Беларусь и «Восточное партнерство»: за уши никто тянуть не будет

Антон Тарас, Naviny.by

Итак, три соседних с Беларусью страны уже более-менее обжились в Евросоюзе. Конечно, манна небесная на латышей, литовцев и поляков не посыпалась, но и альтернативы европейскому выбору ведущие политические силы этих стран себе не представляют. А что же Беларусь? Наша страна с 2009 года принимает участие в «Восточном партнерстве» — программе Евросоюза, направленной на укрепление его отношений с восточными соседями.

Со старта восточной политики соседства и «Восточного партнерства» Литва была очень активна в этом процессе, отметил в комментарии для БелаПАН директор департамента по делам Европы Министерства иностранных дел этой страны Томас Гульбинас. Основная цель восточной политики — воодушевить соседние страны и помочь им придерживаться ценностей демократии, свободы торговли и рынка. Литва, заявил дипломат, и впредь постарается способствовать общему пониманию этих ценностей.

«Восточное партнерство» — это улица с двусторонним движением, — отметил Гульбинас. — Чем больше соседние страны хотят взаимодействовать, тем больше они могут получить от Евросоюза. Так что на самом деле конечный результат партнерства зависит и от соседей, и от ЕС».

Латвия, со своей стороны, крайне заинтересована поддерживать стратегию «Восточного партнерства», чтобы оно стало более конкретным и прагматичным инструментом. Об этом БелаПАН заявил политический директор латвийского МИДа Андрис Разанс.

В сентябре этого года в Варшаве участники саммита «Восточного партнерства» приняли стратегию, обусловившую отношения восточных партнеров с ЕС. А именно: страны, наиболее вовлеченные в реформы, получат от отношений с Евросоюзом наибольшую выгоду (так называемый принцип «больше за большее»).

Участницами «Восточного партнерства», помимо Беларуси, являются Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова и Украина. О вступлении представителей этой шестерки в ЕС речи пока не идет, отметил дипломат, но те из них, у которых есть такое желание, смогут привлечь экспертов ЕС и финансовые средства, что сделает их более готовыми к вступлению.

«Очень скоро Еврокомиссия выработает план действий для «Восточного партнерства», — сообщил Разанс. — Этот план станет действительно полезным инструментом и для партнерских стран, и для Европейского союза».

Но не долго ли Брюссель кормит обещаниями? Отметим, что ряд экспертов говорят о сырости «ВП» и слабости ее стимулов для шестерки постсоветских стран.

Критично оценил эффективность «Восточного партнерства» в беседе с корреспондентами БелаПАН член правления Центра международных исследований (Варшава) Войцех Бородич-Смолиньски. Он отметил, что если рассматривать «ВП» с точки зрения демократизации, свободы и выработки европейского вектора шести стран-партнеров, то можно сказать, что проект пока не вполне действенен.

«Восточное партнерство» можно также рассматривать как попытку ЕС вывести соседей из-под влияния России, о чем политики не всегда говорят официально.

Плюс ко всему, восточные соседи обладают либо энергоресурсами, либо инфраструктурой для их транспортировки. Поэтому в программе можно увидеть и попытку ЕС обеспечить себя энергией. В том числе за счет альтернатив, что может задевать интересы России, и в частности — компании «Газпром», которую Бородич-Смолиньски сопоставляет с российским внешнеполитическим ведомством.

Но полностью оценивать эффективность программы, которая существует всего два года, пока рано. Создание «Восточного партнерства» пришлось на период мирового экономического кризиса. И европейские политики не хотят тратить слишком большие деньги на государства, дальнейшая судьба которых туманна по ряду внутренних причин.

Европа не обещает партнерам открыть двери в ЕС прежде всего потому, что не все туда стремятся. Предполагалось, что Украина захочет вступить в ЕС, но оказалось, что в политическом смысле она сейчас становится все больше похожей на Беларусь. Грузия заявляет о желании вступить, но и там ситуация оставляет желать лучшего. «Счастливым ребенком «Восточного партнерства» может стать Молдова, отметил эксперт.

Брюссель не собирается за уши тянуть партнеров в проекты «Восточного партнерства», подчеркивает Бородич-Смолиньски. Географически партнеры принадлежат к Восточной Европе, поэтому в перспективе у них есть шанс стать членами Евросоюза. Но пока немцы или, скажем, французы не заинтересованы в расширении ЕС, поскольку от этого зависит европейский бюджет.

«Проблема в том, что наши восточные партнеры в плену иллюзии, будто их ждут в Евросоюзе. Но никто в Евросоюзе никого не ждет. И чтобы Евросоюз вообще думал о расширении, за это нужно бороться», — подчеркнул Бородич-Смолиньски.

Таким образом, если власти Беларуси не захотят эффективно участвовать в том же «Восточном партнерстве», то никто их к этому принуждать не будет. Официальному Минску известно, что нужно сделать, чтобы наладить сотрудничество с ЕС.

Соответствующее политическое решение могут принять правительство и глава государства. С другой стороны, в ситуации социальной напряженности само общество может выбрать европейский вектор развития, говорит аналитик.

Андрис Разанс считает нынешнее состояние отношений между ЕС и Беларусью крайне неважным и выступает за их улучшение.

«Беларусь — часть «Восточного партнерства», и я думаю, что у нее есть все шансы воспользоваться этим инструментом, — заявил дипломат. — Конечно, для этого существуют очень ясные условия, и ЕС описал их очень конкретно. К сожалению, в нынешней ситуации мы не используем те возможности, которые действительно существуют».

Европейский союз неоднократно заявлял, что без освобождения и реабилитации политических заключенных в Беларуси полноценное сотрудничество между сторонами невозможно.

Томас Гульбинас говорит, что ЕС применяет по отношению к Беларуси двойной подход. Первая составляющая — санкции в отношении тех чиновников, которые ответственны за нарушения прав человека, объяснил он. Вторая составляющая — это поддержка гражданского общества. Дипломат подчеркнул, что такая политика была принята именно потому, что ЕС считает ее эффективной.

«Следует помочь гражданскому обществу Беларуси стать сильнее благодаря контактам с партнерами за рубежом», — отметил Гульбинас. По этой причине в сентябре 2010 года литовское правительство приняло решение отменить сборы за национальные визы для белорусов.

Помимо этого, Литва и Беларусь подписали соглашение о малом пограничном движении. Оно ратифицировано, но пока, к сожалению, не стало работать. Документ вступит в силу лишь тогда, когда страны уведомят одна другую о завершении необходимых внутренних процедур.

Войцех Бородич-Смолиньски говорит, что Евросоюзу очень сложно выработать политику по отношению к Беларуси. С одной стороны, необходимо сотрудничать с властями, поскольку именно они принимают решения и только от них зависит, каким будет белорусское законодательство.

От оппозиционных сил и гражданского общества Беларуси принятие ключевых решений не зависит, отмечает наш собеседник, поскольку эти силы расколоты и сами не всегда знают, чего хотят. Такая ситуация — на руку нынешнему белорусскому правительству. Но она может очень быстро измениться, говорит эксперт — «все зависит от людей».

В последние годы ЕС пытался наладить контакт с руководством Беларуси, и эта не удавшаяся в итоге попытка могла при ином повороте сюжета дать выигрыш обеим сторонам, полагает Бородич-Смолиньски. Опять-таки, два года — слишком короткий срок, чтобы оценить правильность выбора политики.

Проблема, говорит эксперт, не в том, что ЕС пытался вести диалог с белорусскими властями, а в том, что он не смог выработать правильный подход по отношению к белорусскому обществу. Проекты и тендеры ЕС были оторваны от белорусской реальности. Сейчас же, когда в Беларуси изменилось законодательство, участие в таких проектах, получение евросоюзных средств создает реальную угрозу для белорусов.

ЕС, по мнению эксперта, не до конца понимает, что разработанные им в рамках сотрудничества с другими государствами законы не обязательно эффективны при взаимодействии с жестким авторитарным режимом.

В нынешней ситуации Бородич-Смолиньски считает эту проблему не разрешимой теми инструментами, которые есть у ЕС. Необходимо придумать новый инструмент. Чтобы он был не слишком бюрократическим, очень простым для белорусов и пригодным для использования в других государствах.

Этот инструмент должен обеспечить правильное использование европейских средств получателями. С другой стороны, он не должен создавать для них угроз и дополнительных проблем.

От себя добавим: инструменты — это лишь инструменты. Да, они важны, но главное зависит от людей. Беларусь в этом плане пока на распутье, общество расколото, а правящая верхушка отчаянно лавирует в интересах удержания власти. И сейчас геополитический маятник пошел на восток… Европейский выбор белорусов остается под большим вопросом.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров