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров